Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Чемодан без ручки

Куда пристроить вторсырье

Кирил ГРИЩЕНКОВ

Вчера утром по стране разнеслась очередная тревожная весть: в этом году дефицит бюджета, дескать, может составить до 10% ВВП, и восполнять его придется за счет средств Стабфонда. Насколько правдивым окажется этот прогноз, принадлежащий советнику президента Аркадию Дворковичу, пока сказать сложно. Но задуматься о том, как можно восполнить дефицит личного бюджета, стоит уже сейчас. Учитывая, что в стане работодателей царит паника, найти сегодня дополнительный заработок вряд ли возможно. Так что, похоже, придется избавляться от материальных излишков - что называется, сбрасывать жирок.

«Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное», - говаривал дядя Федор. Впрочем, порой оказывается, что это самое ненужное даже и покупать не надо. Перетряхнув домашние закрома, я обнаружил, что хлама в квартире скопилось изрядно. Причем под словом «хлам» я подразумеваю не просто старые вещи, а то, что обычно описывают индустриальным словечком «вторсырье» или народным выражением «чемодан без ручки»: старые газеты, бутылки, коробочки, досочки, обрезки картона и тому подобные вещи.

Задумчиво разглядывая батареи трехлитровых банок, аккуратно расставленных бабушкой на балконе, я все больше укреплялся в мысли, что выбросить это стеклянное богатство на помойку было бы просто грешно. Допустим, я не люблю домашние консервы, соленья и маринады. Но должны же быть на свете люди, которым действительно нужны эти банки! К тому же, помимо стеклотары, мое жилое пространство захламляли оставшиеся от ремонта обрезки труб и увесистая кипа старых номеров родной газеты, тихо истлевавшая в дальнем углу.

С такими мыслями я принялся за поиски пунктов приема вторсырья, процветавших в советские годы. Вскоре выяснилось, что масштабной государственной программы по сбору вторсырья у населения уже давно нет в помине. Тем не менее существует ее хилый городской аналог, который представляет собой жиденькую сеть стационарных и передвижных приемных точек. Ее дополняют более масштабная сеть автоматов для приема пустой тары (так называемых фандоматов) и ряд скромных частных контор. Видимо, утилизация вторсырья кажется отечественному бизнесу делом крайне невыгодным, поскольку большинство работающих на этом рынке фирм относятся к категории b2b, то есть обслуживают только компании и принимают партии утиля весом не меньше тонны. И лишь путем долгих утомительных поисков мной были обнаружены два приемных пункта в относительной близости от дома: один стационарный, другой - на колесах.

Итак, в путь - снабжать сырьем хиреющую промышленность. Беда в том, что если у вас много разнопланового утиля, то посещением одного приемного пункта дело не ограничится, многие грешат узкой специализацией.

Когда я, нагрузив две сумки бабушкиными банками, летящей походкой шагал к месту назначения, ожидал увидеть нечто чистенькое, аккуратное и очень экологичное. Видимо, на меня подействовали газетно-журнальные прокламации «Гринписа», который сегодня является едва ли не главным поборником и лоббистом переработки вторсырья. Что ж, я жестоко обманулся. Во-первых, объект, тактично названный «мобильным приемным пунктом», при ближайшем рассмотрении оказался грузовиком, припаркованным на одной из небольших улочек в районе станции метро «Водный стадион». Во-вторых, притягивает он отнюдь не рядовых горожан, решивших почистить кладовку, а людей социального дна или, как сейчас принято говорить, маргиналов.

В непосредственной близости от приемного пункта появляется неизбывное ощущение, что кризис уже здесь и останется с нами навечно. Никаких нарядных пластиковых контейнеров и глупо улыбающихся девушек-волонтеров экологических организаций. Никаких румяных школьников, радостно везущих на тележках макулатуру под руководством умудренных жизнью учителей (а Минобрнауки еще удивляется, почему в стране всего 10% здоровых школьников... Будешь здоровым без физической активности и общественно-полезной работы на свежем воздухе!). Вместо всего этого - тоска и убожество, достойные пера Максима Горького.

Как оказалось, здесь принимают только стеклотару и алюминий во всех видах, а заодно и битое стекло - что весьма ценно для тех, кому сдать больше нечего. Соответственно, основной контингент этого пункта составляют бездомные и люди, «измученные нарзаном». Добропорядочных и сознательных граждан, заботящихся об экологии, в окрестностях не наблюдалось. Более того, прохожие не проявляли к клиентуре здешних приемщиц особого дружелюбия - чаще всего бросали косые взгляды, бурчали что-то под нос, а кое-кто и вовсе шарахался в сторону.

- Банки не принимаем, - огорошила меня приемщица. - Только если в битом виде.

После долгих уговоров и рассказов о тяжелой жизни и о том, как тяжело мне было тащить сумки через весь город, суровая работница экологического фронта все-таки сжалилась надо мной и забрала многострадальные банки.

- По цене бутылок! - отрезала она. Видимо, меня это должно было огорчить: банки все-таки побольше будут. Но, оглядывая местную публику, я пришел к выводу, что огорчаться не стоит.

Макулатуру в виде неполной подшивки «Московской правды» за полгода пришлось тащить в центр, к стации метро «Комсомольская» - там находится специализированный пункт приема различных видов писчебумажной продукции - от исписанных листов А4 до старых книг. Здесь, надо сказать, и интерьеры поприличнее, и публика несколько иная по сравнению с мобильным пунктом приема бутылок. Тут все больше наблюдались грустные согбенные бабушки с хозяйственными сумками, которые свозят сюда старые, едва ли не антикварные газеты и журналы, извлеченные из неведомых кладовых, пыльные тома забытых советских писателей и даже стопки рекламных газет - их, видимо, уже собирают по подъездам и помойкам. Кроме того, сюда наведываются и задумчивые мужчины невнятного возраста, каких обычно можно увидеть торгующими на уличных книжных развалах. Их «товар» - все те же книги, альбомы, тетради, стопки исписанных листов.

Своей свежей, словно только что из типографии, газетной пачкой я, понятно, никого не удивил. Видимо, люди, работающие в таких учреждениях, привычны к любым, даже самым странным проявлениям человеческого духа. Сто сорок номеров - не вопрос, тем более что они аккуратно сложены и даже перевязаны веревочкой. Правда, заплатили мне за это столько, что я без колебаний отдал «гонорар» первой же бабушке, стоявшей со стаканом в подземном переходе. Вдруг я избавил ее от того, чтобы самой собирать по помойкам те же самые сто сорок газет?..

Резюмирую - мои доходы составили столь мизерную сумму, что ее даже нет смысла озвучивать, да я ее и не запомнил - кажется, порядка 50 рублей, если не меньше. Относительное удовлетворение принесла лишь мысль, что я освободил место на балконе и вроде бы помог защитить природу. Хотя не исключаю, что этот мусор на самом деле никто не перерабатывает... Так что, увы, как антикризисная мера сдача вторсырья для большинства людей не работает. Ненужные книги и журналы лучше отнесите в библиотеку или школу, а банки и коробки аккуратно поставьте на помойке - кому нужна копеечка, заберут все сами.

P.S. А вот трубы у меня так и не приняли. Я попусту проездил с ними по городу, но везде получил отказ. Не пойдет, говорят. Чугун, не цветмет, неинтересно. Пришлось тащить на помойку - откуда их через полчаса, воровато оглядываясь, утащил мой сосед, на все руки мастер. Вот вам и новый способ утилизации вторсырья - натуральный обмен. Новая кризисная экономика, однако.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта