Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Отечество — Тверской бульвар

Алексей МИНКИН

Юного максималиста покоробил "кровавый молебен": царская чета и митрополит Филарет возносили благодарение, несмотря на тени повешенных декабристов. Герцен поклялся мстить, и борьба за социальную справедливость стала основной ценностью его жизни. Герцен критиковал поддерживавших через православие монаршее самодержавие славянофилов, но с падением французской революции разочаровался в идеологии западноевропейского человека. Всего за год до смерти непокоренный изгнанник отписался Бакунину, что "не верит в революционное изменение общества", возобладать, по его мнению, должна постепенность общественного развития. Философская доктрина складывалась под влиянием читаемых им Шиллера, Гете и Гегеля, огромное воздействие оказало на него социалистическое учение Сен-Симона. Но позднее, за границей, Герцен гениально предчувствует: "социализм найдет свое осуществление в России скорее, чем в какой-либо другой стране", "социализм разовьется во всех фазах своих до крайних последствий, до нелепостей, и снова начнется смертная борьба, в которой социализм займет место консерватизма и будет побежден грядущей, неизвестной нам, революцией"... Очевидно, в московскую свою бытность, точнее, в бытность возвращения на Тверской Александр Иванович доказывал обратное. А почему возвращения?

В 1830-х А. Яковлев дом на Тверском бульваре продал госпоже Кротковой, а с начала 1840-х домом владеет Д. Н. Свербеев, который устраивает там пятничные литературные салоны, где бывал и Герцен. Свербеевское обиталище на Тверском, куда также заглядывали С. Т. и К. С. Аксаковы, Грановский, Белинский, Чаадаев, Языков, Баратынский, Огарев, Б. Н. Чичерин, Хомяков, Полевой, Щепкин, Боткин, Погодин, Лермонтов, Гоголь, С. Соловьев, запросто объединяло западников и славянофилов. Увы, в 1850-х Свербеевы перебираются на Арбат, в Николопесковский, а "дом Герцена" переходит в купеческие руки и все чаще сдается внаймы различным конторам. Уцелевший с екатерининских времен и несший своим обликом дух классицизма особняк был выгорожен по-новому изнутри, а флигели к 1882 году оказались значительно перестроены А. Каминским.

Примечательно, что наиболее долгосрочным съемщиком дома стало издательство братьев Гранат, выпускавшее знаменитый энциклопедический словарь и пережившее в этих стенах советскую власть, но позже слитое с "Советской энциклопедией". Да, новая власть "домом Герцена" тоже распорядилась по-новому и в то же время весьма разумно. В 1920 году вся бывшая городская яковлевская усадьба была отдана под жилье и рабочие кабинеты бесчисленных литературных содружеств. Там поселились "Кузница", "Перевал", "Федерация", "Литературный особняк", Всероссийский союз поэтов, Объединение крестьянских писателей, Всероссийский союз писателей, "Лирический круг", "Ничевоки", "Орден имажинистов", "Литературный круг", Московская ассоциация пролетарских писателей… РАППовское периодическое издание "На литературном посту" существовало там же. Кроме того, в правом флигеле усадьбы обосновалось Литературное объединение Красной Армии и Флота с работавшими при нем Вишневским, Сурковым, Безыменским, Бедным и ежемесячно издававшийся с 1938 года журнал "Знамя". Остальные разношерстные союзы и унии занимали кабинеты второго этажа главного здания.

В нем же, с правой стороны, в полуподвале работал писательский клуб с рестораном, увековеченный в "Мастере и Маргарите" посещавшим его Булгаковым (ресторан "дома Грибоедова"). В популярный полуподвал спускались Брюсов, Антокольский, Пастернак, Маяковский, Фурманов, Асеев. Здесь всюду звучали стихи - внутри здания, на подоконниках и лестницах, в дворовом садике, на бульваре. В марте 1925 года на собрании группы "Перевал" Есенин озвучил здесь стихи своего цикла "Персидские мотивы" и поэму "Анна Снегина", а в мае 1921 года литературная общественность в последний раз слушала Блока. "На вечер Блока, - отзывался в книге воспоминаний "Далекое" возглавлявший в то время Всероссийский союз писателей и организовавший чтение Б. Зайцев, - собралось много народа. В первом отделении читал Чуковский, потом подъехал Блок. В глубине большой залы он стоял у раскрытого в сад окна. Вокруг - кольцо девиц и литераторов. Но - какой Блок: лицо землистое, стеклянные глаза, острый нос. Он начал читать, сбивался, но "Скифов" прочел хорошо - и в этой вещи, в манере чтения была некая отходная поэзии и самой жизни". А мы и впрямь "азиаты" да "скифы", ведь собравшиеся тогда на чтении футуристы беззастенчиво кричали больному поэту: "Мертвец, мертвец!" Наши нравы...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта