Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Мастер перегруппировки действительности

Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ

Биографический жанр сегодня в моде. О биографиях знаменитых людей с удовольствием пишут журналы, в основном, конечно, глянцевые, и непременно в гламурном ключе, кто с кем, когда и при каких обстоятельствах... Андре Моруа, которому исполняется 125 лет со дня рождения, тоже увлекался описанием исторических персон, но писал о них иначе. Его в основном интересовала психология героев, а не их постельные приключения.

«Что может быть гениальнее самой жизни?» - заметил как-то Моруа. Главное, что объединя-

ет все, написанное Моруа, - это его метод, биографический подход к творчеству. В основе лежит знаменитая формула Флобера: «Госпожа Бовари - это я». Моруа умеет влезть в шкуру своего героя и понять его мотивы, которые им двигают. Историко-литературные студии французского писателя носят отнюдь не академический характер. Они ясны и понятны рядовому читателю, а обращение к прошлому помогает понять настоящее.

«В чем роль художника? - спрашивал Моруа и отвечал: Прежде всего в том, чтобы отобрать из бесконечного многообразия жизни или документов существенное. Затем организовать материал, ибо жизнь человека - независимо от того, выдуманный этот персонаж или реальный, - хаос. В нем ничего нельзя понять...»

Эмиль Эрцог, иногда встречается другая транскрипция - Герцог (Андре Моруа - это псевдоним), родился 26 июля 1885 года в городке Эльбёф под Руаном, в семье владельца текстильной фабрики. Потом Моруа стал сам провинциальным фабрикантом, чтобы затем оставить бизнес и превратиться в писателя с мировым именем.

«Считается, что люди, у которых было счастливое детство, остаются оптимистами на протяжении всей жизни, несмотря на всевозможные испытания и преграды, - писал Моруа в своих мемуарах. - Мое детство доказывает справедливость этой мысли. Мало кто испытывал столь прочное чувство восхищения родителями... Мой отец Эрнест Эрцог, человек бескорыстный, смелый и трогательно скромный, знавал лишь четыре предмета страсти: Франция, Эльзас, фабрика и семья. Остальной мир для него просто не существовал... Воспитывала меня мать; когда мне исполнилось 4 года, она научила меня читать. Она писала и говорила на классическом, очень чистом французском языке. Мне доставляло огромное удовольствие, когда мама читала вслух стихи, особенно трогательные, героические, грустные...»

Моруа повезло с лицеем Корнеля в Руане, там были блестящие преподаватели, они развили в мальчике любовь к литературе и отточили стиль его письма. На национальном конкурсе сочинений среди учеников лицеев и колледжей Моруа завоевал приз. В 12 лет он сочинил историческую трагедию в стихах и тем самым определил свой дальнейший жизненный путь.

С юности Моруа был романтиком. «Я мечтал о любви, которая была бы и страданием, и жертвой, и поклонением». Естественно, девушки его привлекали к себе; встречаясь с ними, он им с увлечением рассказывал о жизни философа Спинозы, а они, по его позднейшему признанию, ожидали от него «самых заурядных пошлостей». Если продолжать женскую тему, то Моруа женился в 27 лет на романтической девушке Жанине Шимкевич. В браке родилось трое детей (дочь Мишель впоследствии стала писательницей), но союз с Жаниной оказался недолгим: она умерла через 12 лет после бракосочетания. Через два года, в 1926-м, Андре Моруа женился вторично на Симоне де Кайаве. Ее мать когда-то держала литературный салон. Симона, будучи малышкой, читала наизусть Шекспира. Ее девочкой водил гулять знаменитый Анатоль Франс, а когда она расцвела, в нее был влюблен Марсель Пруст. В такую литературную даму не мог не влюбиться Андре Моруа. С Симоной он прожил долго и счастливо.

Отец Моруа очень хотел, чтобы сын продолжил его дело. Сын старался, постигал премудрости производства шерстяных тканей, но любовь к литературе была сильнее. Когда разразилась Первая мировая война, будущий писатель оказался в составе Британского экспедиционного корпуса. В 1919 году был демобилизован в чине лейтенанта. Армия дала Моруа тему, и в 1918 году вышел в свет его первый роман, подписанный псевдонимом Андре Моруа, «Молчаливый полковник Брэмбл». «Успех «Молчаливого полковника Брэмбла» показал, что я способен написать книгу и найти своего читателя», - отмечал Моруа в воспоминаниях. «Моей мечтой стало уединяться и читать, писать, отрешиться от суеты, окружить себя образами, созданными моим воображением».

Первые романы Моруа были посвящены жизни высшего общества, и в них тонкий психологический анализ сочетался со сдержанной легкой иронией («Бернар Кенэ», «Превратности любви», «Семейный круг» и другие). Помимо семейных романов, Моруа писал новеллы, литературно-критические эссе, выступал с лекциями, в частности в США. Написал книгу об истории Соединенных Штатов. Но славу Моруа принесли его биографические романы, посвященные жизни и творчеству Шелли, Дизраэли, Байрона, Вольтера, Тургенева, Жорж Санд, Виктора Гюго, Флеминга и других знаменитостей. Упомянем еще сборники «От Пруста до Камю» и от «Андре Жида до Сартра». У нас, в России, особенным успехом пользуется блистательная книга Моруа «Три Дюма», написанная в 1957 году. Последним исследованием писателя стала книга «Прометей, или Жизнь Бальзака».

23 июня 1938 года Андре Моруа был принят во Французскую академию (19 голосов «за», 13 «против»). Как написал Моруа, «я был, выражаясь словами Дизраэля, «на самой верхушке масленичного шеста». Прибавим к этому орден Почетного легиона, мантию доктора Оксфордского университета, ну, и прочие награды, которые получил за свою литературную деятельность Андре Моруа. Был ли он счастлив? Сам он на этот счет говорил так: «Счастье для меня никогда не бывало безоблачным и долгим». Да и если внимательно прочитать все книги писателя, то одна мысль пронизывает их все: утраченные иллюзии...

«Где же счастье? - спрашивал Моруа и отвечал: - Это мужественное стремление принять жизнь такой, какова она есть. Жизнь не может быть совершенно счастливой, - согласен, но значительная ее часть может быть таковой, и это зависит от нас. Счастье не в том, что происходит. Оно в сердце живущих. Верить в счастье, подобно мне, значит превратить его в истину, ибо счастье - в вере в него. «Где же счастье?» Оно около нас. Оно очень просто и очень банально. И оно не может быть ложным, ибо оно есть состояние души».

Ну, а как Моруа понимал процесс создания произведений? «Художественное творчество, - говорил он, - это не сотворение мира. Это перегруппировка элементов действительности». И еще: «Роман - это возвышенная форма лжи». Но лжи завораживающей и похожей на правду.

И еще одно рассуждение Моруа следует привести: «Книги открывают нам, что другие люди, более умные и значительные, терпели такие же беды и жаждали того же, что жаждем мы. Книги - это двери, распахнутые в чужие души... Вечер, проведенный за чтением великих произведений, для души значит столько же, сколько для тела - отдых в горах: человек спускается с этих вершин обновленным, его легкие, его мозг словно омыты от копоти; и он храбро шагает навстречу новым испытаниям, которые ждут его на равнинах обыденной жизни».

«Старость, - отмечал Моруа, - это дурная привычка, для которой у активных людей нет времени». Писатель так и жил: книги, «круглые столы», коллоквиумы, выступления. Он утверждал: «В старости особенно важно жить каждую минуту». Моруа так и жил. Свои «Мемуары» он довел до осени 1967 года. Андре Моруа умер 9 октября в тот же год, в возрасте 82 лет.

«Жизнь коротка; это понятно; но по сравнению с чем?» - спрашивал Моруа. И еще он говорил: «Не стоит ориентироваться на общественное мнение. Это не маяк, а блуждающие огни». Надо верить в себя, в свои знания и опыт. И помнить о том, что, как писал Моруа: «Человеческая природа со времен Лабрюйера (Жан де Лабрюйер, французский писатель-моралист XVII века. - Ю. Б.) не изменилась. И хотя двор не именуется больше двором и главой государства является уже не король, а человек, облеченный властью, окружающие его льстецы и доверенные лица сохраняют все те же черты характера. И по-прежнему справедлива мысль, что настроение людей, их восхищение и вдохновение вызываются успехом и что нужно немногое для того, чтобы удачное злодеяние восхвалялось как подлинная добродетель».

Сколько мудрых назиданий и тонких наблюдений можно найти в книгах Моруа. На мой взгляд, его книги - это учебники о человеческой сущности и человеческом общении. Для читательниц «Письма к незнакомке» - это целый кладезь размышлений о природе чувств. Не могу не привести хотя бы одно: «В беседах друг с другом женщины имитируют дух товарищеской солидарности и той доверительной откровенности, какой они не позволяют себе с мужчинами. Но за этой видимостью дружбы - сколько бдительного недоверия, и как оно, признаться, оправдано».

В Париже я пошел на бульвар Мориса Барреса к дому, где в последние годы жил Андре Моруа, специально чтобы «снять шляпу» перед великим рассказчиком исторических историй, тончайшим психологом и изумительным стилистом. Можно даже сказать так: я - один из его робких учеников, и я горжусь школой Моруа.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта