Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Всегда на коне

Сергей Иванов

Народному артисту России, представителю двух цирковых династий Сарвату Бегбуди исполнилось 65 лет. Знаменитый артист буквально на несколько дней взял антракт, прилетел в Москву, оставив в шапито китайского города Гуанчжоу на попечении своей жены Светланы беспокойное хозяйство - мини-табун вороных лошадей.

В семь с небольшим Бегбуди уже выступал в конном номере «Двойной гротеск» под присмотром своей мамы - народной артистки Узбекской ССР Лолы Ходжаевой. Совсем юный, но вполне подготовленный наездник, стоя на лошади, прыгал через ленты, белозубо улыбаясь, делал другие трюки. Когда Сарвату исполнилось восемь лет, в его жизнь вошел именитый цирковой дрессировщик Юрий Владимирович Дуров - отчим стал знакомить талантливого подростка с секретами своего мастерства.

- Сарват Мидхатович, ваши детские годы прошли в цирковых опилках?

- Я был цирковым ребенком. Конюшня, зверинец, артистические гримерки и манеж - вот атмосфера детства. Мой дед, непререкаемый авторитет в семье Ходжаевых, в восемь лет увязался за передвижным цирком, был акробатом, выступал с головокружительными трюками на трапеции, известность приобрел как канатоходец, в народе его называли Мухаммед-чокан - быстрый, ловкий. Наконец он остановился на дрессуре лошадей. Перед Великой Отечественной войной ему присвоили звание народного артиста Узбекской ССР. Его дети Ловар и Лола также связали судьбу с цирком, а меня дедушка посадил на лошадь пяти лет от роду.

- Впечатление того дня сохранилось в памяти?

- Было очень неудобно, тряско. Дед лукаво сказал: ну тогда попробуй стоя. И я попробовал. Года через три - дебют в Уссурийском цирке. Помню, в амфитеатре тогда сидели сотни детей, ведь это была утренняя воскресная программа. Сосали леденцы, облизывали петушков на палочке. Вывел меня на манеж Акрам Юсупов. «Какой осел запретит такому молодцу выступать на арене?» - показывая на меня, спросил у зала великолепный клоун, кумир публики. «Ты запрещаешь?» - он обратился к своему чудесному ослику, и тот в ответ замотал головой. Раз так, я в мгновение ока запрыгнул на лошадь, которую пустили в манеж. Ребятня отчаянно хлопала в ладошки, наверное, мечтая оказаться на моем месте. Тот дебют был «нелегальным», потому что детям до 13 лет приказом по главку не разрешалось выступать в цирковом «конвейере». Законный же дебют состоялся в 1958 году в Магнитогорском цирке - едва я дождался, когда наступит долгожданная пора. И у добрых инспекторов манежа отпала необходимость закрывать глаза на отдельное нарушение распорядка в цирковом доме.

- Чем вы тогда удивляли почтеннейшую публику в рекордном номере мамы и дяди?

- Помню, три наши лошади мчались по кругу навстречу друг другу, при этом мама прыгала, повторяю, на встречном движении через два обруча и приходила на круп второй длинногривой красавицы. Дядя Ловар крутил сальто-мортале через три ленты. А я прыгал через шесть лент, выполнял другие эффектные трюки, когда исполнилось 13 лет, номер стал называться «Тройной гротеск».

- Когда и как к вам пришло увлечение жонглированием на лошади?

- В начале 1960-х. Бесспорным первым номером у нас в этом жанре был Николай Ольховиков, артист-новатор, который на спине скачущей по кругу лошади жонглировал зажженными факелами, пятью и более мячиками, кольцами, удерживал поднятый на подставке поднос с наполненным графином и стаканами, закидывал в стакан с носка ноги чайную ложечку... Техника филигранная! Я «подглядывал» за ним не только на выступлениях, но и на репетициях. В 1959 году, работая в одной программе в Сочи, буквально не давал ему прохода. В итоге он стал помогать мне осваивать жонглирование на лошади. Одновременно шефство надо мной взяли Александр и Виолетта Кисс, представители знаменитой семьи жонглеров. Годы шли, отмечу приятный момент: однажды получилось так, что мы работали с Николаем Ольховиковым в одной программе летнего цирка в Москве, и мастер поздравил меня от души, прослезился, отдал свою отлично выдрессированную лошадь, поскольку моя вдруг заболела. Сам он как жонглер уже не выступал, создал конно-акробатический аттракцион «Русская тройка».

Номер «Жонглер на лошади» я работал 35 лет. Даже став дрессировщиком, не смог забросить свой жонглерский реквизит.

- В конце 1970-х годов вы вместе с дрессировщицей Ольгой Денисовой стали лауреатами Всесоюзного конкурса артистов цирка. Удачу принес номер со слонами, ваши питомцы - индийские слонихи Зита и Чани - задорно играли со зрителями в футбол огромными мячами, ходили по узкому буму, садились на тумбу, как бы шутя, выполняли другие сложные трюки.

- Когда мне исполнилось семнадцать, Юрий Владимирович Дуров доверил самостоятельную дрессировку куниц и пони. Это были начальные шаги в карьере дрессировщика. А затем я подготовил номер со слонами - интеллектуалами животного мира. О первой паре слоних вспоминаю не без удовольствия. Они были такие разные. Зита - невозможная хулиганка! Вечно в поиске, что бы такое сломать или стянуть. Надо было видеть, на какие хитрости она пускалась, лишь бы обмануть Чаньку и отнять у нее любимую игрушку - автомобильную покрышку. У флегматичной Чани свои чудачества: скажем, прихожу ее готовить к выступлению, а она закроет глаза, делает вид, что ничего не понимает и вообще спать хочет. А сама тем временем хобот в мой карман запускает и сахар таскает.

- В дальнейшем вы ставили номера с различными животными: азиатские и африканские слоны, лошади, белые тигры, носороги, зебры, шимпанзе и даже жираф. Как удавалось найти общий язык с такими разными подопечными, превратить животных в артистов?

- Я был дружен с замечательным немецким дрессировщиком лошадей Руди Эндерсом, так вот его слова: «Самое главное - правильно дать животному А, В, С - своего рода грамоту, основу, а дальше все пойдет как по маслу...» Очень точно сказано. А еще я никогда не считал зазорным консультироваться со специалистами в жанре дрессуры - это Борис Манжелли, Владимир Шевченко, Юрий Ермолаев, Марица Запашная... Затем выбирал, что мне подходит, что нет. Важен также личный опыт, своя наработанная с годами методика, которую можно развивать. Тогда интересно работать.

- Помню и аттракцион «Тигры на лошадях». Как полосатые хищники вошли в вашу жизнь?

- У меня были сомнения - уж очень сильно работал дрессировщик Владимир Шевченко, но он мне сам посоветовал переключиться на хищников, благословил. Тигры-жокеи - идея в мировом цирке не нова, но у нас это воспринималось как неординарный эксперимент. Номер просуществовал четыре года, затем меня захватила идея номера с белыми тиграми. В то время их всего-то на земном шаре насчитывалось 160 экземпляров, мне приобрели четырех - две девочки и два мальчика. Потом они, молодцы, дали потомство в неволе - еще девять белых тигров.

- Сейчас ваше предпочтение - лошади. Венгерские лепицианы, вороные голландские фризы (королевская порода) на «свободе» - красота, грация, послушание...

- Я выводил на манеж 12 лошадей, у каждого из питомцев свой характер. Одни слишком пугливы, при опасности - просто бегут напролом, другие драчуны, ведь в табуне всегда идет борьба за лидерство. В дрессировке под каждого приходится подстраиваться, и для этого существует предостаточно хитростей. Кстати, лошади плохо поддаются дрессуре, самые бездарные в этом плане животные.

- А как же тогда фильмы прошлых лет - «Застава в горах», «Смелые люди»? Все зрители восхищались умным Орликом, боготворили Буяна, которые понимали своего бесстрашного хозяина с полуслова.

- Художественный вымысел...

- Сарват Мидхатович, вы сейчас выступаете с шестеркой лошадей в международной шоу-программе. Какими посулами китайцам удалось вас заманить к себе?

- Они сказали, что наслышаны о моих успехах в дрессуре лошадей, и обратились с просьбой подобрать «лучших животных, не заботясь о цене», сделать конный номер - так называемую «свободу», то есть свободная дрессировка. Сюжетная канва на мое усмотрение. Я предположил, что на это уйдет год, они в ответ: «Позялюста». С китайским импресарио съездили в Голландию, Испанию, приобрели лошадей-красавцев и самолетом доставили в китайский город Гуанчжоу. Там в отличном цирке шапито на 8 тысяч мест в мгновение ока построили конюшню с великолепными денниками, душем для животных, кондиционерами. Я создал номер, единственно смущал размер арены: вместо привычных 13 метров - аж 21! Когда я понял, что это неудобно для жанра дрессуры, сказал директору цирка. На эту просьбу опять покладистое «позялюста», и сделали для номера дополнительный барьер, правда, и сейчас это не круг - рабочая площадка 15х17 метров.

- Понятно, что вы сегодня на коне, но есть ли надежда, что вернетесь к нашим «баранам»? Или коготок увяз?..

- Скучаю очень и вдобавок никак не могу привыкнуть к китайской пище - просто мучение! Хотя в контракте все как нельзя более устраивает, манит на Родину...

- Ваша супруга, можно сказать, нецирковой человек - юрист по образованию. Как она стала ассистенткой в номере?

- Светлана работала в банке. Когда я предложил ей штампик в паспорте, то «в нагрузку» - и новую запись в трудовой книжке. С тех пор она моя жена и работаем вместе. Освоилась в конном цирке на твердую четверочку.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта