Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

«Нехорошая квартира»

Александр ПЛЕТНЕВ

Признаки «нехорошей квартиры» давно известны: по ночам что-то где-то потрескивает, вещи самопроизвольно меняют места, в зеркале трюмо возникает какая-то нечисть. А главное, квартира необратимым образом воздействует на психику проживающего там человека не в лучшую сторону. В мировой литературе описаниями подобных квартир прославились Михаил Булгаков, Роланд Топор, Стивен Кинг. В один ряд с ними претендует встать и Пауль Низон с романом «Мех форели» (издательство «Текст»). Пауль Низон, известный швейцарский писатель, лауреат многих литературных премий, свои первые рассказы опубликовал в 1959 году, «Мех форели» написан им в 2005 году. В Париже проживает с 1977 года.

Сюжет книги может уместиться в одном предложении. Герой неожиданно наследует квартиру в Париже и переезжает туда, однако аура чужого дома и вещей оказывается ему настолько враждебна, что он постепенно теряет представление о реальности. Читая «Мех форели», невольно проводишь параллели с книгой одного из вышеупомянутых авторов, а о таких совпадениях невозможно не упомянуть. Далее речь пойдет о романе «Призрачный жилец» Топора. Роланд Топор, француз польского происхождения, человек потрясающего диапазона дарований - писатель, карикатурист, режиссер мультипликационного кино, актер, театральный деятель. Читатели старшего поколения могут помнить его сюрреалистические карикатуры в польском юмористическом журнале «Шпильки» в 1970-е годы, фирменное украшение каждого номера. Свободно продавался в СССР, многие начали даже учить польский, такой остроумный был журнал.

А параллели, надо отметить, получаются удивительные. Оба героя (у Низона Штольп, у Топора - Трелковский) иностранцы - чужаки в Париже. Они въезжают в квартиры, где витает дух прежних владелиц, который необъяснимым образом вынуждает жильцов повторить их судьбу. И Штольп, и Трелковский знакомятся с добрыми, покладистыми женщинами, но им это абсолютно не помогает справиться ни с одиночеством, ни с надвигающейся душевной болезнью, ни с клаустрофобией. Жиличка у Топора, пытавшаяся покончить жизнь самоубийством, находится между жизнью и смертью, это тяжело воздействует на Трелковского. Прежняя владелица у Низона умирает от неизвестной причины - забавно, что это более всего тревожит Штольпа. Соответственно Трелковский выбрасывается из окна, полностью повторяя путь прежней хозяйки. А Штольп, терзаемый навязчивыми видениями свободного полета-падения, пытается исчезнуть, взлетев в воздух.

В двух романах перепеты кафкианские мысли о всеобщей потерянности в переполненном людском пространстве, двойственности сознания, чужеродности окружающего мира, даже если этот мир твоя квартира. Однако ни в коем случае нельзя считать идею книги заимствованной, хотя Пауль Низон, конечно же, был знаком с «Жильцом» (роман Роланда Топора написан в 1964 году, и блестяще экранизирован в 1976-м). Просто это новый виток мысли о трансформации человека в болезненное существо, испытывающее ужас перед людьми в большом городе. Так сказать, вариации на тему. А может, в Париже, раз об этом все пишут, действительно что-то не так?

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта