Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

«Перед ним вавилонская башня...»

Вера БЕГИЧЕВА

Сюжет пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке», написанной 175 лет назад - в Болдинскую осень 1833 года, заимствован, как известно, из немецкой народной «Сказки о рыбаке и его жене», опубликованной в трехтомнике «Детские и семейные сказки» (1812 - 1822) известными фольклористами братьями Якобом и Вильгельмом-Карлом Гримм.

Пушкин не просто переложил немецкую сказку на русский лад. Он ее по-своему переосмыслил, в особенности эпизод, исключенный им из окончательного текста, но присутствовавший в черновых вариантах: желание старухи, жены рыбака, стать «римскою папой» и то, как оно осуществилось.

В сказке братьев Гримм превращение старухи в «римскую папу» обставлено деталями вполне реальными: она сидит в «большом соборе», окруженном дворцами, «облачена в ризы из чистого золота», «на голове у нее три большие золотые короны» (то есть трехвенечная папская тиара), вокруг «духовенство», горят «тысячи тысяч свечей», «короли и императоры стоят перед ней на коленях, целуют ей туфлю» и т. д.

Судя по черновикам, первоначально поэт намеревался сохранить этот реалистический колорит:

Перед ним

монастырь латынский,

На стенах латынские монахи

Поют латынскую обедню.

Второй вариант - совершенно фантастический:

«Перед ним вавилонская башня./ На самой на верхней на макушке/Сидит его старая старуха./ На старухе сарачинская шапка,/ На шапке венец латынский,/ На венце тонкая спица,/ На спице Строфилус-птица».

О символическом смысле этих семи пушкинских строк существует целая литература. Исследователями установлено, что ни единой случайной детали там нет. На старухе «сарачинская шапка» (чалма), потому что Вавилония (современный Ирак) и в пушкинское время, как и в наше, была мусульманской страной. «Венец латынский» - все та же трехвенечная тиара римского папы - духовного главы исповедующих католическую («латынскую») веру.

Но на «тонкой спице» старухиного венца вместо традиционного креста (символа первого пришествия Иисуса Христа) помещается «Строфилус-птица». Птица Струфил, Струфиан в славянской народной апокалиптике - провозвестница второго пришествия Христа и конца света. Птица Строфилус в сказке - предвестница недолговечности, призрачности старухиных богатств, Божьего гнева, настигающего гордячку после того, как она возжелала стать «владычицей морскою». (Царицей Морей католики именовали Богоматерь; в немецкой сказке жена рыбака пожелала «стать Богом».)

Самая любопытная деталь причудливого пушкинского описания - «вавилонская башня». Это образ, восходящий к Библии, где говорится: «И сказали они: построим себе город и башню высотою до небес». Как известно, Бог в наказание за таковую гордыню людей смешал их языки так, что строители перестали понимать друг друга, и рассеял их по всей Земле, а башню разрушил.

Так что на какой еще башне пристало сидеть возгордившейся старухе, жене рыбака?

Но на вершине ветхозаветной Вавилонской башни никто сидеть не мог, поскольку до вершины ее не достроили. Женщина, причем женщина в первосвященническом сане, восседала на вершине другой вавилонской башни - прообразе библейской. Пушкин знал о ней из трудов древнегреческих и римских историков. В сочинениях Геродота, Страбона, Диодора Сицилийского, с которыми русский поэт познакомился еще в Царскосельском лицее, содержатся описания вавилонской семиступенчатой башни-зиккурата Этеменанки - «Дома основания небес и земли», посвященной верховному богу Мардуку, покровителю города. По свидетельству Геродота, на вершине башни (у Пушкина - «на самой на верхней на макушке») воздвигнут большой храм. Там нет изображений божества, но стоит большое, роскошно убранное ложе и рядом с ним золотой стол. Никто из людей не проводит здесь ночь, за исключением одной женщины, которую, по словам халдеев, жрецов этого бога, Мардук выбирает из всех местных женщин. Жрецы утверждали (Геродот говорит, что им не верит), что сам бог иногда посещает храм и проводит ночь на этом ложе. Отсюда идет выражение «вавилонская блудница»: это верховная жрица Мардука, вступающая в священный брак с богом, в роли которого выступал один из храмовых жрецов.

У Пушкина «римская папа» и вправду сидит на вершине вавилонской башни-зиккурата, как всамделишная священная вавилонская блудница, верховная жрица языческого бога. Не случайно поэт описывает реально существовавшее архитектурное сооружение, ведь именно при жизни Пушкина началось научное исследование памятников великих цивилизаций Древнего Двуречья.

Известный английский художник, писатель, путешественник Роберт Портер, побывавший и в России, издал в 1821 году книгу, иллюстрированную собственноручными зарисовками. В книге имелось изображение холма Бирс-Нимруд, а также вавилонской башни - в предположительной авторской реконструкции. На самом верху помещен не храм, как в описании Геродота, а статуя Мардука - человеческая фигура с головным убором в виде распростершей крылья птицы. Не отсюда ли появилась в сказке Пушкина вавилонская башня, увенчанная фигурой старухи, а на голове ее - «Строфилус-птица»...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта