Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Я б в старьевщики пошел

Они ушли, но могут и вернуться

Ирена ТАТОНОВА

Помните, были такие? Они ходили по дворам и собирали у граждан старые вещи, будь то обувь, поношенное пальто или прабабушкин патефон. Взамен можно было получить мелкую денежку или - для детей - пару надувных шариков. Потом старьевщиков заменили комиссионные магазины - эдакая более цивилизованная форма торговли подержанным товаром. Периодическое вытеснение с рынка труда тех или иных профессий - неизбежное явление. Эта тенденция продолжается и сегодня. Взять, к примеру, кондукторов или приемщиков стеклотары. Где они?

Кондукторов сменили неодушевленные турникеты. Теперь в транспорте скучно, господа. Как в том анекдоте про любовь: а поговорить? А поговорить-то нынче не с кем. Кондукторы, кстати, тоже попадались разные: встречались злые и хамоватые. Но были и такие, что превращали вашу поездку в веселую экскурсию. А сейчас? У водителя свои заботы – на дорогу смотреть. Сунет он тебе на остановке в окошко дорогущий билет, посмотрит тоскливым взглядом, все ли загрузились, и – поехали.

То же с приемщиками стеклотары. Их практически не стало. Может быть, потому, что все меньше стеклотары? Согласитесь, сейчас многие товары, в том числе молоко, прохладительные напитки, пиво, продают в пластике. А если встречается стекло, так его почти всегда отмороженные потребители расшибут о стену, усыпая округу осколками, как после взрыва. И что тому приемщику стоять на ветру и морозе, чтобы припасти для чьих-то производственных нужд десяток бутылок, предварительно отбраковав «некондицию»? А ведь помню времена, когда бабушка посылала меня в молочный магазин за кефиром с пустой кефирной бутылкой: там посуду принимали и платить надо было уже меньше – непосредственно за кефир. Многие помнят тот веселый бутылочный перезвон, когда подсобные рабочие выгружали у задних дверей магазина ящики с бутылками молока, сметаны и кефира и заносили в машину пустую тару. А уж приемщику стеклотары приносили посуду из-под молока, пива, лимонада, водки. И получали за нее деньги (!). Это была настоящая детская радость – вырученные 30 - 50 копеек. Можно было устроить себе морожено-пирожный пир.

А еще помните строки Сергея Михалкова: «Холодный сапожник/У наших ворот/Дырявую обувь/ В починку берет…» Холодные – это те, которые работали прямо на улице и чинили башмаки быстро и дешево. Их работу в столице описывал даже Гиляровский в своей знаменитой книге «Москва и москвичи», настолько это было ЯВЛЕНИЕМ. В советские времена холодные сапожники обзавелись маленькими будочками, которые еще в 90-х встречались в столице то тут, то там, даже в самом центре - недалеко от ГУМа и Красной площади. Теперь таковых тоже не видно. А жаль. Было в этом нечто уютное.

- Сегодня сапожники за свою работу «дерут» столько, что иногда проще купить новую пару обуви, - сокрушается москвичка Елена Владимировна. – На распродажах, если вы, конечно, отовариваетесь не в бутиках, можно задешево приобрести новенькие туфли или сапожки. Зачастую это выгоднее, чем ходить с дырявым башмаком за сомнительным и дорогим ремонтом. Холодных сапожников я не застала в силу своего возраста, поэтому в смысле высокого качества и дешевизны их работы остается верить только старшему поколению и краеведам.

- В последнее время москвичи жили достаточно обеспеченно для того, чтобы не перелицовывать, как в послевоенные годы, старые юбки, латать из года в года одни и те же ботинки, покупать с рук или в комиссионках шубки, которыми уже подзакусила моль, - комментирует социолог Елена Иванченко. - Люди привыкли одеваться добротно и современно. Отпала нужда в перепродаже одежды и обуви «секонд-хенд». Отсюда и нежелание отвлекаться на походы к сапожникам и бегать со старыми кофтами в комиссионный магазин, чтобы выручить сотню-другую. Это говорит о высоком уровне жизни в столице. С ростом благосостояния некоторые профессии и даже целые явления и правда исчезают из нашего быта.

Действительно, если заглянуть на сайт Московской службы занятости населения, можно увидеть, что город сегодня нуждается в самых разных профессиях. Но холодных сапожников, кондукторов и приемщиков стеклотары в этих списках нет.

Кстати, сегодня очень сложно встретить в столице и ювелиров-одиночек, поскольку множество специализированных заводов производит ювелирные изделия в промышленных масштабах. В результате стало проблемой нарастить у колечка «усик», который вместе с другими придерживал в кольце ваш скромненький бриллиантик. А уж сделать сережку довольно простой формы взамен потерявшейся - это одна беда. И золота нет, и застежка сложная, и мастеров – по пальцам пересчитать. И во сколько это вам еще встанет?

И все же. Некоторые эксперты мрачно прогнозируют нам, что вскоре мерилом обеспеченности может стать телогрейка или банка тушенки (где-то мы это уже видели). Вот тут и подумаешь: может, кризис нам послан свыше за нашу гордыню? Может, пора прекратить уже целиться острым взглядом в витрины с нарядами от Givenchy или Balenciaga? Куда ведь лучше так, живенько, а? Взять ту же обувь. Из комиссионного магазина она уже разношена, жать и натирать не будет. Может, еще кризис так обернется, что придется нам друг за другом юбки да штаны донашивать, как в дружной многодетной семье? Оставим уже в покое старьевщиков, хотя они, знаете ли, были прообразом пропагандируемой ныне сортировки мусора. Но комиссионки-то можно возродить?

- Сегодня такой бизнес не привлечет ни одного серьезного человека, - говорит предприниматель Юрий Полетаев. – Люди хотят покупать обновы, потому что они от слова «новый». Пусть не очень высокого качества, но не с чужого плеча. Здесь большое значение имеет статусность. Это раньше комиссионные магазины были не просто торговой точкой, где приобретались подержанные мебель, шубы и платья. Там можно было по знакомству прикупить фирменные джинсы, завезенные сюда счастливчиками из заграничных командировок. А когда эти магазины превратились в склады никчемного барахла, они сами собой и «умерли». Сколько можно сегодня наторговать в комиссионке? А какая в столице арендная плата за помещения? А прочие совершенно объективные расходы? Без прибыли никто сегодня работать не будет.

И тут мне вспомнилась телевизионная передача, в одном из сюжетов которой два молодца бомжуют на рублевской помойке. Может, нам там и открыть комиссионный магазин? И никакой арендной платы, чтобы все для народа: и прожженный сигаретой костюмчик от MiuMiu, и просроченная икра, и сапоги кожаные. Все же на дворе экономический кризис. Пора становиться скромнее. Ну и что ж что надеванное? Зато – кем!

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта