Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

МГУ поставили пятерку

Обнародован российский рейтинг ведущих университетов мира

Виола ЕГИКОВА

На вопрос, что оказалось самым большим сюрпризом для составителей новой системы ранжирования вузов, директор независимого рейтингового агентства РейтОР Ирина Артюшина упомянула пятое место в списке, занятое Московским государственным университетом имени М. В. Ломоносова. Опережают его только такие знаменитости, как Массачусетский и Калифорнийский технологические институты, Токийский и Колумбийский университеты. Следом за МГУ идут Гарвард, Стэнфорд, Кембридж, Университет Джона Хопкинса, Чикагский, Киотский и Принстонский университеты. Это первая десятка нового международного рейтинга, официальное представление которого состоялось 10 февраля. Для его составителей пятерка, полученная МГУ, оказалась не единственным сюрпризом, в первую сотню мировых лидеров высшей школы вошли еще два российских вуза - МГТУ им. Баумана и Санкт-Петербургский государственный университет, занявшие соответственно 55-е и 84-е места. Достаточно высоко оценены также позиции и Санкт-Петербургского политехнического университета, МИФИ и Московского физтеха, они вошли во вторую сотню рейтинга, в третьей - РУДН, МЭИ и МГИМО. Основная часть отечественных вузов, представленных в этом рейтинге, составила четвертую сотню, всего же в перечне 500 наименований, из них 60 относятся к России. Первоначальное же число наиболее крупных университетов мира, из которых делался отбор, приближалось к 15000. Полученная картина в корне отличается от рейтингов последних лет, на которые так часто и с таким удовольствием ссылаются критики отечественной системы образования. Там России практически не видно, а лучший в стране университет - Московский - стоит под трехзначным номером далеко позади учебных заведений, названия которых ничего не говорят даже людям, неплохо знающим, кто есть кто на карте университетов мира. И это тем более удивительно, если вспомнить, что еще на заре 1990-х не мы, а американцы ставили МГУ на первое место, высоко оценивая его научный потенциал и систему обучения. С неизменным уважением назывались имена еще нескольких российских вузов, в частности Бауманского университета. Что могло случиться всего за несколько лет, чтобы одни названия «улетели» едва ли не в конец мировых рейтингов, а другие и вовсе не оказались в нем? Трудности отечественной высшей школы известны, но такого сокрушительного «обвала» элементарно не могло быть, иначе не брали бы за рубежом на работу с такой готовностью выпускников целого ряда российских вузов! Парадокс объясняется при внимательном изучении параметров, которые закладывались в получившие широкую известность рейтинги последних лет - такие, как Шанхайский, рейтинг The Times, и другие. Первый, например, выносит во главу угла число Нобелевских премий, полученных учеными университета, хотя эксперты ставят под сомнение такой принцип: во-первых, эта премия, как правило, присуждается за работы, выполненные десятилетия назад, а главное, это давно уже не единственная престижная награда, позволяющая судить о научных достижениях! Есть еще и такие авторитетные знаки отличия, как, например, медаль Филдса, премии Абеля, Декарта, и ряд других. Главное же, что обращает внимание при знакомстве с системой рейтинговых оценок, это их субъективность: чаще всего вуз, участвующий в оценках, даже не знает об этом, у него нет возможности подтвердить или опровергнуть данные, которые закладываются в оценки. Так, составители одного из этих раскрученных рейтингов, составленных в Великобритании, недавно побывали в Москве и были немало смущены, познакомившись с МГУ, ведь у них значилось, что Московский университет не развивал свою базу после 1953 года. Между тем только за последнее двадцатилетие он расширился вдвое, а по оснащению сегодня приближается к ведущим университетам Европы... Кстати, два предыдущих десятилетия - это именно тот срок, когда получила развитие система рейтингов университетов. Специалисты считают, что тут можно выделить три волны. Первая (1990-е годы) носила скорее коммерческий характер: рейтинги заказывались конкретными университетами, чтобы привлечь студентов на обучение. Второе поколение рейтингов (на рубеже веков) было явно политизированным, третье делает ставку на открытость университетских источников, эти рейтинги носят уже более объективный характер, но грешат перекосами, особенно при закладывании параметров для дальнейших оценок. Составители нового рейтинга постарались избежать всего этого. Методология, предложенная независимым рейтинговым агентством РейтОР, опирается на открытость источников и добровольное участие вузов в конкурсе, возможность объективной проверки предлагаемых критериев. Подготовка к опросам продолжалась примерно год, а осенью минувшего года в крупнейшие университеты мира были направлены письма с вопросами. При составлении рейтинга эксперты использовали также информацию об учебных заведениях, которую можно найти в открытых источниках. В конкурсе принимали участие в основном классические, технические и технологические университеты, а также в минимальном количестве - экономические. Специализированные учебные заведения (медицинские, агропромышленные, педагогические) в данном случае не учитывались. Оценка шла по шести основным блокам деятельности вуза: образовательной, научной, профессиональной компетентности профессуры (цитируемость статей, количество монографий, число наиболее престижных премий), финансовому обеспечению, участию в международных контактах, широте интернет-аудитории. По всем этим показателям, если брать не отдельные вузы, а страну в целом, на первом месте с большим отрывом от всех оказались Соединенные Штаты, в первую сотню рейтинга вошли 48 американских вузов. На втором месте Великобритания (12 вузов), на третьем Япония (8), далее следуют Германия (6), Австралия (5), Канада и Швейцария (по 4). С двумя вузами входят в сотню Нидерланды и Франция, по одному у Швеции, Дании, Бельгии, Тайваня, Южной Кореи и Сингапура. Россия представлена в «золотой сотне» тремя университетами, она на восьмом месте, что можно считать хорошим результатом, ибо нашим вузам крайне сложно соревноваться по целому ряду параметров, которые от них почти не зависят. Мы основательно уступаем, например, по числу иностранных студентов. Если в Австралии их доля составляет более половины всех обучающихся, в США - около 40%, у нас иностранцев от силы 6 - 8%. Наверняка было бы больше, если бы они могли рассчитывать на нормальные бытовые условия и элементарную безопасность! Согласитесь, это зависит не столько от вуза, сколько от обстановки в стране... То же можно сказать о материальном обеспечении, по которому проигрывают российские вузы. Сравните: наиболее обеспеченным выглядит МГУ, бюджет которого позволяет тратить около 30 тысяч долларов в год на одного человека. К этой цифре и близко не подходит какой-либо другой отечественный вуз. Между тем даже самое заурядное учебное заведение США расходует ежегодно более 50 тысяч долларов на человека, у Массачусетского технологического института и Стэнфордского университета этот показатель приближается к 300 тысячам долларов, у Калифорнийского технологического - к миллиону. Вот и сравнивайте. По мнению ректора МГУ, академика Виктора Садовничего, нашим университетам трудно конкурировать в рейтингах еще и по другой причине: на Западе наука в основном сосредоточена в университетах, с этой точки зрения Калифорнийский технологический фактически равен Российской академии наук. Это все равно, что включить институты РАН, с которыми плотно сотрудничает МГУ, в Московский университет! Но даже и без этого формального признака, по мнению академика Садовничего, вес Московского университета значителен и по индексу цитируемости его ученых, и по числу престижных наград, и по количеству читаемых курсов. Экспертная оценка, проведенная силами до полусотни известных ученых из разных стран, показала: в МГУ читается три четверти всех наиболее значительных курсов, которые представлены в мировой системе образования. В любом другом университете, судя по тому же опросу, таких курсов не более трети. На взгляд академика Виктора Садовничего, в мировой университетской табели о рангах место МГУ не пятое, а третье. В целом же ректор главного вуза страны доволен тем, как выглядит российская высшая школа в новом международном рейтинге, хотя и считает, что она может занять более высокое место, если научится представлять свои достижения на современном уровне, будет уделять больше внимания публикации научных результатов, расширению академической мобильности. Неслучайно экспертный совет рейтингового агентства особо отметил, что «для лучших российских университетов характерны высокие показатели в области образовательной деятельности и сравнительно высокий уровень профессиональной компетентности профессорско-преподавательского состава». Какой будет реакция международного сообщества на новый рейтинг? Посмотрим, он ведь только обнародован. Впрочем, одно уже можно сказать заранее: вряд ли где-либо будут с таким же упорством бичевать собственную систему образования, как это любят делать у нас. Франция, например, как правило, вообще не обращает внимания на международные рейтинги. Это, наверное, другая крайность. Надо уметь объективно оценивать себя, сравнивая с другими, чтобы не отстать, отвечать своему времени, поддерживать соответствующий веку темп. Но адекватная самооценка нужна и для того, чтобы сохранять свою самобытность, опираться на традиции и помнить: есть чему поучиться не только нам, но и у нас. И еще: рейтинги сопоставляют не только университеты, но и страны, то, какое внимание уделяет каждая из них науке и образованию. Вот о чем, в частности, напоминает новый рейтинг. Спасибо ему за это.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта