Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Россия может упустить последний шанс

Алексей КИВА

«Простые парни» во власти, как сказали бы в Америке, не подготовлены к тому, чтобы создать собственную модель развития, решать собственные проблемы в соответствии с условиями собственной страны, а не пытаться заимствовать их в странах иной культуры и иного уровня развития. Если посмотреть на наши постсоветские реформы, то легко увидеть, что все или почти все было не плодом наших мучительных размышлений, сложных поисков, удачных решений, а пришло с Запада в виде кальки. Даже президентскую систему власти мы заимствовали у США, правда, попутно «прихватили» кое-что и у Франции, в результате, кроме администрации, как в США, у нас еще есть и правительство, как во Франции. И стало непонятно, кто за что отвечает. И то, что определяющие экономический курс страны де-факто продолжают следовать установкам «Вашингтонского консенсуса», - это вообще не поддается пониманию.

В этом же ряду и неумение подобрать сильные и ответственные за порученное дело кадры. «Обескураживает отсутствие ответственности за провалы, - говорил уже упоминавшийся крупный финансист и мудрый человек Виктор Геращенко (по кличке Геракл). - Что бы ни натворили - никто ее не несет. Те же лица перетасовываются. Но все – по вертикали. Либо в послы, либо в Совет безопасности, еще – в советники президента. (От себя добавлю: и в Совет Федерации. – А. К.). Или руководить ведомством, агентством. Чаще – рулят дальше. И хотя «идут в пике», сами «катапультироваться» не желают».

И как анекдот, Геращенко рассказывал о том, как назначенный на его место в Центробанк «кадр» думал, что банк держит рубли и валюту наличными и потребовал «ключи от сейфа, где деньги лежат». Хорошо, что этого «кадра» быстро убрали. Уже притчей во языцех стало то, что министерства и ведомства у нас нередко возглавляют люди, далекие от их профиля.

Как бы мы ни ругали большевиков, но, придя к власти, в парадигме избранной ими модели они действовали профессионально. Когда у них не было своих кадров, они использовали «буржуазные» кадры – «спецов». Когда страна остро нуждалась в индустриализации – они закупали, причем имея ограниченные средства, в США и Германии новую технику и целые заводы. Приглашали и западных специалистов – только не политических советников, как при Ельцине, а инженеров, технологов и пр. У большевиков не было и такой практики, чтобы экономическое ведомство возглавлял юрист, развитием системы здравоохранения занимался инженер, сельского хозяйства - врач, а военным строительством ведал специалист по мебельному делу.

Даже страшно подумать, что бы делала наша властная команда в чрезвычайной для страны ситуации. Могла ли бы она обеспечить срочную эвакуацию вглубь страны после начала войны сотен и тысяч предприятий оборонного значения, как это сделали большевики? Или восстановить в короткий срок разрушенные в ходе войны тысячи промышленных предприятий, электростанций, дорожную инфраструктуру, тысячи городов и сел? Или мобилизовать истощенные тяжелой войной ресурсы для создания в неправдоподобно короткий срок атомного оружия, баллистических ракет, ракетного щита вокруг Москвы? Вопросы риторические. А ведь китайцы могут решать и решают проблемы такой сложности. Например, за несколько лет в сложнейших условиях высокогорья была построена железная дорога в Тибет, а в конце 2009 года должна войти в строй самая мощная в мире ГЭС на реке Янцзы (18 млн. кВт). И кажется просто невероятным, что за считанные годы огромную территорию Китая стали прорезать современные автострады, по протяженности уступающие только автострадам США.

И даже если бы у нас появились люди крупного масштаба «наверху», то они столкнулись бы с разрухой «внизу», а еще с такими проблемами, которые нерешаемы в короткий срок. Как сказал кто-то из видных ученых, у нас еще могут появиться крупные физики, математики, но только не инженеры масштаба Сергея Королева: нет современной промышленности, нет машиностроения и его сердцевины - станкостроения. Однако, когда наука не в чести, научная инфраструктура в кризисе, сырьевая экономика не предъявляет спроса на открытия и технологии, а самые способные юноши уезжают из страны или уходят в бизнес, - как могут появиться такие величины, как П. Капица, Л. Ландау, Ю. Харитон, Я. Зельдович, Анат. Александров, М. Келдыш, И. Курчатов? Положительного ответа я не вижу.

На чем основан катастрофический сценарий математиков?

У нас почему-то боятся катастрофических сценариев, которые даются учеными как предупреждение властей и общества, что есть причины для реализации худших сценариев, если не будет сделано то-то и то-то. И бояться надо не сценариев, а бездействия властей и индифферентности общества, которые их игнорируют. В демократических странах такие сценарии входят в обязанность футурологов, их дают и спецслужбы, ибо, как говорится, предупрежден - значит вооружен. И власть к таким сценариям прислушивается. Уже немало футурологов - лауреатов Нобелевской премии. В авторитарных же странах к неблагоприятным сценариям нередко относятся так, как в сатрапиях относились к гонцам, приносившим сатрапам дурную весть.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта