Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Кризис в России как момент истины

Алексей КИВА

«Знаете, здесь же можно ошибиться. Все боятся ошибиться. А что значит ошибиться? Ну если совсем грубо. Вот мы перестали делать практически все, я имею в виду из готовых изделий - что ширпотреб, что, скажем, самолеты».

И далее: «Понимаете, когда вы отказываетесь от государственного регулирования, государственной поддержки строительства самолетов.., то вы сразу в конкуренции проигрываете. И вновь создавшимся авиакомпаниям было намного легче взять самолет «Боинг» или аэробус, потому что те не требовали денег... Понимаете, если бы мы даже сохранили или не сохранили, а наладили тот же уровень государственной поддержки, которую имеют сейчас аэробус и «Боинг», тогда была бы другая история».

Руслан Семенович, которого я немножко знаю, очень компетентный и честный ученый, но официальный статус ему, очевидно, не позволяет открыто сказать: нам с самого начала не повезло с реформаторами. Нами долго правила оторвавшаяся от интересов народа команда дилетантов. Только такие люди могли слушать лукавых западных неолибералов и губить собственную промышленность и научно-технический потенциал. Я помню, с какой издевкой говорил об отечественных гражданских самолетах близкий неолибералам бывший министр экономики и торговли Герман Греф. А потом власть пошла по пути наименьшего сопротивления. Проще говоря, капитулировала перед трудностями перевода сырьевой экономики на инновационный путь развития, подменив решение задачи беспредметными разговорами о необходимости ее решения. А что в результате?

По расчетам ученых Института мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО), российская экономика находится на уровне европейской конца 1960-х и южно-корейской - 1990-х. Мы не то что стояли на месте, мы все время катились назад. По данным директора Института экономических стратегий, члена-корреспондента РАН Бориса Кузыка, высокотехнологичный сектор в 2007 году составлял лишь 18 процентов, по сравнению с 30 процентами в лучшие советские годы. «С такой экономикой, - заявил он, - никакого высокотехнологичного рывка не сделаешь, если он будет просто продекларирован политически, а продолжен инерционный сценарий развития».

Западня. Легко в нее попасть, но трудно выбраться

Русская пословица гласит: хитрый себя перехитрил, а восточная - пошли за шерстью да сами вернулись стрижеными. Та и другая могут стать применимы к нам, когда на смену загрязняющим окружающую среду нефти и газу придет новое поколение энергоносителей, как на смену углю пришли нефть и газ. Но может случиться и до этого. Если, скажем, резко увеличится производство этанола (спирта) за счет генно-модифицированных высокоурожайных сортов свеклы, картофеля и пр. Развернется строительство нового поколения атомных электростанций, которые в Европе вообще не строились после чернобыльской катастрофы, но уже масштабно вводятся в строй в Японии и Китае. Если найдут недорогие и эффективные способы «чистого» сжигания угля, запасы которого огромны во многих странах, включая США и Китай. И так далее.

При том, что мы своей «газовой политикой» подтолкнули Европу (в потребляемом газе которой удельный вес российского газа составляет около 25 процентов) к поискам замены газа другими источниками энергии и немало себе навредили. Прекращение подачи газа через территорию Украины в европейские страны в небывало сильные для них морозы и на длительный срок, на мой взгляд, было грубой ошибкой. Если «Нафтогаз Украины» или «Росукрэнерго» действительно воровали газ, то надо было срочно апеллировать к Евросоюзу, чтобы он прислал своих наблюдателей в обе страны. Но «морозить» болгар, словаков, народов других стран вряд ли стоило. Да и от прекращения подачи газа Украине пострадали прежде всего области с развитой металлургической промышленностью, где преимущественно живут русские и, конечно, население Крыма. В большинстве других областей в бытовых целях используется газ из собственных месторождений.

В принципе мне не кажется дальновидной политика, когда из-за поставок газа у нас ухудшились отношения с Украиной и испортились с Белоруссией. А это не только кровнородственные нам страны, с которыми мы жили сотни лет вместе, имеем общее прошлое, много смешанных браков и пр., но и наши стратегические соседи. Если они, не дай бог, «уйдут на Запад», то мы можем оказаться в глубокой изоляции. Да и так у России фактически не осталось союзников. Хочу подчеркнуть: ни одна великая страна не ставит коммерческие интересы какой-то отдельной корпорации выше стратегических интересов государства. США в течение многих десятилетий ежегодно оказывали безвозмездную помощь своим реальным или потенциальным союзникам, например Израилю, на многие миллиарды долларов, то же делал и СССР. Страны «стратегического приоритета» есть и у Британии и Франции.

Такая трогательная забота о Газпроме со стороны правительства была бы еще понятна, если бы этот концерн действительно являлся локомотивом российской экономики или был флагманом научно-технического прогресса. Но нет же! Это очень неэффективная и непрозрачная монополия, которая недалеко ушла от советских времен в сфере технологий и застыла на месте по объему добычи газа. Как пишет экономист Иноземцев, «Газпром в 2000 - 2006 годы не ввел в строй ни одного нового месторождения, а прирост добычи обеспечил за счет покупки у международных консорциумов «Сахалин-1» и «Сахалин -2».

Однако Газпром расходовал огромные средства на строительство помпезных офисов, на выплату высоких окладов и премий менеджменту, на содержание телеканалов и газет, футбольных клубов, включая клуб богатой Германии. В свете сказанного, что важнее для нас: незначительное увеличение доходов Газпрома путем «газовых войн» с нашими стратегическими соседями или доброе отношение к России - нет, не президентов Ющенко и Лукашенко, а граждан этих стран?

В Советском Союзе, как известно, нефть и газ тоже экспортировались и тоже существенно пополняли госбюджет. Но при этом энергоносители не были основой экономики, и власти никогда не связывали с ними судьбу страны. Совсем иное дело в нынешней России, когда с нефтью и газом стало связываться возрастание влияния России в мире и ее становление как могучей державы и даже сверхдержавы. Хотя и тут концы с концами не сходятся. Если для нас нефть и газ, как говорится, всему голова, то почему у нас полстраны не имеет газа для отопления жилищ, почему у нас жидкое топливо во много раз дороже, чем в нефтегазодобывающих странах, а бензин дороже, чем в странах, импортирующих нефть? В частности, в США и Китае.

Академик Роберт Нигматулин подсчитал, что в РСФСР к 1990 году потребление нефти достигло 2 тонн на душу населения, а в постсоветской России оно резко упало. При том, что климат остался по большей части все таким же суровым, техническое состояние промышленности резко понизилось, а энергосберегающих технологий не появилось: мы по-прежнему на единицу продукции расходуем энергии и материалов в 4 - 5 раз больше, чем развитые страны. Да и в них потребление нефти на душу населения не падало, а возрастало: в США до 3,5 тонны, в Европе, Японии и Южной Корее - до 2,2 - 2,5 тонны. Оно падало лишь на единицу произведенной продукции.

Продолжение следует.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта