Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Гений конспирации

Андрей МИРОШКИН

Историки литературы во всем мире с нетерпением ждут того момента, когда в Стокгольме будут обнародованы протоколы голосования членов Нобелевского комитета в далеком 1958 году. По регламенту, материалы эти могут быть открыты в начале 2009 года. Подобные публикации неизменно вызывают интерес. Пусть даже и с задержкой на полвека, но всегда любопытно узнать, кто же входил в «короткий список» соискателей, кто остался за бортом и с каким перевесом голосов выиграл лауреат.

На сей раз интрига обостряется тем, что раскрытию подлежат материалы по присуждению премии Борису Пастернаку. Он первым из живущих в СССР писателей был удостоен высшей в мире литературной награды. И хотя комитет по традиции дает весьма обтекаемую формулировку, всем было понятно: «нобелевку» русский поэт и прозаик получил в первую очередь за роман «Доктор Живаго».

История публикации этого литературного шедевра и поныне полна загадок. Их попытался распутать журналист и историк «холодной войны» Иван Толстой в своей книге «Отмытый роман Пастернака «Доктор Живаго» между КГБ и ЦРУ» (издательство «Время»). Подзаголовок точно характеризует жанр этой работы – документальный шпионско-политический триллер. Слово же «отмытый» в названии имеет несколько значений, в том числе – «отмытый от накопившихся домыслов и мифов».

Книга у Толстого – несмотря на историко-филологический ракурс - получилась остросюжетная. История публикаций романа в конце 50-х за рубежом и впрямь весьма запутанная, темная. Все участники и заинтересованные стороны рисовали ее в своих мемуарах по-своему. Роман о судьбе русского интеллигента, попавшего в водоворот революции, но не потерявшего при этом силы духа и человеческого достоинства, оказался в центре событий, отнюдь не связанных с художественными особенностями текста. Книга, написанная в СССР вопреки канонам соцреализма, стала важным элементом политической борьбы.

За издательской судьбой романа, указывает Иван Толстой, пристально следили американские спецслужбы. И не просто следили, но и во многом управляли процессом скорейшей публикации книги. Ведь от сроков выхода романа по-русски зависело получение Пастернаком Нобелевской премии. Такой козырь в идеологической борьбе ЦРУ упустить не могло. Но к середине 1958 года роман все еще не был издан на русском (при том что итальянское, французское и английское издания уже увидели свет). Все экземпляры рукописи хранились у законных владельцев под надежным присмотром. И тогда, по версии Толстого, западные разведчики пошли на экстренный шаг. Манускрипт был выкраден из чемодана во время незапланированной стоянки самолета на Мальте, текст переснят «шпионской» фотокамерой, а затем драгоценная папка так же незаметно возвращена в багажное отделение. ЦРУ сразу же, с помощью своих европейских коллег и русских эмигрантских центров, начало ускоренными темпами готовить книгу к выпуску.

Пиратский «Доктор Живаго» (в неотредактированном, «грязном» варианте) вышел в Гааге в августе 1958 года. Это было по-настоящему конспиративное издание, готовившееся в глубокой тайне. Набор выполняли в одном месте, печатали тираж в другом, экземпляры распространяли по особому плану (например, раздавали бесплатно напротив советского павильона на Брюссельской выставке). Заказчик же на всех этапах этого проекта предпочитал оставаться инкогнито. Дерзкий план американской разведки удался: книга вышла на языке оригинала еще до заседания Нобелевского комитета, а значит, формальных преград к награждению Пастернака премией более не существовало. И 23 октября 1958 года мир узнал о победе русского писателя. Это была и победа его романа – «контрабандного», изданного на родине автора только почти через три десятилетия после его смерти…

И ныне, замечает Толстой, не все причастные к этому секретному русскому изданию (для подстраховки ЦРУ выпустило еще одно аналогичное, в Америке) охотно рассказывают о той спецоперации. Поистине, мир еще не знал такой отчаянной борьбы сверхдержав из-за… художественного произведения, написанного отнюдь не с подрывными целями. Тем не менее «Доктор Живаго» стал объектом жестокого политического столкновения СССР и Запада. И Пастернак, по уверениям Ивана Толстого, вовсе не отсиживался в этот сложный период в «башне из слоновой кости». Даже находясь под негласным надзором КГБ, он вел обширную переписку со своими доверенными лицами по поводу западных изданий романа; письма его изобилуют не только советами литературного свойства, но и рекомендациями, как лучше сохранить режим секретности. Какой уж там «небожитель» - настоящий гений конспирации!.. Пастернак хоть был рад выходу русского издания главной книги свой жизни, но очень переживал из-за «неисправностей» этого поспешного издания. Увы, ошибки эти перекочевали и в некоторые позднейшие публикации романа… Но с конца 60-х «Живаго» печатается по самой точной, последней авторской версии рукописи, переданной писателем французской славистке Жаклин де Пруайяр. Можно считать, что в текстологическом отношении многострадальная книга окончательно «отмыта».

Но слухи и легенды о ее политических приключениях скорее всего будут циркулировать еще долго. И расследование Ивана Толстого, отвечающее на множество острых вопросов, способно, в свою очередь, не меньшее число трудных вопросов породить. Так что «Доктору Живаго» еще долго суждено оставаться «романом тайн».

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта