Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

«Резиновый» срок для господина учителя

Михаил СТОЯНОВ

Прошли времена, когда проштрафившегося ученика могли поставить в угол, во всяком случае мало кто из учителей в Америке осмелится так оскорбить кого-то из своих юных подопечных. Скорее провинившегося учителя направят на перевоспитание в укромное место, если не в угол, то в специальную «резиновую» комнату, где ему придется поразмышлять о превратностях педагогической жизни от нескольких месяцев до нескольких лет, ничего не делая, но получая при этом весьма недурную зарплату. Ситуация же в школах при этом, особенно в Нью-Йорке, оставляет желать, мягко говоря, много лучшего.

Газета «Нью-Йорк таймс», рассказывая о ходе предвыборной кампании, посетовала, что практически никто из оставшихся кандидатов на президентский пост не затронул серьезно в своих выступлениях и программах проблем среднего и высшего образования в стране. Одна только цифра показывает, почему эта проблема вызывает сегодня тревогу - каждые 26 секунд один американский ребенок бросает школу. В пересчете на год получается свыше миллиона детей, что больше, чем число детей, бросающих школу во всех остальных развитых странах мира. Это ужасная ситуация, говорит Аллан Голдстон из Фонда Билла и Мелинды Гейтс, напоминая, что к тому же около трети американских студентов бросают колледжи, не получив диплома, а еще треть, даже заканчивая их, оказывается неготовыми к продуктивной систематической работе или к продолжению образования. Да что там говорить, если треть опрошенных недавно одной общественной организацией подростков не знают, что Билль о правах гарантирует свободу слова и религии, половина не помнит, когда была в Америке гражданская война, а 20% не знают, против кого Соединенные Штаты воевали в ходе Второй мировой войны. Неслучайно состояние американских школ еще несколько лет назад вызвало у основателя компании «Микрософт» Б. Гейтса такую тревогу («Наши школы не могут научить детей тому, что они должны знать», - почти в отчаянии признался он тогда), что он стал направлять значительные средства из своего благотворительного фонда на нужды образования, в частности на строительство новых школ. Тем не менее сегодня, как констатирует тот же А. Голдстон, 60 процентов всех учащихся, достигших возраста, когда обычно заканчивают школу, не в состоянии справиться с простым заданием, что чревато, по его мнению, для будущего страны в условиях растущей конкуренции в мире.

И вот как раз в это самое время, когда многие бьют тревогу по поводу снижения уровня образования, сотни учителей Нью-Йорка вместо того, чтобы сеять «доброе и вечное», играют в карты, решают кроссворды, читают детективы или романы в рабочие часы, получая за эту вынужденную халяву очень неплохие зарплаты. Они бы, конечно, лучше занялись чем-то другим, куда более полезным и профессиональным, тем более такое времяпрепровождение в течение длительного срока уже привело к серьезным нервным срывам и семейным проблемам. Но что-то изменить они пока не в силах, поскольку таким образом отбывают своеобразное наказание, точнее - ждут вынесения приговора по обвинению в совершении профессиональных преступлений и невыполнении служебных обязанностей. По данным газеты «Нью-Йорк дейли ньюс», в настоящее время около 700 из 140 тысяч нью-йоркских учителей находятся в таком положении, причем многие из них уже не один год, что обходится налогоплательщикам более чем в 65 миллионов долларов ежегодно.

Каждый день, кроме обычных выходных, они по семь часов проводят в душных комнатах, которые называют «резиновыми», где просто отбывают рабочие часы, как арестанты в камере свой срок, с той лишь разницей, что получают за это зарплату, о которой могут только мечтать другие, по-настоящему вкалывающие всю неделю, - в среднем 70 тысяч долларов в год для обычного учителя, 100 тысяч - для учителя высшей квалификации. Но даже такая зарплата многих из них не радует: когда месяцами, а то и годами можно буквально биться головой о стенку в одном и том же помещении нередко среди одних и тех же лиц и ничего при этом не делать - от этого можно сойти с ума. И некоторые действительно находятся на грани помешательства.

В этих необычных «узниках» постепенно накапливается негативная энергия, которая вырывается наружу дома, что нередко приводит к конфликтам и семейным драмам. По сведениям «Нью-Йорк дейли ньюс», сейчас в одной из таких «резиновых» комнат уже почти 4 года сидят 9 учителей, в другой провели 3 года 26 педагогов. «Ветераном» этих заведений стал учитель, дело которого тянется уже пять с половиной лет. Его обвиняют в сексуальных домогательствах к одному из учеников, но доказать это не могут. А он, понятно, все отрицает и не хочет отказаться от преподавательской деятельности. Вот и тянется эта «резина» столько времени. Причем все эти годы он исправно получает зарплату в размере 95 тысяч долларов. И так же, как всех остальных, над которыми висит такое же обвинение, или их обвиняют в рукоприкладстве, постоянных опозданиях, профнепригодности и т. д., уволить его не могут, пока не предъявлены убедительные доказательства вины. А собираются они бесконечно медленно. Например, как показало недавно одно проведенное по этому вопросу исследование, судебный процесс разбирательства учительских дел занимает как минимум год и семь месяцев. Четыре месяца со дня подачи иска следователи допрашивают свидетелей, решая, достаточно ли фактов для предъявления педагогу формального обвинения, и еще девять месяцев уходят на судебные слушания, за которыми следуют полгода на вынесение официального решения суда.

Но, как правило, этот график частенько ломается по самым разным причинам, хотя бы потому, что 20 судей, имеющих право заслушивать дела, касающиеся учителей, работают всего пять дней в месяц в течение учебного года и два - в период школьных каникул и просто не успевают достаточно быстро решить судьбы обвиняемых педагогов. Вот и маются те в «резиновых» комнатах, где «молятся или медитируют, чтобы не сойти с ума в ожидании судебного решения», как говорит одна из учительниц, прошедшая через это испытание, просившая не называть ее имя. «Все здесь живут надеждой, что вот-вот наступит день, когда это кончится, - рассказывает она. - Это все равно что тюремное заключение с ночевкой дома».

Представители профсоюза учителей винят во всем новые городские правила, которые дали директорам школ широкие возможности для разборок с неугодными учителями, которыми иные из них нередко пользуются. Поэтому десятки педагогов и «пропадают» годами в «резиновых комнатах». С другой стороны, как поясняет адвокат городского отдела образования Майкл Бест, «нам приходится балансировать на грани соблюдения неуклюжих законов, направленных, с одной стороны, на обеспечение безопасности детей, с другой - на справедливое отношение к учителям. Именно поэтому окончательные решения по судебным делам принимаются так медленно».

Но от этих объяснений ничуть не легче учителю математики темнокожему Бубакару Фофану, вот уже три года в общей сложности ожидающему решения своей судьбы в «резиновой» комнате. Сейчас он отбывает здесь уже третий «срок». Его трижды обвиняли в применении телесных наказаний и психологическом давлении и трижды не могли это доказать. В конце концов ему это надоело и он основал веб-сайт, чтобы рассказать о таких же несправедливо обвиненных учителях, как и он. И снова нарвался на неприятности - Фофана без всякого умысла упомянул имя ученика, фигурировавшего в его деле, и получил ко всему прочему еще один обвинительный «пункт» - разглашение конфиденциальных сведений об учащихся.

Еще больше - почти шесть лет - мыкался в «резиновых» комнатах учитель начальных классов Джеймс Кастро. За многие годы, что он работал до перехода в манхэттенскую государственную школу 208, у него не было замечаний. И вдруг нашла коса на камень - невзлюбил его новый директор с первого взгляда, уверяет учитель, и начались бесконечные придирки. В конце концов его обвинили в профнепригодности и отправили в «резиновую» комнату. Это обвинение через несколько месяцев судья с него снял, после чего было выдвинуто новое - в применении телесных наказаний, по которому он через год был оправдан. А дальше уже пошла цепная реакция обвинений в самых различных грехах, которые также оказались несостоятельны. И когда его в очередной раз собирались отправить в злосчастную «резиновую» комнату для ожидания решения судьи, Кастро сказал себе «хватит!», решив покончить с педагогической деятельностью. Он ушел из школы, потеряв зарплату в 81 тысячу долларов. «Никогда не думал, что школа может таким образом разрушить жизнь человека», - грустно подвел он итог своей учительской карьере.

Наверное, эти же слова могла произнести и учительница искусств из высшей школы графики в Манхэттене, которая оказалась в немилости у директора после того, как обратила его внимание на роман одной из ее коллег с учеником. Директор, видимо, опасаясь, что сор может быть вынесен из избы и разгорится скандал, решил перекрыть бдительной учительнице кислород и вскоре закрыл класс искусства фотографии, который она вела. Та пожаловалась в высшие инстанции... И получила обвинение в профнепригодности, поклепе, чтении газеты на уроке... В общем, полный набор. Все обвинения в конце концов были с нее сняты, но около трех лет с перерывами она провела в «резиновой» комнате, ожидая решения судейской коллегии.

К слову сказать, в эти комнаты «ожиданий» попадают не только учителя, но и «птицы» покрупнее - например, сейчас там разгадывают в течение рабочего дня кроссворды и смотрят фильмы на DVD-плеерах 4 директора, 13 замдиректоров и даже 22 методиста. В общем, «большая учительская». Говорят, некоторые из посидельцев со скуки начали учить иностранные языки, возможно, даже суахили. Времени свободного навалом, а денежки исправно из городской казны капают.

Нью-Йорк.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта