Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

И не обратиться в соляной столп...

Ученые предлагают изучать историю, вглядываясь в человека на фоне эпохи

Виола Егикова

Центр визуальной антропологии и эгоистории появился в нашей стране сравнительно недавно, он создан два года назад на базе Российского государственного гуманитарного университета. Что стоит за необычным названием? С таким вопросом я обратилась к руководителю центра, профессору РГГУ, доктору исторических наук Наталье Ивановне БАСОВСКОЙ.

- Термин начали широко использовать на рубеже минувшего и нынешнего столетий, когда в целом ряде стран стали появляться центры визуальной антропологии и эгоистории. Идея в том, чтобы взглянуть на историю через человека, через личность, которая «рассказывает себя», а тем самым - рассказывает эпоху. Такой подход очень важен в наши дни, когда стремительное развитие техники, технологий достигло такого уровня, что уже оборачивается иной ипостасью, начинает угрожать самому существованию человечества. Если оно вовремя не осознает это, не предпримет шаги к спасению, то неизбежно совершит акт самосожжения, самоуничтожения. Интуитивный ответ науки на появившуюся угрозу - возрождение интереса к человеку, и это проявляется в том числе в изучении истории. Она предстает перед нами совсем в ином свете, если смотреть на нее сквозь призму повседневности конкретного человека, ведь история по большому счету - самопознание человечества, а что может быть познавательнее, что может быть интереснее, чем сам человек?

- Любой?

- Безусловно. Но если к тому же это еще и мыслящая личность, яркая индивидуальность, светлый ум, тогда эпоха, увиденная глазами такого человека, высвечивается особенно рельефно, в сложнейших деталях и тончайших подробностях, которые позволяют понять и почувствовать ее во всей полноте. Я остро ощутила это, когда у нас начал читать лекции выдающийся ученый-энциклопедист, один из первых гуманитариев мира (не только России!) Вячеслав Всеволодович Иванов. Стала приходить к нему в аудиторию, как примерная ученица, чтобы послушать этого уникального человека. У него удивительная речь, ее отличают нетривиальные мысли, оригинальные идеи, поистине космический масштаб суждений, что ярко проявляется и в отступлениях от строго научной темы, в том, как ученый рассказывает, например, какие-то эпизоды из собственной жизни. Они очень интересны! Но если сохранить эти лекции только в виде текста, он не передаст всю полноту сказанного, тут важна еще и интонация. Так возник замысел сделать видеозаписи, нечто вроде видеомемуаров, что, собственно, и положило начало созданию нашего учебно-научного центра визуальной антропологии и эгоистории.

Долго уговаривать Вячеслава Всеволодовича не пришлось, он сразу понял идею и только спросил: «По какой схеме пойдем?» Я ответила: «По классической: детство, отрочество, в людях, мои университеты...» И мы начали записывать - обстоятельно, день за днем погружаясь в поток событий минувшего века. Перелистали десятилетия вплоть до конца 1980-х, когда Вячеслав Всеволодович был в числе депутатов первого всенародно избранного съезда. Его воспоминания выходят далеко за рамки жизни одного конкретного человека, они погружают в эпоху...

- Записи будут обнародованы?

- Они доступны широкой аудитории, ведь это документальный материал потрясающей интеллектуальной силы. Мы его оформили в виде диска, а названием послужила фраза Вяч. Вс. Иванова, взятая из контекста, - «Мы были странным исключением». Имеется в виду вот что: уничтожая любое проявление несоответствия своей официальной идеологии, советская власть тем не менее оставляла отдельные редкие островки свободы, словно оберегая самое себя от излишнего истребления интеллектуального субстрата общества. Вячеслав Всеволодович вспоминает, например, как они с Юрием Михайловичем Лотманом сумели организовать конференцию по семиотике. Эта наука долгие годы не признавалась у нас так же, как когда-то генетика, кибернетика, социология... Провести такую конференцию в те годы никто не разрешил бы. Так вот, официально для тех, кто был послан наблюдать за происходящим, дабы доложить «куда следует», ученые разыграли одно заседание, а на самом деле провели совсем другое, умудрившись все-таки обсудить вопросы семиотики. Слушаешь и поражаешься, на какие ухищрения приходилось отвлекаться таким крупным ученым, чтобы заниматься исследованиями...

- Планируете работать только с учеными?

- Нет, конечно, тут главный критерий - не профессия, а масштаб личности. Мы записали, например, видеомемуары Леонида Прохоровича Талочкина. Он был великолепным знатоком живописи советского андеграунда, знал практически всех художников, собрал потрясающую коллекцию, голодал, но не продал ни одной картины, эти работы, кстати, можно увидеть сегодня в Российском государственном гуманитарном университете. К сожалению, качество записи несколько подвело, и это уже не исправить, Леонида Прохоровича больше нет с нами. Другая завершенная работа - видеомемуары замечательного историка и культуролога Георгия Степановича Кнабе, которого, наверное, можно назвать первым после Окуджавы «арбатским человеком». Тема «арбатства» красной нитью проходит через его воспоминания, а потому мы делали записи не в кабинете, а на фоне тех самых арбатских переулков, где в 1920 - 1940 годы протекала жизнь профессора Кнабе. И это позволило привнести в его рассказ особый колорит: вот дом, откуда уходил на войну добровольцем, вот школа, провожавшая на фронт выпускников 1941-го... Такие детали, подробности, нюансы позволяют увидеть историю глазами ее участников. Это история эпохи, но это и история человека, пробившегося - вопреки всем тяготам - в интеллектуальную элиту. Воспоминания профессора Кнабе также собраны на диске, который доступен широкой аудитории, он называется «Слышать шепот времени».

- Кого записываете сейчас?

- Как человек немного суеверный, не хотела бы говорить о незавершенной работе. Но скажу, что не ставим целью проводить как можно больше записей. И дело не только в том, что лаборатория у нас небольшая, людей мало, возможности ограничены. Главное другое: это работа, которая не может быть поставлена на поток, тут требуются неспешность, вдумчивость, дотошность, если хотите. Это - как старинные вышивки, над которыми трудились годами, зато эти удивительные творения остались на века.

Осуществление таких видеозаписей - главная миссия нашего центра, хотя у него есть и другие задачи, в том числе регулярное проведение научных семинаров, конференций, создание интеллектуальной площадки для общения. Не только ученых, кстати. Очень важно прививать вкус к изучению, пониманию истории самой широкой аудитории, а потому надо находить формы общения с ней. Это и встречи с людьми разных профессий, с молодежью, и издание научно-популярной литературы, и фестивали науки, которые стали проходить в Москве. Интерес к науке в обществе, в том числе к истории, как убеждает практика, довольно большой.

- Это подтверждает и популярность программы «Все так» на радио «Эхо Москвы», в которой вместе с Алексеем Венедиктовым вы говорите о людях прошлого. Признаюсь, стараюсь не пропускать передачу. Когда рассказываете об исторических персонажах, кажется, будто вы непосредственно общались с ними, хотя речь идет о событиях давно ушедших веков. Возможен ли эмоциональный подход к истории?

- В научной статье, в монографии, в выступлении на конференции - безусловно, нет, ученый должен оперировать только документальным материалом, только фактами. Но в авторской передаче, которая ставит целью показать историческую личность, можно позволить себе некоторые допущения, основанные тем не менее на фактах, деталях, подробностях, нашедших отражение в документах. Такие детали часто позволяют увидеть то, что оказалось скрытым от глаза устоявшимися представлениями, стереотипами, штампами, официальной иконографией, традицией, искажающей или, напротив, возвеличивающей облик того или иного персонажа. Понять, почему так происходит, тоже очень интересно. Почему, например, Шекспир идеализировал Генриха V, который в действительности был кровавым деспотом, или, скажем, почему Робин Гуд считается национальным героем в Англии, хотя на самом деле провел в этой стране от силы несколько месяцев...

Внимание к деталям важно еще и потому, что они убеждают: основные человеческие ценности мало изменились за минувшие века. Благородство остается благородством, зависть - завистью, стремление к власти любой ценой, нечестность, подлог неизменны во все времена. Другое дело, что всегда надо помнить о контексте эпохи. Когда мы говорим о Кромвеле, например, нельзя не увидеть, что его армия - это армия поющих псалмы пуритан, которая с безумной идеей идет к поставленной цели и добивается победы. Так ли это отличается от тех, кто в свое время столь же безумно уверовал в коммунистическую идею и не допускал какого-либо инакомыслия?

- Персонажи ваших передач, ваших научно-популярных книг - люди далеких эпох. Нет интереса к современникам?

- Мои замечательные преподаватели на историческом факультете МГУ - а это были такие значительные личности, как, например, Сергей Данилович Сказкин, Евгения Владимировна Гутнова, - учили меня, что история начинается не раньше, чем через 50 лет после события. А все, что ближе, еще слишком свежо, слишком встроено в клубок противоречий, противостояний, интересов, ситуаций, амбиций. И потому это еще не история, это скорее область политики, политологии. ХХ век, с этой точки зрения, чрезвычайно сложен для осмысления историка, нам нередко все еще трудно отделить многие события от политики.

- Но в вашем центре вы записываете воспоминания современников.

- Во-первых, в их воспоминаниях фигурируют и 20-е, и 30-е, и более поздние, разумеется, годы. А во-вторых, этот материал не только и даже не столько для нас. Он скорее для тех, кто придет следом, когда сегодняшние события будут уже восприниматься более отстраненно, будут изучаться как история. Надеюсь, собранный нами материал поможет потомкам сложить картину того, что происходит сегодня на наших глазах и что мы подчас еще не способны отделить от политики. Я думаю, что наша эпоха поставит перед будущими исследователями немало очень интересных и очень сложных вопросов, как и мы задаемся вопросами, изучая, например, времена Кромвеля.

Говорят, история ничему не учит и человечество повторяет свои ошибки. Возможно. Но история тем не менее приучает думать. Мы изучаем историю, потому что человеку свойственно интересоваться своим прошлым так же, как дышать. Помните притчу о жене Лота, которой не велено было оглядываться, но она не удержалась, оглянулась и - обратилась в соляной столп. Как же примитивно толковали эту притчу, понимая ее как символ любопытства, причем именно женского любопытства! А ведь на самом деле это - символ самого человечества. Человек не может не интересоваться тем, что было, он не может не оглядываться назад. Мы этим свойством то ли наделены, то ли награждены, то ли наказаны. Трудно сказать...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта