Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Пальцы виртуоза

Хирург Сергей Сергеевич Юдин (1891 — 1954)

Михаил ВОСТРЫШЕВ

Он родился в Москве в семье коренного москвича, технического директора фабрики военного обмундирования и замоскворецкой купчихи. Окончил 2-ю московскую гимназию на Разгуляе и медицинский факультет Московского университета. Его самостоятельная врачебная деятельность началась в 1914 году на фронте, куда он пошел добровольцем и где получил ясное представление о военно-полевой хирургии. За храбрость, проявленную при оказании помощи раненным на передовых позициях, молодого хирурга наградили Георгиевским крестом. В 1920-е годы Юдин смог познакомиться с работой лучших клиник Германии и США. Многие годы после этого он проработал заведующим хирургическим отделением Института скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. Еще в 1930 году он впервые произвел переливание трупной крови человека. Известны его труды по хирургии желудка и пищевода, неотложной и военно-полевой хирургии, анестезиологии. Он побывал в качестве хирурга и на фронтах Великой Отечественной войны, за что был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени и орденом Красной Звезды.

Орденоносец двух мировых войн, в ночь с 22 на 23 декабря 1948 года, вернувшись с оперы «Борис Годунов» из Большого театра, был арестован. Среди прочего при обыске у него были конфискованы присужденные ему почетные награды: мантия Английского королевского хирургического общества, мантия Американского хирургического общества, знак ученого достоинства Сорбонны. Бывший профессор Юдин провел в тюрьмах и ссылке около пяти лет. Но и здесь продолжал работать – писать труды по хирургии и воспоминания. А в ссылке в Новосибирской области опять стал оперировать. Доктор медицинских наук Ю. М. Левин, учившийся тогда на третьем курсе Новосибирского мединститута, вспоминал: «Сейчас Юдина назвали бы экстрасенсом. Пробежав, почти не касаясь живота больного, своими змееподобными пальцами, он ставил диагноз, который всегда подтверждался на операции. Посмотреть, как он оперирует, приходили толпы врачей и студентов. Это доставляло ему радость, которую он и не скрывал. Согласованность действий с операционной сестрой была удивительной».

В декабре 1952 года Юдина вызвали на очередной допрос в Москву. В эти дни умер его старинный друг, директор Боткинской больницы профессор А. Д. Очкин. Врач Кремлевской больницы П. Н. Мошенцева вспоминала: «Заключенный Юдин каким-то образом узнал о смерти коллеги и добился-таки разрешения проститься с ним. Никогда не забуду этой картины. Шла торжественная процедура похорон. Гроб с телом Очкина установили на постаменте перед Боткинской больницей. Духовой оркестр играл траурные мелодии. Вдруг толпа расступилась. По длинному людскому коридору под конвоем двигалась высокая, прямая, скорбная фигура.

– Боже мой! Это же Юдин! Сергей Сергеевич… – то там, то здесь слышался шепот.

У гроба академик остановился, опустился на колени и простоял так несколько минут. Потом встал, поклонился еще раз покойному, и те же конвоиры тем же длинным коридором увели его назад».

Вернувшись в Москву полностью реабилитированным в 1953 году, Юдин вновь получил работу в Институте скорой помощи. Правда, жить ему оставалось меньше года.

Сергей Сергеевич хорошо играл на скрипке, рисовал, профессионально мастерил хирургические приборы, пел в хоре, был влюблен в театр и вообще в искусство. Однажды он должен был оперировать ведущую балерину одного из московских театров. Когда эту изящную женщину доставили в операционную на каталке, Юдин, уже одетый в стерильное белье для проведения операции, попросил:

– Слезай с каталки, становись на пальчики, пройди к столу, как Сильфида. Не стесняйся, здесь все врачи, порадуй нас красотой, а мы, воодушевленные, будем лучше работать.

Балерина исполнила его просьбу. А через несколько месяцев после выздоровления пригласила всех, принимавших участие в операции, на балет «Лола» со своим участием.

Академик Б. В. Петровский писал о Юдине: «Если в искусстве хирургии мы можем сравнить его с другими талантливыми врачами, оставившими после себя громкую славу, то личность Юдина остается неповторимой, несущей в себе творческое очарование».

Племянник Сергея Сергеевича, доктор медицинских наук И. Ю. Юдин вспоминал: «Дядя был человеком, конечно, своеобразным, с нелегким характером, для нашей действительности абсолютно неприемлемым. Да и говорил он то, что думал, и был независим в своих суждениях, не юлил перед чинами. Он, например, после того, как стал гостем французского посла, жене которого делал операцию, счел себя обязанным и его пригласить к себе в гости. Позже принимал супругу Черчилля. И в то же время категорически отказался оперировать представителя вражеской страны. Вот как это было. Дяде сообщили, что нужно срочно оперировать какого-то важного генерала. В тот день он очень плохо себя чувствовал, разболелся позвоночник. Дал себя знать застарелый, со времени тяжелой контузии в первую империалистическую, радикулит. Ему даже нагнуться, чтобы надеть ботинки, было трудно; сел в машину прямо в тапочках. По дороге, наконец, спросил фамилию больного… «Фельдмаршал Паулюс? – переспросил удивленно. – Я не буду его оперировать! Я же его прирежу!» И с этими словами остановил машину. Пошел пешком, в чем был, в тапочках».

В июле 1954 года Юдин присутствовал на 8-м съезде украинских хирургов. Когда он 12 июля вылетел обратно в Москву, где у него на следующий день была запланирована очередная операция, в самолете с ним случился очередной сердечный приступ. На аэродроме в Москве он почувствовал себя лучше и поехал домой. Через несколько часов его не стало. Уже посмертно Юдину присудили Ленинскую премию.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта