Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Тень Берлинской стены

Лев МОСКОВКИН

Берлинской стены нет уже двадцать лет, но она стала материальным символом едва ли не всех человеческих проблем, местом опасной встречи человека и власти, будучи выстроенной строго там, где ее в себе чувствуют люди.

Читая сборник «Минуя границы. Писатели из Восточной и Западной Германии вспоминают» (издательство «Текст»), отбиваешься от возникающего впечатления острой потребности в этой самой стене.

История знает много подобных попыток - от Великой Китайской стены до новой палестинской. Символом духовной сегрегации стала именно Берлинская стена. Столь же символическое ее разрушение не привело к устранению проблем, но показало, что она была материальным воплощением проблем - отнюдь не причиной.

Кстати, она была вполне проницаемой, несмотря на физическую угрозу жизни для перебежчиков.

Сборник произведений 23 авторов подготовлен и издан на немецком и русском одновременно к 20-летию устранения стены, причем переводчики сами являются известными авторами.

Пожалуй, наиболее стойкое послевкусие от столь разных рассказов сборника - мысль о первичности человеческого состояния и семейных отношений над системой власти и государственности, о которую они проверяются, закаляются, разбиваются.

«Как вам известно, болото «фронтового города» Западного Берлина грозило отравить атмосферу в нашей Германской Демократической Республике. Мерами, предпринятыми тринадцатого августа, мы лишь протянули санитарный кордон, э-э-э, я бы сказал, «пояс здоровья» вокруг этого болота «фронтового города» Западного Берлина. Это имеет для нас двойное значение. Во-первых, мы нанесли тем самым поражение западногерманскому милитаризму и одновременно весьма чувствительно уменьшили опасность военных провокаций со стороны Западного Берлина. Во-вторых, мы добились следующего... Ну, вы знаете, наркотически зависимых, как известно, в их же интересах и для их оздоровления изолируют от наркотика. Точно так же мы отделили некоторых одурманенных болотом «фронтового города» граждан нашей республики в их собственных интересах, ради их же выздоровления от этого болота Западного Берлина. И я убежден, что у большинства из них болезнь еще излечима», - сказал в 1961 году Вальтер Ульбрихт, по версии одного из авторов сборника Йенса Шпаршу, доктор Айзенбарт - фольклорный персонаж, врач-шарлатан.

За точность диагноза не отвечаю, но выздоровления точно не произошло.

Формальные сведения из аннотации к сборнику напоминают, что в 2009 году Германия отметила юбилей объединения и 20-ю годовщину падения Берлинской стены: «9 ноября 1989 года вещественная граница между Западным и Восточным миром протяженностью 1378 километров потеряла всякий смысл».

К этой памятной дате немецкая писательница Юлия Франк попросила авторов из Западной и Восточной Германии написать о том, что значила граница в их жизни.

«Читая антологию, можно познакомиться с жемчужинами современной немецкоязычной прозы и составить представление о богатстве современной немецкой литературы», - говорится в аннотации.

«Мысль заклинило. Я не знаю, как выразиться яснее. Я пишу: ты, смехотворное табу, услышанное однажды, услышанное сегодня в грохоте столкновения с застойным, полным и пошлым молчанием. О том, что Стена была белой там, где обрезала концы восточно-берлинских улиц. Что за ней были только теле- и радиострана с «Лесси», «Звездным патрулем», Миком Джаггером, Юлианой Бартель и Удо Линденбергом («А вы грезите о рок-фестивале на Александерплац с «Роллинг стоунз» и какой-нибудь группой из Москвы). Что за ней в защиту мира догола раздевались только хиппи и что там, конечно, были империализм, бедность, преступность. А перед Стеной - мы, выстроенные в ряд товарищи из картона, и - чтобы всю жизнь ни шагу из строя, никаких альтернатив. Что социализм в своем убожестве являлся следствием немецкой катастрофы. Одним именем моего табу было Смирение: смирение с тем, что ты смирился. Другое же имя расшифровывалось примерно так: сознательное участие в борьбе за изменение общественного устройства. Мы ведь заглядывали не только в труды Маркса и сочинения Ханса Мюллера, но и в то, что было нарисовано воображением Платона, Мора, Кампанеллы. Мы знали, что живем в «Прекрасном новом мире», и все же долго, очень долго шли в одной упряжи с конягой из «Скотного двора», который комментировал изменения в принципах руководимого обер-боровом общества, покачивая головой и призывая себя работать с еще большей энергией». Что было дальше, читайте в рассказе Уве Кольбе «Табу».

Пусть лучше будут стены, чем моря крови без всяких преград.

Сборник получился очень интересным - далеко за рамками интереса к Германии, ее Стене и даже Холокосту, оставляя ощущение, что лучше б не возникали причины для его появления.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта