Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Россия может упустить последний шанс

Алексей КИВА

На Сталина ни раскаяние, ни мольбы о пощаде, ни слова о глубокой преданности ему со стороны невинных жертв, как мы знаем, не действовали. При этом Сталин уничтожил крупнейших экономистов (Н. Кондратьев, А. Чаянов и др.), биологов, генетиков (Н. Вавилов и др.) и т. д. Мао же в основном отправлял своих ученых на перевоспитание в деревню, в худшем случае – в тюрьму, откуда, кстати говоря, Дэн Сяопин и вытащил после смерти Мао талантливейшего экономиста Чэнь Ицзы, сыгравшего большую роль в формировании китайской модели реформ.

И что, пожалуй, едва ли не самое главное, избежал гибели Дэн Сяопин, хотя и дважды был репрессирован. А Дэн Сяопин – это не просто талантливый человек, а человек глубоких знаний, широкого кругозора, на своем веку много повидавший и много испытавший, к тому же имеющий за плечами огромный опыт руководства. Он учился и во Франции, и в СССР в период нэпа, вместе с Мао участвовал в «Великом походе». В годы Хрущева он уже был генеральным секретарем ЦК КПК, побывал на постах заместителя председателя ЦК КПК, заместителя премьера Госсовета, начальника генерального штаба НОАК. К моменту начала реформ (декабрь 1978 года) ему уже было 74 года. В таком возрасте умный человек, как правило, становится еще и мудрым.

Сильный и многоопытный лидер подобрал и сильную команду и установил твердые правила ротации кадров. Не более двух сроков по 5 лет каждый для генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР (в одном лице) и столько же для премьера Госсовета. И предложения корыстолюбцев, подхалимов и лизоблюдов насчет продления срока полномочий первого лица или провозглашения даже самого успешного и яркого из них очередным «кормчим», то есть национальным лидером, сами бы руководители пресекли на корню. И кадры формируются по принципу отбора сильнейших, доказавших умение руководить крупными центрами и коллективами. Например, сменивший Дэн Сяопина как первый руководитель страны Чжан Цзэминь был успешным мэром почти двадцатимиллионного Шанхая – крупнейшего промышленного, научно-технического, торгового и культурного центра страны...

И чтобы первый руководитель тянул за собой своих сокурсников, сослуживцев, земляков и прочих – в Китае такой практики нет и быть не может. Да, в Китае однопартийная система, но все крупные вопросы, в том числе кадровые, решает не келейно один человек, а Политбюро ЦК КПК и публично – ведь многие вопросы выносятся на съезды и пленумы. Во всяком случае там не может быть такого явления, чтобы страна не знала руководителя до назначения его премьером, как это происходит у нас. С. Кириенко, М. Касьянов, М. Фрадков, В. Зубков – кто их знал, кроме узкого круга лиц? Каждый премьер в Китае – это крупная личность, доказавшая своей предыдущей деятельностью способность решать гигантской сложности задачи по претворению в жизнь принимаемых съездами КПК решений с перспективой на многие годы вперед. В частности, XVII съезд КПК (2007 год) поставил перед страной задачу к 2020 году построить в стране «общество средней зажиточности» (по-китайски «сяокан» - понятие, пущенное в ход еще Конфуцием, и суть его в том, что у каждого китайца должна быть работа, крыша над головой, возможность нормально питаться, учиться, лечиться и прочее) и поднять уровень собственных инноваций с нынешних 15 - 20 до 80 процентов.

Сильная и высокопрофессиональная власть, сильная правящая элита, в которой тоже нет случайных людей, строгий спрос с чиновников за порученное дело, беспощадная борьба с коррупцией и казнокрадством, глубоко проработанные планы развития, ясно поставленная цель на будущее - вот ключ к феноменально быстрому развитию Китая.

Но на первое место я все же поставил бы качество власти. Ибо без этого не было бы и всего остального. Поэтому те, кто хотел бы позаимствовать у Китая методологию создания научно обоснованной модели развития общества на многие годы вперед, должны прежде всего думать о том, как изменить нашу модель формирования власти и правящего класса.

А чем не повезло России?

Если позволительно так сказать, Сталин намного опередил Мао Цзэдуна на пути ухода в мир иной. Начало 1950-х годов – это не конец 1970-х, когда начались реформы в Китае. Тогда в обществе думали не о преодолении социализма, созданного на основе учения Маркса - Ленина, а в лучшем случае о его совершенствовании. Страна жила Великой Победой в войне не на жизнь, а на смерть. Да и господствующий на Западе общественный строй отнюдь не казался тогда таким привлекательным, как четверть века спустя. Притом что темпы роста производства в СССР были значительно выше, чем в США. Общество потребления на Западе возникло лишь на базе научно-технической революции, а права и свободы граждан в современном их понимании появились после массовых демократических движений в Европе и Америке.

Но… Дэн Сяопин начинал и продолжал реформы тоже не под лозунгами построения капитализма на месте социализма, как это делали наши реформаторы. И до сих пор в Китае стратегической целью является построение социализма, правда, с «китайской спецификой» и через 50 - 100 лет, а может быть, и больше. И знамя марксизма-ленинизма не было отброшено, оно лишь «приросло» учением и идеями собственных руководителей. Объявив, что Китай находится на начальном этапе строительства социализма, Дэн дал старт постепенному наполнению понятия «социализм», грубо говоря, буржуазным содержанием. И все последующие руководители придерживались и придерживаются этой же линии… на словах говорят о социализме, а на деле создают прочный фундамент рыночной, по сути капиталистической экономики.

Иначе говоря, и в нашей стране после смерти «отца народов» объективно мог бы начаться процесс не только разоблачения методов его руководства, но и реконструкции сталинской модели социализма, которая с некоторыми модификациями фактически просуществовала до перестройки, если не до развала СССР. Как человек, выросший в деревне, хочу сказать: крестьянство в массе своей, во всяком случае в районах плодородных земель, все еще ненавидело колхозы и жило надеждой, что после смерти Сталина ему могут вернуть землю. Я это говорю потому, что в Китае реформы начались именно в деревне, когда де-факто были упразднены коммуны и землю передали в семейный подряд.

Поэтому, подчеркиваю, объективно была возможность постепенно разворачивать страну в сторону восстановления в определенных сферах частной собственности, создания смешанной экономики и отказа от претензий на победу социализма на всем земном шаре, что сразу же изменило бы характер отношений между СССР и странами Запада и избавило бы нас от изнурительной гонки вооружений, которая в конечном итоге истощила страну. И надо было бы ухватиться за выдвинутую голландцем Яном Тинбергером в 1961 году идею конвергенции двух общественных систем, которая бы позволила нам сделать шаг назад с высоко поднятой головой.

Но вот здесь и дало о себе знать сталинское наследие по части кадров в высших эшелонах власти, прежде всего принимающей политические решения власти партийной. В Политбюро ЦК КПСС живых и сильных умов почти не осталось, номенклатура закоснела и смертельно боялась отступлений от буквы марксизма-ленинизма и линии партии. Из наличествующих членов партийного ареопага смелостью и динамизмом выделялся Никита Хрущев, а умом и хитростью – Анастас Микоян, который, однако, не имел харизмы. Некоторые небесталанные соратники Сталина состарились и больше смотрели назад, чем вперед. Пожалуй, самый талантливый из них Л. Берия слыл палачом и вскоре был расстрелян. То, что делал Хрущев, я описывать не буду, полагая, что это хорошо известно. Подчеркну, однако, следующее.

Во-первых, он был малообразован, отличался импульсивностью, мстительностью и дурными манерами, но серой личностью он не был, он по-своему был талантлив. Только самородок и мог вырасти из пастуха в руководителя великой державы. Он пересмотрел целый ряд положений в марксизме-ленинизме, выдвинул тезис о мирном сосуществовании и т. д. Но в рамках логики ортодоксального коммунизма.

Во-вторых, он оставался сталинистом, хотя и боролся против сталинизма, и был не против того, чтобы культ Сталина заменить на собственный культ. Поэтому для него было естественным приказать применить силу против взбунтовавшихся тбилисских студентов в связи с низведением с пьедестала Сталина и расстрелять демонстрацию рабочих в Новочеркасске. Как естественным является для выходцев из силовых структур послать спецназ на Дальний Восток для усмирения дубинками демонстрантов, которые протестовали против резкого повышения пошлин на ввоз иномарок, что означало для них потерю, полную или частичную, источника существования.

Наконец, в-третьих, Хрущев пытался многое изменить в партийном аппарате, государственных структурах и прочем, но недостаток образования, узость кругозора, «помешанность» на утопической идее коммунизма не дали ему возможности понять, что перво-наперво надо менять основы построенного Сталиным примитивного, казарменного социализма. Но боюсь, что если бы даже он это и понял, то его потенциала и авторитета не хватило бы для преодоления сопротивления косной номенклатуры. Для этого нужен был бы человек более крупного масштаба.

И от власти-то его номенклатура отстранила на деле не за волюнтаризм, а за то, что она потеряла уверенность в своем будущем. Сделав ставку на Леонида Брежнева, она тем самым открыла целую эпоху прихода во власть не выдающихся людей, а средних или чуть выше средних умов. Умных – безусловно, но не как государственных деятелей. В результате вместо реформирования сталинского социализма в социализм социал-демократического типа, что было бы в логике хода истории и соответствовало коллективистским и эгалитаристским традициям России, мы «вляпались» в «первобытный» капитализм, быстро переросший в криминально-олигархический, разрушили историческую Россию, и если эта линия будет продолжаться, то можем поставить на край гибели и собственно Россию.

Брежневизм не лучше сталинизма

В двух словах, в чем опасно господство средних умов во власти? О последствиях правления Буша в Америке я уже говорил. И, кстати говоря, именно в США родился афоризм: президентом можно и умереть (о гениальном Рузвельте), президентом может быть каждый (о посредственном Гарри Трумэне), президента может и не быть (о бездеятельном Дуайте Эйзенхауэре). Теперь поговорим о собственной стране. Оно опасно неумением найти выход из кризисной ситуации. Так, брежневское руководство не только проспало научно-техническую революцию, но и не увидело начавшейся и углубляющейся эрозии сталинской модели социализма, оказалось неспособным вовремя принять меры для модернизации экономической и политической системы.

Михаилу Горбачеву можно при жизни поставить памятник за то, что он решился на реформы системы с уже сильно подорванным жизненным потенциалом. Но ни ему, ни его окружению не хватило масштаба личности, знания, самостоятельности, чтобы выработать адекватную сложившимся условиям модель обновления социализма. Горбачев, некоторые его коллеги и их сторонники среди творческой интеллигенции и в СМИ были сильно податливы на советы западных «друзей». Как подчеркивает заместитель директора Института прикладной математики Георгий Малинецкий, «Горбачев выбрал иррациональное «новое мышление» с утопическими представлениями о России. «Общечеловеческие ценности», как их трактовали «прорабы перестройки», – это полная чушь, ибо каждая цивилизация борется за то, чтобы ее ценности воспринимались как общечеловеческие. Ценности России таковы: духовное выше материального, общее выше личного, справедливость выше закона, будущее важнее настоящего и прошлого».

Все это верно. Но верно и то, что в широком демократическом движении за реформы произошел раскол. Поддерживаемые радикал-либералами в СМИ, лидеры массового, но очень рыхлого движения «Демократическая Россия» (среди которых практически не было крупных фигур) торопили реформы, считая, что чем быстрее уйдут коммунисты от власти, тем будет лучше для страны. Не отдавая себе отчет в том, что мало кто из них бы способен к государственной деятельности, что и показала практика. Со своей стороны властолюбивый Борис Ельцин, вступив в соперничество с Горбачевым, стремился занять его кресло в Кремле и подрывал его реформаторские усилия как только мог вплоть до поощрения сепаратистских движений в союзных республиках. И Горбачев не мог удалить из политики Ельцина (скажем, в свое время назначив его послом в какую-нибудь далекую страны), не усилив антиреформаторские силы в стране и не вызвав на себя огонь немалой части творческой интеллигенции. Но, зная российскую историю и нашу ментальность, такой вариант развития событий можно было заранее просчитать.

«Простые парни» во власти, как сказали бы в Америке, не подготовлены к тому, чтобы создать собственную модель развития, решать собственные проблемы в соответствии с условиями собственной страны, а не пытаться заимствовать их в странах иной культуры и иного уровня развития. Если посмотреть на наши постсоветские реформы, то легко увидеть, что все или почти все было не плодом наших мучительных размышлений, сложных поисков, удачных решений, а пришло с Запада в виде кальки. Даже президентскую систему власти мы заимствовали у США, правда, попутно «прихватили» кое-что и у Франции, в результате, кроме администрации, как в США, у нас еще есть и правительство, как во Франции. И стало непонятно, кто за что отвечает. И то, что определяющие экономический курс страны де-факто продолжают следовать установкам «Вашингтонского консенсуса», - это вообще не поддается пониманию.

В этом же ряду и неумение подобрать сильные и ответственные за порученное дело кадры. «Обескураживает отсутствие ответственности за провалы, - говорил уже упоминавшийся крупный финансист и мудрый человек Виктор Геращенко (по кличке Геракл). - Что бы ни натворили - никто ее не несет. Те же лица перетасовываются. Но все – по вертикали. Либо в послы, либо в Совет безопасности, еще – в советники президента. (От себя добавлю: и в Совет Федерации. – А. К.). Или руководить ведомством, агентством. Чаще – рулят дальше. И хотя «идут в пике», сами «катапультироваться» не желают».

И как анекдот, Геращенко рассказывал о том, как назначенный на его место в Центробанк «кадр» думал, что банк держит рубли и валюту наличными и потребовал «ключи от сейфа, где деньги лежат». Хорошо, что этого «кадра» быстро убрали. Уже притчей во языцех стало то, что министерства и ведомства у нас нередко возглавляют люди, далекие от их профиля.

Как бы мы ни ругали большевиков, но, придя к власти, в парадигме избранной ими модели они действовали профессионально. Когда у них не было своих кадров, они использовали «буржуазные» кадры – «спецов». Когда страна остро нуждалась в индустриализации – они закупали, причем имея ограниченные средства, в США и Германии новую технику и целые заводы. Приглашали и западных специалистов – только не политических советников, как при и Ельцине, а инженеров, технологов и пр. У большевиков не было и такой практики, чтобы экономическое ведомство возглавлял юрист, развитием системы здравоохранения занимался инженер, сельского хозяйства - врач, а военным строительством ведал специалист по мебельному делу.

Даже страшно подумать, что бы делала наша властная команда в чрезвычайной для страны ситуации. Могла ли бы она обеспечить срочную эвакуацию вглубь страны после начала войны сотен и тысяч предприятий оборонного значения, как это сделали большевики? Или восстановить в короткий срок разрушенные в ходе войны тысячи промышленных предприятий, электростанций, дорожную инфраструктуру, тысячи городов и сел? Или мобилизовать истощенные тяжелей войной ресурсы для создания в неправдоподобно короткий срок атомного оружия, баллистических ракет, ракетного щита вокруг Москвы? Вопросы риторические. А ведь китайцы могут решать и решают проблемы такой сложности. Например, за несколько лет в сложнейших условиях высокогорья была построена железная дорога в Тибет, а в конце 2009 года должна войти в строй самая мощная в мире ГЭС на реке Янцзы (18 млн. кВт). И кажется просто невероятным, что за считанные годы огромную территорию Китая стали прорезать современные автострады, по протяженности уступающие только автострадам США.

И даже если бы у нас появились люди крупного масштаба «наверху», то они столкнулись бы с разрухой «внизу», а еще с такими проблемами, которые нерешаемы в короткий срок. Как сказал кто-то из видных ученых, у нас еще могут появиться крупные физики, математики, но только не инженеры масштаба Сергея Королева: нет современной промышленности, нет машиностроения и его сердцевины - станкостроения. Однако, когда наука не в чести, научная инфраструктура в кризисе, сырьевая экономика не предъявляет спроса на открытия и технологии, а самые способные юноши уезжают из страны или уходят в бизнес, - как могут появиться такие величины, как П. Капица, Л. Ландау, Ю. Харитон, Я. Зельдович, Анат. Александров, М. Келдыш, И. Курчатов? Положительного ответа я не вижу.

На чем основан катастрофический сценарий математиков?

У нас почему-то боятся катастрофических сценариев, которые даются учеными как предупреждение властей и общества, что есть причины для реализации худших сценариев, если не будет сделано то-то и то-то. И бояться надо не сценариев, а бездействия властей и индифферентности общества, которые их игнорируют. В демократических странах такие сценарии входят в обязанность футурологов, их дают и спецслужбы, ибо, как говорится, предупрежден значит вооружен. И власть к таким сценариям прислушивается. Уже немало футурологов - лауреатов Нобелевской премии. В авторитарных же странах к неблагоприятным сценариям нередко относятся так, как в сатрапиях относились к гонцам, приносившим сатрапам дурную весть.

Я напомню, что астролога Павла Глобу незадолго до перестройки посадили за то, что он обнародовал предсказание Нострадамуса о том, что СССР развалится в 1991 году, и освободили его уже в годы правления Горбачева. В свою очередь горбачевские реформаторы проигнорировали данные о путях развития СССР, полученные посредством компьютерного моделирования в Институте системных исследований. Как всегда в таких случаях, там были лучший, худший и усредненный варианты.

Насколько я понимаю, в центре сценариев был вопрос о том, с чего начинать перестройку – с базиса или надстройки. Лучший сценарий был похож на китайскую модель своей методологией – в полную меру задействовать высокий научно-технический потенциал как наше естественное преимущество. (К слову сказать, в Китае были другие естественные преимущества.) Этот сценарий назывался технологическим. А худший сценарий – это преобразования в сфере надстройки, которые по идее должны были втянуть в процесс демократических перемен широкие слои населения и не допустить срыва реформ, как не раз случалось в российской истории. Это вполне логичный ход мысли деятелей перестройки, однако математические расчеты показали, что этот сценарий приведет к распаду страны.

Георгий Малинецкий, напомню, заместитель директора Института прикладной математики РАН, института, который не случайно носит имя президента АН СССР Мстислава Келдыша, ибо проводил математические расчеты по атомным и космическим проектам, работы по управлению баллистическими ракетами и прочему, обозревателю «Известий» Сергею Лескову говорил: «В нашем институте на основе динамической теории информации был сделан геополитический прогноз для России на 2030 год. Если будут дела идти так, как идут, по инерционному сценарию, то и без внешнего вмешательства вероятен распад России на зоны влияния других цивилизаций. Дальний Восток разделят Китай и Япония. К Америке отойдут Камчатка, Чукотка и Сибирь. В европейской части появится мусульманский анклав и Северно-Западное образование. Это согласуется с прогнозами, которые выполнены ЦРУ, где Россия рассматривается как зона кризиса и нестабильности. Некоторые американские исследователи предрекают распад России на 5 - 8 государств в течение 10 - 15 лет. Утрата жизненной активности значительной части населения – важный параметр этого сценария».

Честно признаться, когда я это первый раз прочитал, то аж мурашки пошли по коже, хотя сам неоднократно публично говорил и писал, чем грозит стране нынешняя модель развития. Я нашел статьи последних лет с названиями «Греф, Кудрин и Ко могут привести страну к катастрофе» (2004 год), «Есть ли у России будущее?» (2005 год), «Россию ждут тяжелые времена» (2005 год). Да и многие другие авторы в те годы били тревогу. Потом резко поднялись цены на нефть - и пошел барабанный бой защитников интересов сырьевой олигархии и тесно связанного с ней чиновничества насчет того, что в стране началось чуть ли не «экономическое чудо» и появились такие огромные валютные резервы, что их хватит на несколько лет безбедного существования страны. И этот барабанный бой стал заглушать трезвые голоса.

Но не прошло и года с начала кризиса, как этот миф тут же рушился. Стали идти на дно промышленные предприятия, резко подскочила безработица, в катастрофическом положении оказались едва ли не все моногорода. И вместо того, чтобы срочно создать специальное ведомство, которое бы имело в своем распоряжении крупные средства, отслеживало ситуацию во всех регионах страны и быстро бы приходило на помощь остро нуждающимся, мы видим типичное «пиар-шоу». Премьер Путин после форума в Питере приезжает со свитой и кучей телевизионщиков в моногородок Пикалево, где лишившиеся работы и средств к существованию люди в отчаянии перекрыли дорогу (о своих бедах они заявляли уже в феврале, только никто не хотел их слышать), и в одночасье решает проблему. А именно велит: «случайно там оказавшемуся» близкому ему олигарху О. Дерипаске, родственнику семьи Ельциных (который первым получил от правительства огромные субсидии в рамках борьбы с кризисом), подписать чек на малозначащую для него сумму. И тут же властным голосом отчитывает тех, кто должен был, но не захотел оказать помощь оказавшимся в беде людям. (Только кто? Собственность частная, а у регионов денег нет.)

Пиарщики и телевизионщики поработали на славу - и опустившийся было рейтинг премьера тут же пошел в гору. Но как быть с множеством других городов, оказавшихся в таком же положении, которым, однако, несмотря на многократные обращения, не приходит на помощь правительство?

Это абсолютно неприемлемый стиль руководства! Что сделали в Китае, Индии и ряде других стран, когда сократился вывоз товаров традиционного экспорта? Власть тут же стала активно расширять внутренний рынок. А у нас проблем – непаханое поле. Нет современных дорог, острый жилищный кризис, порядком сгнившая инфраструктура, в том числе инфраструктура ЖКХ, так почему же правительство не задействует остановившиеся или резко сократившие производство цементные, металлургические и др. заводы, для того чтобы пустить их продукцию внутрь страны - для решения острейших проблем? И при этом не надо руководителю самому работать, как рабу на галерах, надо создать такую систему в стране, чтобы и в центре, и в регионах, и на низовом уровне шла и спорилась работа по собственной логике, как это имеет место во всех странах быстрого развития, в тех же Китае и Индии. А если этому мешает душащая все живое властная вертикаль, значит ее надо построить по-другому.

Наверное, команда, выросшая не на производстве, а на распределении легко достающихся нефтегазодолларов, не научилась ничего другого делать и ждет, как манны небесной, роста экономики в странах - потребителях нашего невосполнимого сырья. Да и с пиаром как средством поднятия рейтинга пора бы уже расстаться в пользу глубоко продуманной политики. Ведь рано или поздно страна узнает о механизмах надувания высоких рейтингов. И все это не только грустно, но и крайне опасно для будущего страны.

А представим себе, что будет, если к 2030 году, нет, гораздо раньше, экспорт нефти сменится его импортом, как уже случилось в Индонезии. Современной промышленности нет, продукция высоких технологий не производится, да еще и дефицит продовольствия. Вот тогда каждый регион будет спасаться, как может. Посылать во все концы страны ОМОН и Спецназ не получится – там ведь служат не роботы, а живые люди. Да и, помимо прочего, к тому времени настолько сократится население, что трудно будет даже комплектовать армию и милицию. А страна-то наша огромная, граница бескрайная… И наверняка возникнет проблема с осевшими в стране гастарбайтерами, в том числе из мусульманских стран, без которых даже сырьевая экономика не сможет работать.

Потом можно не сомневаться, что как только «запахнет порохом», олигархи тут же рванут на Запад, предварительно уведя из страны активы, в чем им помогут коррумпированные чиновники. А вслед за ними туда потянутся и многие из тех, у кого счета в западных банках на крупные суммы, виллы, дома, квартиры. И, вне сомнения, резко усилится «утечка мозгов», которых и так у нас нет в избытке. А в довершение ко всему наши ракеты на жидком топливе, основной наш ядерный потенциал, будут выведены из строя уже в ближайшие годы, как и устаревающие подводные лодки. Так что есть над чем задуматься.

Хочется закончить статью на хорошей ноте

Худшие сценарии реализуются только тогда, когда власть не делает то, что, по Конституции, должна делать, а народ, от имени которого она действует, проявляет безразличие к происходящему, как будто бы речь идет не о его судьбе. К сожалению, пока у нас имеет место то и другое. Власть, напомню, получив от экспорта сырья 1,5 триллиона долларов, просто исхитрилась даже не приступить к модернизации созданной в далекие советские годы промышленности и инфраструктуры, и прежде всего дорожной, к созданию даже зачатков инновационной экономики. В свою очередь наши граждане в своем большинстве ведут себя не как хозяева страны, имеющей демократическую Конституцию, а как подданные феодального общества. Не требуют от власти исполнять свой долг, как делают граждане демократических стран, а заискивающе просят.

Еще хуже то, что лизоблюдство и холопство по отношению к власти проявляет творческая интеллигенция. А пример раболепной реакции признанных мастеров искусства на замечания премьера Путина о том, что они что-то не так делают, - это вообще позор. Властители дум народа должны воспитывать художественный вкус у чиновников, а не наоборот. Помнится, как гениальный художник Пикассо внушал Хрущеву, что для того, чтобы понять его картины, надо учиться… А с Глазуновым вообще вышел конфуз: он согласился удлинить меч в картине, которая была, если я не ошбаюсь, написана 36 лет назад и продана за огромные деньги, что, как и следовало ожидать, вызвало нелицеприятные комментарии в наш адрес в западной прессе. Тогда зачем тратить народные деньги для создания благоприятного имиджа России в странах Запада?

Я надеюсь на президента Дмитрия Медведева. В сложившейся ситуации или он, или никто другой не сможет изменить сырьевую направленность экономики и, следовательно, предотвратить возможность катастрофических сценариев для страны. Проблема на деле ясна как божий день. Нужен прорыв в новое качество экономики, и нужна для этого мобилизация всех сил и средств. Но это достижимо только при смене модели экономического развития, кадровом обновлении, серьезной корректировке социальной политики, чтобы преодолеть гигантскую пропасть между богатыми и бедными. Нужно духовно-нравственное оздоровление общества. А еще и корректировка внешней политики. Чтобы превращать не друзей в противников, а противников – в друзей, уменьшить оборонные расходы в пользу инвестиций в экономику и человеческий капитал. Одним словом, чтобы создать максимально благоприятные условия для развития страны. Именно так поступил Китай после прихода к власти Дэн Сяопина.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта