Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Он был первым

75 лет назад был покорен пик Коммунизма – высочайшая вершина СССР

Илья КОНОВАЛОВ

Cентябрьские дни 1933 года ознаменовались крупнейшим достижением отечественного альпинизма. На высоту 7495 метров поднялся 26-летний Евгений Абалаков. Восхождение на высочайшую вершину страны, носившую тогда имя Сталина, было осуществлено силами Таджикско-Памирской комплексной экспедиции Академии наук и Совнаркома СССР. Цели экспедиции по изучению и освоению гигантских малоизученных высокогорных районов Памира объединили в своих рядах усилия целой плеяды выдающихся отечественных ученых, исследователей и покорителей гор.

Руководство организацией и штурмом пика осуществлял начальник таджикско-памирских экспедиций Академии наук и Совнаркома СССР, видный партийный и государственный деятель Николай Горбунов. Он не был профессиональным альпинистом, однако поставил перед собой фантастическую в осуществлении цель – любой ценой самому взойти на вершину, носящую имя Сталина, и таким образом реабилитировать себя как яркого представителя старой ленинской гвардии в глазах вождя.

Горбунов тщательно отбирал состав участников восхождения, сформировав из них штурмовой отряд под номером 29, вошедший в перечень подразделений Таджикско-Памирской экспедиции. О скрупулезности отбора с учетом физических, спортивных и морально-психологических качеств претендентов лучше всего говорит тот факт, что в число альпинистов отряда не был включен Виталий Абалаков.

В отличие от своего брата Евгений Абалаков вполне соответствовал личным соображениям и планам Горбунова. В нем сочетались уникальные качества непревзойденного скалолаза и альпиниста-высотника, физические данные которого оценивались профессорами медицины как эталон качеств спортсмена, равный «единице». Все это сочеталось с излучающейся добротой, отзывчивостью, коммуникабельностью и постоянным самопожертвованием в тяжелейших ситуациях восхождений, что делало его в глазах Горбунова незаменимым.

В годы обучения в Московском высшем художественно-техническом институте Евгений параллельно закончил Школу альпинистского мастерства с присвоением звания инструктора. А далее был целый каскад ярких восхождений на Кавказе, которым мог позавидовать даже опытный альпинист.

И предвидения Горбунова в отношении Евгения полностью подтвердились. Во время штурма вершины благодаря виртуозному скальному мастерству Абалакова были пройдены самые сложные отвесные участки почти километрового восточного гребня вершины, навешаны веревочные лестницы и по всему гребню проложены страховочные веревки. При подъеме на гребень сорвались в пропасть и погибли два участника экспедиции, что тягостно сказалось на морально-психологическом состоянии восходителей: некоторые из них отказались от дальнейшего штурма вершины. И все-таки усилиями оставшихся удалось поднять и установить на семитысячной высоте двухпудовую автоматическую радиометеостанцию, научная уникальность которой заключалась в передаче постоянной информации с вершины пика в высотную обсерваторию на леднике Федченко.

Через день еще трое альпинистов, не выдержав экстремальных условий восхождения, вынуждены были спускаться вниз. В высотном лагере остались Абалаков, Горбунов и Александр Гетье.

На десятый день решающего штурма вершины разразилась высокогорная буря. Температура упала до -450. К утру 2 сентября под мощными порывами ветра и давлением метровых пластов льда и снега рухнула палатка Горбунова и Гетье, и они, заживо погребенные, стали задыхаться и взывать о помощи. Откопав себя, преодолевая ураганный снежный вихрь, Евгений Абалаков добрался до соседней палатки и спас товарищей от неминуемой гибели. Лишь 3 сентября улеглись наконец снежные вихри, но положение трех штурмовиков лагеря оставалось критическим: в запасе всего одна банка рыбных консервов и плитка шоколада. К тому же Гетье начали мучить сердечные приступы и желчная рвота.

А вершина манила ослепительным сиянием свежевыпавшего снега. До нее осталось по вертикали шестьсот метров опаснейшего пути. И Абалаков с Горбуновым, натянув обледенелые штормовые костюмы, вышли в снежное безмолвие. Но уже через пару часов на подступах к вершинному гребню Горбунов окончательно обессилел и остановился. Евгений остался с горным гигантом один на один. Ежеминутно рискуя жизнью, последние метры острого, как лезвие ножа, гребня он преодолел на четвереньках.

Вершина! Вот она! От волнения и радости вполз и лег на чудесные, чуть тепловатые и защищенные от холодного ветра плиты. «Температура -20°, – написал в своем дневнике Абалаков, – замерзшими руками делаю зарисовки панорамы окружающих вершин и хребтов». Это явилось важнейшим и единственным документом расшифровки центрального Памирского узла, т. к. «лейка» замерзла и фотоснимков не вышло.

Банка с запиской о восхождении, вложенная в тур из вершинных камней, осталась свидетельством покорения Евгением Абалаковым высочайшей вершины страны.

Уже в лагере на высоте 6900 метров, устраняя возникшие дефекты, Абалаков был вынужден снять солнцезащитные очки и провести повторную разборку и сборку метеостанции, что привело к острой рези в глазах и частичной потере зрения.

А далее ему, полуослепшему, предстоял еще и тяжелейший, на пределе человеческих сил, спуск с вершины с двумя обессиленными и совершенно не способными к самостоятельному передвижению товарищами. Помощи было ждать не от кого. Никакой портативной радиосвязи в те годы не было и в помине, а в базовом лагере также отсутствовала информация о трех восходителях, оставшихся наверху в высокогорную бурю. И только благодаря фантастической жизнестойкости Евгения Абалакова его обмороженным спутникам удалось спуститься вниз.

Рапортуя Сталину с трибуны партийного съезда о взятии вершины, Горбунов лишь вскользь упомянул об Абалакове, приписав себе лавры первовосходителя, что можно проследить по публикациям журналов и газет тех дней. Более того, Горбунов так и не удостоил своего спасителя представления к соответствующему званию, награде или иному поощрению. Героический гражданский, научный и спортивный подвиг первопроходца был оценен в сумму 105 рублей 11 копеек…

Жизненный путь Евгения Абалакова был коротким, но необыкновенно ярким – путь великого альпиниста и воина, исследователя и художника, оставившего неизгладимый след в отечественной истории прошедшего века.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта