Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

«Год сурков»

Олег СУЛТАНОВ

Часть 1. Вопросы.

Прежде всего мы хотели бы поздравить Вас, Дмитрий Анатольевич, с президентством. Многие злорадствуют, что, мол, и не выборы это вовсе, а назначение или более того - передача престола по наследству. Мы выше этого. Нечего кукиш в кармане показывать. Поздравляем с президентством - и баста! Искренне желаем Вам, господин президент, успехов в роли очередного раба на галере. А с целью облегчения этого на самом деле рабского труда мы, как всегда, стараемся помочь в виде конкретных предложений по оптимизации данной действительно непосильной нагрузки и распределению ее среди остальных гребцов Вашего очень своеобразного экипажа. Экипажа, где пахал рабом (как это выяснилось по прошествии восьми лет) лишь один старший гребец. Чем занимались в это время все остальные (как, бывало, говаривал первый российский президент по поводу пропавшего «неизвестно куда» 5-миллиардного кредита Всемирного банка) - а хрен его знает?! Хотя кое-какие предположения в этой части мы ранее и высказывали.

Но прежде чем приступить к основной теме, хотелось бы довести до Вас изрядное смятение, посеянное в умах наших в ходе грандиозной избирательной кампании. По всем обрушившимся на наши многострадальные головы данным, обещаниям, угрозам, простите, оговорились - прогнозам, жизнь на Руси от года к году, от срока к сроку становится все краше и веселее, а уж от того, что ждет нас (не всех, правда, к глубочайшему сожалению) к 2020 году, и вовсе дух захватывает. Ну, насчет веселее - опровергать не будем, это подтверждается бесконечным числом заполонивших наши экраны низкопробных «аншлагов» и выступлений целой армии кривляющихся шутов и скоморохов. Шоу-бизнес тоже добавляет адреналина в кровь, и ничего, что не талантами, а количеством и обнаженными (самыми ответственными за поднятие тонуса) частями тела. Важен ведь результат, не так ли? Так что с этим все в порядке, и свою порцию зрелищ в этой части народ получает сполна. Конечно, жаль, что мы после такого яркого предвыборного карнавала снова останемся с занудливым бормотанием и непонятными рассуждениями обо всем и ни о чем, надоевшими до оскомины одними и теми же состоящими на службе у власти говорунами, чья индивидуальность выражается, пожалуй, только спущенными на кончик носа очками. Ну - ничего, четыре года пролетят быстро.

По первой же части, насчет того, что жизнь становится все краше и краше, ну прямо-таки чувствуем мы какое-то неудобство, что ли. Нет-нет, понимаем, что должно быть лучше... Но вот, зайдя с пенсией в магазин, как-то теряешься, а платя все больше и больше за незамысловатые в общем-то услуги нашего давно уже остановившегося в своем развитии ЖКХ, и совсем впадаешь в уныние. И крутишь в руках эту самую прибавку к пенсии или к зарплате и не знаешь, куда ее бедную приткнуть, к чему ловчее приспособить. Что-то не то, чего-то мы недопонимаем... Разгребаем все эти обрушившиеся на нас в одночасье блага, и не склеивается картина. В телевизоре одно, а в жизни другое. Опять же намедни объявили об очередной победе. Оказывается, один, правда, самый продвинутый регион (Московская область) наконец-то вышел на уровень развития, который был достигнут аж 20 лет назад. С одной стороны, радость, конечно, и даже гордость какая-то. Но, с другой стороны, регионов-то более восьмидесяти, и притом всяких-разных. Понятно, что если в год по региону подтягивать к этому далекому двадцатилетней давности уровню, то и до совсем уж нищенствующей Калмыкии или Агинского Бурятского автономного округа (беря во внимание его территорию до присоединения к более развитому соседу) очередь лет эдак через семьдесят дойдет. Правда, и сравниваемый уровень тогда уже будет не двадцатилетней, а девяностолетней давности. Но все же какой-никакой, а прогресс. Пытались мы эту мозаику сложить и так, и эдак, не складывается. Статистика говорит одно, а правда жизни - другое.

И тут нас осенило. Нет, все-таки стратегия у Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) есть! Просто мы по серости своей, по недоумию ее сразу же не разгадали; чувствовали что-то, но всей грандиозности замысла охватить и понять не смогли. Ведь, помните, говорили, что 500 самых богатых обладают неподдающимся воображению совокупным капиталом в 715 миллиардов долларов, что мы на втором месте в мире по числу долларовых миллиардеров. Что общее состояние самых богатых за буквально считанные годы стало куда больше, чем у всего остального населения. А такой факт, что по результатам прошлого года самым-самым богатым стал уже не предводитель чукчей, а другой. Причем оказался таким шустрым, что всего лишь за год прирос сразу аж на 20 млрд. долларов. Причина? Он понял, что не надо отрываться от родной кормушки и уезжать в туманную даль, что благодаря достигнутой стабильности, о чем с гордостью говорилось перед выборами, никто его и дальше от этой кормушки отгонять не собирается. Правда, они пока прячут свои основные денежки за границей, потому что еще пугливые очень, все-таки немного не верят, что такое счастье для них самих, детей и внуков - навсегда. Да и в целом проблем у них хватает, так как к таким деньгам за рубежом отношение, мягко говоря, настороженное. Ну, ничего, МЭРТ что-нибудь придумает.

Так вот, мы все искали, где они, эти самые инвестиции в человека, и не понимали, когда нам власть настойчиво говорила о том, что они-таки есть. А эти самые богатые, они что - не человеки? Ведь МЭРТ в отличие от нас, дураков, сразу поняло, что на всех нефтегазовой трубы не хватит. Мы еще ушами хлопали, а Гайдар с Чубайсом уже действовали. Греф лишь продолжил.

А стратегия заключалась в следующем. Укреплять благосостояние надо не снизу, а сверху. Вспомните: сначала появились олигархи, семья и узкий круг приближенных, в общем, не так уж и много. С остальными разобрались просто, отобрали все, откинули далеко назад, чтобы под ногами не путались, не мешали, значит. Пока они еще опомнятся, соображать что к чему начнут, многое можно сделать. И сделали. Потом произошла смена, вернее, передача власти и смена команды, «элит». Надо было в таком же спешном порядке обустраивать уже их благосостояние. Конечно, кое-что отобрали у старой команды, но так - по мелочам. Но на остальных надо было изыскивать немалые средства. Благо нефтяные деньги хлынули в страну рекой. А ведь команда ой как выросла, одних приезжих из второй столицы сколько наехало. Нащупав эту методу, далее телега покатилась по накатанной колее.

За прошлый год, например, число семей, имеющих годовой доход в миллион долларов, увеличилось вдвое. Неважно, что пока их не десятки миллионов, а две сотни тысяч. Нечего и копаться в их социальной принадлежности. Гораздо важнее сам позитив развития. Поэтому стратегия ясная и понятная. Мы, да и многие другие, например, удивлялись тому, что зачем нам так много депутатов - четыреста с лишним душ. Неправильно удивлялись. Надо в два раза больше депутатов, и число не просто богатых, а очень богатых сразу же практически удвоится. Причем без всяких особых усилий, а тем более без какой-то малопонятной структурной перестройки экономики, от которой еще результатов ждать и ждать. Число чиновников увеличилось? Безусловно! Мы думали, это просто случайно. Ничего подобного - это тоже стратегия. Сколько у нас министерств, ведомств, регионов и даже районов? Очень много. Увеличиваем в каждом вдвое число чиновников, сидящих на ключевых местах, вот вам и удвоение числа весьма состоятельных. И ничего практически не надо делать, напрягаться. Сдерживание или фронтальное давление на коррупцию. Чего мы бились, как мухи об стекло, просиживали штаны, изучали теорию и мировой опыт? Ошибка. Мы-то думали, что власть тянула с реализацией мер по своим каким-то корыстным побуждениям - опять неправильно. Это тоже стратегия.

Сколько зажиточных людей дало обществу бездействие? То-то же! Недавно ООН (и неймется же ей!) опубликовала прогноз о том, что из-за деградации в России к 2025 году не останется деревень вообще. Во-первых, не к 2025-му, а к 2020 году, так все планы развития у нас заточены именно на этот срок, а во-вторых, опоздали они со своими прогнозами. Наше прозорливое МЭРТ давно предусмотрело и такой вариант, проталкивая в спешном порядке Земельный, Лесной и Водный кодексы. Они уже изначально составлены так, что там интересы деревень, а уж тем более селян, и не предусмотрены. Опять же взять такой факт - кто сейчас в наших совсем уж заброшенных деревнях в основном проживает? Правильно - древние бабушки и дедушки, коим будущие двадцатые годы ХХI столетия мало интересны по вполне объективным физиологическим причинам. Продовольственная безопасность кого-то беспокоит? Ду-ра-ки! Ведь покупая за границей и перепродавая здесь, ни пахать, ни сеять не надо, вся эта морока исчезает, а денежки капают. Абы кого опять же к этому бизнесу не допускают, чтобы доходы не размазывались, значит. А создание в последнее время ударным темпом госкорпораций - это вообще золотое дно.

Сумасшедшие оклады топ-менеджерам - это с одной стороны, а возможность, да чего там возможность - стопроцентная вероятность их приватизации в ближайшие сроки узкой группой ограниченных людей - с другой стороны. А до приватизации, естественно, усиленная подкормка корпораций из бюджета.

А засланный в РАО ЕЭС казачок, герой ваучеризации плюс приватизации всей страны, ведь не только жив курилка, но и вопреки всей экономической науке, здравому смыслу и интересам граждан добился-таки развала могущественной государственной компании. Знаменитый план ГОЭЛРО отдыхает. Отделил все-таки зерна от плевел, расчленил компанию. Все затратное повесил на бюджет, а то, за что платят денежки, - опять им, избранным. И ничего, пока и мы, и наши детишки расхлебывать все это будем, караван уйдет. Это тоже весомый вклад в увеличение числа ну очень и очень обеспеченных и главное - заранее назначенных на эти инвестиции в человека «человеков». А посмотрите, сколько действительно понастроили жилья. Чтобы убедиться в этом, надо просто выйти на балкон своей малогабаритной панельной 9 - 12-этажки и посмотреть на вольно раскинувшиеся вокруг жилые небоскребы. Кто в них купил квартиры? Вот и ошибаетесь, не только родственники депутатов, министров и чиновной братии рангом чуток поменьше, владельцы фабрик (хотя их у нас практически и нет), пароходов, ресторанов, бензоколонок и палаток. В них вполне могут оказаться и врачи, и учителя, но, правда, пока только из частных, платных больниц и опять же частных элитных колледжей. А их в соответствии с той же стратегией становится все больше и больше, а, следовательно, больше будет и потенциальных покупателей этих квартир. Все больше становится платных мест в вузах. Тоже не страшно, богатые студенты будут платить преподавателям взятки за сдачу экзаменов, зачетов, будут покупать готовые курсовики... Отдельные, наиболее продвинутые в рыночном плане, преподаватели получат в результате этого возможность покупать дорогие квартиры. А зачем гонять гаишников? Во-первых, и до сих пор это занятие было абсолютно бесперспективным, а во-вторых, они сами без забот со стороны государства вполне спокойно решали проблему своего благополучия.

Так что стратегия определена давно, четко и ясно. А то, что большинству их благосостояние достается не упорным трудом, а на халяву, так сказать, так и генетику нельзя списывать со счета. Вспомните наш народный эпос. Золотая рыбка - раз, Иванушка-дурачок и по щучьему велению - два, скатерть-самобранка - три... Ну, не стоит продолжать рассуждать далее об этой дурной наследственной тяге к халяве.

И пора прекратить оглядываться на всякие исследования и данные ООН! Подчеркнул президент, что мы по уровню развития экономики вошли в первую десятку стран мира, выплеснулись туда, так сказать, из трубы - это и есть наше главное, все остальное мелочи. Войдем вот-вот и в пятерку, труба туда, так сказать, и зовет, и ведет. А то, что по исследованиям той же ООН мы по индексу развития человеческого потенциала находимся аж на 67-м месте или на 126-м (из 159) месте по мировому рейтингу коррумпированности - фигня все это. У нас свой путь, и они нам не указ. А методика? У нас она должна быть своя, нечего на них оглядываться. По уровню демократии нас тоже чуть ли не на последнее место определили. Плевать на их мнение! И вообще у нас ракеты самые-самые, истребители-бомбардировщики самые крутые и подводных лодок мы скоро самых современных настроим сколько надо. Вот.

А методику мы их же усовершенствуем и по ней будем результаты свои определять. У них погоду на год вперед определяют по поведению сурка, разбудив его в преддверии весны. У нас более революционное предложение: объявить не день сурка, а «Год сурков», и не мучить бедолаг, отрывая их от сладкого сна, да еще и гадать при этом, что будет, а осенью, когда, так сказать, урожай убран и барыши от его реализации уже получены, вот тогда и оценить по нагуленному жирку наших самых-самых богатых сурков. А как иначе? Ведь всех сто сорок два с лишним миллиона не перещупаешь и не взвесишь, но вполне разумное число самых упитанных - запросто. Ну, поведение, конечно, тоже не надо со счетов сбрасывать, тем более если это поведение не абы где, а у всего мира на виду - в Куршевеле. Чем не показатель? Так и поступим. Пятьсот этих самых богатых мы оценили, а теперь возьмем сразу же после первого года руления страной новой командой и проверим, а на сколько потянут уже 1000 самых богатых? Определим и общий вес, и привес. Уверяем, что результат будет не хуже. Методика простая, доступная, очень экономичная и сразу же (без всяких статистических выкрутасов) подтвердит, что развитие действительно и внушительное было, и в какую сторону или в чью пошло.

Раньше мы об этом тоже говорили, но, так сказать, более эмоционально, а сейчас на основании строгого, методического подхода. Хватит нам пользоваться данными всяких «Форбс» и «Финанс». Ну, а так как успехи зафиксированы действительно внушительные и в мире доселе не наблюдаемые, предлагаем наплевать на их Книгу рекордов Гиннесса и учредить свою (чем мы хуже) Книгу рекордов МЭРТ. А в качестве первых рекордов зарегистрировать для начала два: «Двадцать лет развития назад» и «20 миллиардов долларов за год по щучьему велению».

Не можем мы обойти вниманием и еще один момент. Ну очень нас обидело, что пролетели мы мимо последнего «Оскара», за державу ведь обидно. Насчет художественных фильмов ничего посоветовать не можем, а вот по поводу анимационных (мультиков, проще говоря) у нас есть вполне конкретное предложение - снять такой с названием «МЭРТ в тумане». Помните, был такой очень популярный мультик про ежика, который заплутал, бедолага, в тумане. Успех гарантируем, причем сразу в нескольких номинациях.

Видите, как мы изящно обошли все бросающиеся в глаза противоречия и нестыковки и уложили все в одну стратегию «развития». Вас это, Дмитрий Анатольевич, не удивляет? Немного утрировали, не без этого. Не сказали об успехах. Да, кое-что во всеобщей неразберихе и бардаке невольно сделали, кое-что получилось. Школьные автобусы, интернет... Хотя без идиотизма и здесь не обошлось, когда чуть не посадили директора школы за пиратское компьютерное обеспечение. Да, построено несколько медицинских центров, хотя их необходимо на порядок больше. Закуплено какое-то количество медицинского оборудования, выделено больше средств на сельское хозяйство... Но делается это настолько бестолково, спонтанно, с огромными возможностями для хищений со стороны тех самых прожорливых сурков. По ходу предвыборной кампании не кем-нибудь, а первыми лицами государства вдруг обнаруживается, что национальных проектов должно быть больше (потрясающе, что это не было понятно ранее). В великом и могучем русском языке эту ситуацию можно характеризовать одним емким словом - бардак, а все практические, бестолковые действия - латанием тришкина кафтана. Почему целая куча национальных проектов? Где, уважаемые наши господин президент и будущий премьер, нормальный план развития на четыре или пять лет, доступный для ознакомления обществу? Ведь план - это конкретный набор вполне конкретных комплексных мероприятий, с конкретными показателями, расписанными по срокам и увязанными в одно целое, сбалансированными наконец по средствам и ресурсам. В плане каждому министерству и ведомству определена своя роль и свои вполне конкретные показатели. В плане, наконец, будут поставлены и взаимоувязаны задачи по развитию конкретных регионов, выравниванию их чудовищного различия по уровню развития. Может быть, тогда и депутаты-лоббисты будут драться не просто за увеличение бюджетных средств для расплывчатых проектов, всевозможных программ или той или иной региональной кормушки, а за вполне конкретные задачи, по которым надо будет конкретно и отчитываться. Где, например, расписанный по годам план развития малого и среднего бизнеса - основы экономического и социального развития, почему задача поставлена аж на 2020 год? Где задачи по годам на 2008-й, 2009-й, и т. д.? А абсолютно нетерпимый уровень детской смертности? Где и здесь задачи по годам? Не хватает средств на создание уже за 4 года требуемой медицинской базы и ликвидацию очереди на проведение дорогостоящих операций? А вы обратитесь к населению в конце концов? Так и скажите: единственная причина - нехватка средств, а ведь другой-то причины и нет. Вы знаете, Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович, народ из пенсий на это деньги будет давать, урезать себя будет в последнем, хотя дальше и некуда. А вот те богатые сурки, о которых мы говорили выше, ради этого отказывать себе в отдыхе на Мальдивах или на Канарах не будут и не перестанут выписывать себе на дни рождения за миллионы евро зарубежных звезд, приводя в изумление масштабами этого идиотизма и откровенного цинизма весь цивилизованный мир. Может быть, именно под этим углом зрения у вас изменится и отношение к отмене плоской шкалы подоходного налога или к введению серьезного налога на предметы роскоши и элитную недвижимость, на дивиденды. Именно конкретные задачи с конкретными показателями по срокам помогут наконец-то уйти от порочной практики ставить на высокие посты чиновников, исходя из личной преданности, родства, или и того хуже - позволять эти должности покупать. Прошел год, подвели итоги и спросили с любого министра или губернатора уже вполне конкретно. И в случае неудачи, как образно выразился один из ваших высоких коллег, - пендаля под известное место. Опять же в ежегодном послании можно будет конкретно говорить: поставлена была такая-то задача, достигнуто то-то, конкретно. И четыре «И», кроме, безусловно, красивого внешнего облика, обретут вполне конкретное цифровое содержание. Зачем вы терпите столько лет безобразную работу МЭРТ в конце концов? Где нормальные специалисты, помощники? Ведь его (МЭРТ, да и всего правительства в целом) плохая работа - это затягивающаяся и уходящая в туманное далеко перспектива улучшения жизни десятков миллионов людей, многие из коих до оной и не дотянут. А неужели вас устраивает роль раба на галере? Зачем усугублять и далее ситуацию в социальной сфере?

Вопросы, вопросы... А ведь народ голосовал не столько за вас, сколько за надежду. Покажите, насколько эффективней станет гребля уже в паре, заставьте грести и остальных.

Однако, как всегда, во второй части статьи и следующих материалах последуют и наши предложения. Так что две пары дополнительных рук на галере у вас уже есть.

Часть 2. Предложения

В последнее время одним из самых негативных явлений, затрагивающих напрямую интересы подавляющего числа граждан, стал рост цен. Цена - не только экономическая категория, характеризующая любой товар, но и сосредоточие колоссального числа факторов, явлений и событий, определяющих и влияющих на ее формирование. Вокруг цен, когда очевидным стал значительный их всплеск, особенно в части социально значимых товаров, разгорелись нешуточные дискуссии. Отнюдь не простая и чрезвычайно далекая от благополучия ситуация в социальной сфере не позволила представителям власти уйти от острых и во многом неприятных для них вопросов. К сожалению, и в этом вопросе ее представители пошли, по нашему глубокому убеждению, отнюдь не по конструктивному пути. Это ощущалось и по растерянности, и по совершенно нелепым объяснениям причины роста цен в самый первый, шоковый период, неуклюжими и непрофессиональными попытками в дальнейшем ограничения их роста. Но, как нам кажется, во всей этой вроде бы нелепице, власть с редкой настойчивостью внушала обществу, по нашему мнению, чрезвычайно опасную и не соответствующую тяжелой социальной ситуации мысль - о недопустимости государственного регулирования цен. Продолжая поднятую в первой части нашей статьи тему, мы хотим обратить внимание на одно весьма немаловажное обстоятельство. Неконтролируемая со стороны государства, отпущенная в свободное плавание цена, особенно, когда рыночные механизмы в зачаточном состоянии, может обладать откровенно антисоциальным свойством - сделать бедных еще беднее, а богатых еще богаче, причем без всяких особых усилий со стороны последних. Интересно отметить еще одну интересную и характерную закономерность послеперестроечного времени, этакое «ноу-хау» российской экономики. Речь идет о том, что объявленная в начале экономических преобразований (начало 1990-х) либерализация цен при полном бездействии властей привела к тому, что раз отпущенные цены перестали слушаться вообще. И вот что характерно - каждое новое повышение цен не только тут же списывалось на издержки идущих рыночных преобразований, но и никогда даже в периоды относительной стабилизации (преподносимые нам как несомненный успех властей) цены не возвращались к исходным позициям! Потрясающе, не правда ли? И кому это было выгодно, кто стал богаче?

Еще одно немаловажное понятие для последующих рассуждений. Себестоимость - важнейшая составляющая и по сути - это база цены. Поэтому в большинстве индустриально развитых стран существует четкий и законодательно установленный порядок расчета себестоимости как базы цены. Именно такой порядок призван пресечь все попытки искусственного завышения цены и через это сокрытия прибыли. Как правило, по закону включение в графу «затраты» нереальных затрат карается многократным возмещением потерь бюджета. В США (и в ряде других стран) предусмотрена даже уголовная ответственность за установление искусственно завышенных цен, так как цепочка «цена - прибыль - бюджет» - генеральная линия спасения хозяйства или его уничтожения (как у нас, например, в ситуации с основными фондами предприятий).

В рыночной экономике с анархией в вопросах ценообразования уже лет двести как покончили, и не похоже, что собираются к ней вернуться. Гибкость в этом вопросе заключается в том, что хозяйственная практика в этом направлении предусматривает определенный подход в зависимости от экономической конъюнктуры в той или иной стране. При нормальной конъюнктуре она более или менее щадящая и предусматривает большую свободу цен, если же она неблагоприятна, близка к кризису или уже стала кризисной, то государственная власть применяет жесткие и отнюдь не грефовские либеральные меры, а именно - контроль, регулирование, а то и прямое установление уровня цен. Кстати говоря, мы, Дмитрий Анатольевич, в отличие от Ваших помощников, ситуацию в России с огромным числом бедствующих людей и относим как раз к критической.

Люди мы любознательные, опять же ничьими либеральными или неолиберальными теориями не отравленные, потому и мировым опытом, и историей не пренебрегаем. Обратившись к нашей российской истории, мы, например, обнаружили, что даже Борис Годунов, царствовавший в далеком XVI веке, был куда как прогрессивнее обласканного вниманием власти, несменяемого до последнего времени и чересчур уж дорого обошедшегося простым гражданам России Германа Грефа. Так, при имевшем место в те годы большом недороде царь вводил в Москве казенную цену на хлеб - втрое выше прежней, но и вшестеро ниже «естественно рыночной». Причем, было принято и такое правило: ежедневно до 12 часов дня торговля шла только в розницу, чтобы спекулянты оптовыми закупками не лишали горожан хлеба... Вот что советовал царю и что внедрял в практику далекий экономический предок нашего, к сожалению, не столь талантливого и не столь рьяно радеющего за подопечный народ Германа Оскаровича.

Идем далее.

Обратимся к очень поучительному опыту Франции.

Потревожим память еще одной масштабной исторической личности. Первый консул республики генерал Бонапарт использовал в Париже практику установления «хлебного максимума» - верхней границы цен, превышать которую не мог никакой купец. Позднее эта практика была распространена и на те регионы Франции, где урожай собирался ниже обычного.

Специфика экономики Франции (государственный сектор в экономике Франции занимает небольшой удельный вес в ВНП) предопределила соотношение между регулируемыми и свободными ценами на товары и услуги: примерно 20% цен регулируется государством, а остальные 80% находятся в режиме свободного рыночного ценообразования. Следует отметить, что Франция является одной из немногих промышленно развитых стран, где существовал довольно жесткий режим государственного регулирования цен, сохранившийся частично и до нашего времени.

На протяжении 40 лет (1947 - 1987 гг.) государственное регулирование цен являлось составной частью политики «дирижизма» (государственного регулирования экономики). Сложная экономическая ситуация в стране, сложившаяся к 1947 году, резкое снижение покупательной способности франка, его девальвация обусловили необходимость принятия решительных мер по контролю за ценами. В конце 1947 года с учетом некоторого повышения темпов восстановления экономики была введена политика «контролируемой свободы цен»: предприниматели получили возможность изменять цены, предупредив об этом государственные органы, которые могли отменить такие изменения. Однако уже в начале 1948 года цены на товары были переведены на режим полной или частичной свободы установления. Вместе с тем в течение последующих лет (1949 -

1957 гг.) правительством Франции были приняты 6 законов о блокировке цен, что привело к постепенному ужесточению ценового контроля. В 1960 - 1962 гг. осуществлена почти полная либерализация цен на промышленные товары, но уже с середины 1963 года правительство приняло решение о новой блокировке цен в связи с новой экономической политикой «развитие без инфляции». Одновременно были заморожены цены на некоторые продукты питания и услуги. С 1965 по 1972 г. государственное регулирование цен осуществлялось через так называемые контракты стабильности, программные контракты и контракты против повышения цен. В соответствии с контрактами стабильности государство заключало с предприятиями соглашения, по которым они имели право повышать цены на одни товары, одновременно снижая цены на другие товары. Основная цель такого механизма государственного регулирования цен - поддержание стабильности общего уровня цен. Программные контракты были направлены на то, чтобы способствовать эволюции цен, отвечающей условиям международной конкуренции. Этот механизм государственного регулирования цен распространялся на все товары и услуги, которые в соответствии с контрактами стабильности ранее подвергались контролю. Согласно программным контрактам, предприятия предоставляли государству информацию о своих инвестиционных программах, финансовом положении, занятости, перспективе выхода на внешние рынки, а также подробную информацию, связанную с формированием цен, в том числе по анализу рынка и конкуренции, технико-экономическим параметрам товаров, производительности труда, методам финансового управления и т. д. Контракты против повышения цен имели целью обеспечить высокую конкурентоспособность французских товаров и замедлить темпы роста инфляции. При принятии предприятиями таких контрактов правительство принимало на себя обязательства не применять меры, ведущие к росту издержек производства. В 70-х годах правительство Франции стало вновь применять систему мер по блокировке и регулированию цен. Так, во второй половине 1975 года были временно заблокированы цены на все товары и услуги государственного и частного секторов экономики, а в мае 1976 года цены в госсекторе могли повышаться только на заданное количество процентов. При этом государство заключило контракты с предприятиями, по которым последние обязывались ограничивать рост цен на свою продукцию. На отдельных этапах развития экономики блокировка охватывала все цены. В случае если прибыль предприятия росла быстрее, чем цены, они облагались специальным антиинфляционным налогом.

Жесткий контроль над ценами, существовавший во Франции в течение почти 40 лет, способствовал на этапе инфляционного развития экономики и низкой общемировой конъюнктуры стабилизации экономики страны. Либерализация цен привела к необходимости изменения структуры государственных органов по регулированию цен. До 1986 г. в составе министерства планирования и финансов органы ценообразования были представлены самостоятельным департаментом, а затем он был преобразован в департамент по конкуренции, куда вошли на правах отдела органы по государственному регулированию цен и ценовой конкуренции. В настоящее время во Франции имеются около 3000 государственных контролеров по ценам, которые являются сотрудниками отдела по государственному регулированию цен и ценовой конкуренции департамента по конкуренции министерства планирования и финансов, отраслевых министерств и 100 департаментов (в больших городах штат контролеров составляет 10 - 12 человек). Основные задача государственных контролеров - наблюдение за государственной дисциплиной цен. Контролеры имеют право составлять акты по нарушению правил ценообразования и передавать их в финансовый трибунал, который принимает решения о санкциях к юридическим лицам, связанным с нарушением законодательства по ценам.

Таким образом в рыночной Франции к свободным ценам шли 41 год!

Великая депрессия 30-х годов в США. Президент Ф. Рузвельт вводит систему паритетных цен. Иначе фермеры разорились бы, а город остался бы без продовольствия. Виновные наказывались разорительными штрафами. В послевоенные годы, в момент перехода экономики на мирные рельсы, что само по себе было весьма близко к кризисной ситуации, эта система была трансформирована в так называемую «систему ценовых комитетов», когда на местных рынках (в штатах, графствах) создавались комитеты, куда входили представители продавцов и покупателей, а также администрации региона.

Они-то по взаимному согласию и устанавливали цены на товары первой необходимости на декаду, неделю или даже на один день. Все сделки купли-продажи оформлялись именно по этой цене, иные же признавались незаконными. Во время нефтяного кризиса 70-х годов президент США Р. Никсон дважды замораживал цены. Он называл это «периодом принудительной стабильности». Действительно, если стабильность экономики не достигается никаким иным путем, то остается прибегнуть к мерам принудительным.

В Англии, Канаде, Швеции в 1940 - 1950 гг. государство широко применяло так называемые «фиксированные цены». В Англии эта система продержалась до 1964 г., позднее правительство пошло на уступку: торговцы получили право снижать цену, установленную производителем (но не повышать ее). А уже в настоящее время, совсем недавно, министерство здравоохранения вынуждено было установить «потолок» для максимальных цен на препараты-генерики, так как существующая до этого пассивная позиция властей позволила британским производителям при поставках своей продукции Национальной службе здравоохранения, врачам и пациентам взвинтить свои цены всего за один год в среднем на 40%. На этот «подвиг» производителей спровоцировал взлет спроса на препараты (ежегодно врачи выписывали эти препараты на сумму 750 млн. фунтов стерлингов). Так как на Западе повышение цены на ту или иную группу товаров на 5 - 7% уже считается катастрофическим, власть не могла не вмешаться и оставить такой взлет цен без внимания. Очевидно, и этот эпизод прошел мимо внимания наших идеологов - достойных наследников незабвенного Остапа Бендера.

Начиная знаменитую реформу 1948 г. в ФРГ, отец немецкого «экономического чуда» Л. Эрхард утвердил список «социально приемлемых цен», куда вошли самые нужные населению товары.

В Японии, например, был создан особый правительственный орган - бюро цен управления экономического планирования. В его функции входят: контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, поддержание спроса на необходимом уровне, изучение тенденции спроса и предложения. Государство регулирует цены на рис, пшеницу, мясо и молочные продукты, железнодорожные тарифы, тарифы на водо- и теплоснабжение, электроэнергию и газ, образование и медицинское обслуживание. В целом регулируется около 20% потребительских цен.

В странах Европейского союза уже много лет цены на продовольственные товары не просто регулируются, а устанавливаются Советом министров ЕС. И это в общем-то отнюдь не в критической ситуации. Однако первостепенная значимость продовольствия и его доступность для всех слоев населения диктуют именно такую политику западноевропейских государств в данной области.

Антимонопольное регулирование и создание конкурентной среды - еще один аспект, возвращающий цене ее истинное «лицо» регулятора рыночных взаимоотношений. Даже современные крупнейшие транснациональные корпорации (их около двух десятков) устанавливают плановые цены по всему миру. Почти половина мировой промышленной продукции продается по таким - отнюдь не либеральным - ценам. Надо ли говорить, что при наличии кризисных явлений в экономике (как сейчас у нас) и контроль государства, и прямое установление цен государством и межгосударственными корпорациями - повседневная реальность. Отсюда, если следовать мировому опыту, и логический вывод: негативные экономические явления нельзя изжить без государственного регулирования цен.

Конечно, есть множество и других способов регулирования цен государством в кризисных (да и не кризисных) условиях. Например, установить цены на исходные ресурсы (сырье, энергию, топливо) и продукты конечного потребления (продовольствие, одежду, обувь и др.), тогда и все остальные, промежуточные, волей-неволей придется определять по соглашениям друг с другом, разумеется, укладываясь в заданные границы между нижними и верхними пределами. Именно так и поступали в ФРГ во время послевоенной экономической реформы.

Таким образом, экономический кризис нельзя преодолеть без государственного регулирования цен. После преодоления кризиса государство ослабляет вожжи, но и тут не выпускает их из рук, контролируя и управляя ситуацией - слишком уж велика может быть цена пассивности власти, особенно для рядовых граждан...

Почему же многие из властей предержащих так усиленно внушают нам мысль о недопустимости практически любой регулировки цен со стороны государства? То, что это противоречит мировому опыту и социальной ориентированности экономики, мы постарались показать. Действительная же причина тривиальна: страсть к наживе, к получению огромных и не слишком затруднительных доходов, особенно посредниками в цепочке производитель - посредник (перекупщик) - продавец - покупатель. Кто из нас не сталкивался с ситуацией, когда в пределах не только одного города, а даже района цены в зависимости от сопутствующих факторов могут на один и тот же товар отличаться на 100 и даже более процентов. А почему допускается ситуация, когда помидор, купленный перекупщиками в Краснодарском крае по навязанной и разорительной для производителя цене всего в 3 - 4 рубля за килограмм, попав на прилавок в Москве, чудесным образом меняет ценник на 40 рублей? А рязанская картошка? А ведь в Рязанской губернии, по словам очевидцев, многие, вырастившие ее, заблокированы мафией и не имеют возможности выбора оптового покупателя, вынужденно отдавая картошку за бесценок перекупщикам. Есть и ситуация, когда молочный продукт, заключенный в тесную стограммовую пластиковую упаковку, но наделенный «чудесными» полезными свойствами, тянет почти на 20 рублей. Так называемый живой сок только за одно название в разы прибавляет в цене. Настойчиво навязываемые и отнюдь не безопасные продукты быстрого приготовления. А пиво, хотя и далеко не необходимый и не социальный продукт, но тем не менее вышедший в лидеры по объему продаж? Ведь на него наценки в 100 и более процентов - абсолютно рядовое явление. Наживаются на нем колоссально. Стиральные порошки, зубные пасты. И т. д., и т. п. Кто может ответить на простой вопрос: какова разница между затратами на производство продукта и его продажной ценой, причем по всей цепочке от изготовителя до покупателя? Нельзя упускать и еще одно очень важное обстоятельство. Рынок и продуктов, и социально значимых товаров цепко и прочно захвачен отдельными предприимчивыми особями. Спектр широкий: чиновники высшего эшелона власти (здесь и далее мы не будем отделять их и других от своих близких и родственников, что одно и то же), отдельные депутаты, губернаторы и региональная элита... Обладая всем спектром полномочий, они и танцуют, и имеют эту девушку - торговлю, как хотят. Мы же видели, когда цены уже скакнули, только потом какая-то нерешительная попытка их ненадолго попридержать, но самое интересное - уже на новом уровне. Все это не что иное, как монополизм, где явный, где закамуфлированный. Какое уж тут ограничение со стороны государства? Разве хапуги добровольно поступятся хоть чем-то? Все эти процессы, помимо всего прочего, и глубоко антисоциальны по нескольким причинам. Тут налицо перекос в сторону развития непроизводственной сферы, рост разрыва между доходами самых богатых и самых бедных, стимуляция коррупционных явлений, существенное увеличение расходов, особенно малоимущими, на социально значимые товары, и в первую очередь на продукты питания. Никуда не деться от факта роста инфляции (те же квартиры, в которые вкладываются лишние деньги впрок)...

Мы, конечно, не собираемся предлагать перечень всех мер, затрагивающих процесс ценообразования, но предложить рецепты, которые исключат возможность их разбойного, антиобщественного поведения на рынке и заставят втиснуться в цивилизованные рамки, попытаемся.

Итак, наши предложения.

1. С целью стимулирования цепочки «цена - прибыль - бюджет» ввести двуставочную налоговую систему для производителей, предусматривающую более высокие налоги за каждый процент повышения рентабельности и менее высокие за каждый процент увеличения объема реализации продукции.

2. Разработать и утвердить предельные нормы суммарной торговой надбавки (независимо от количества звеньев в цепочке) на социально значимые товары, для чего уточнить и утвердить их перечень. Предусмотреть условия и процедуру, когда и как эти надбавки могут меняться.

3. Создать при Федеральной антимонопольной службе «Финансовый трибунал» для рассмотрения актов и принятия решений о применении соответствующих санкций к юридическим лицам по случаям нарушения законодательства по ценам и «Отдел по государственному регулированию цен и ценовой конкуренции», включающий в себя необходимое количество государственных контролеров. Задача государственных контролеров - в наблюдении за государственной дисциплиной цен с правом составления актов по нарушению правил ценообразования и последующей передачей их в финансовый трибунал. Создать филиалы отдела в каждом регионе и в основных профильных министерствах.

Для обеспечения работы этих структур разработать и внедрить соответствующие нормативные акты. Разработать и законодательно принять меры наказания, вплоть до разорительных штрафов и уголовной ответственности за необоснованное завышение цен, превышение допустимой торговой надбавки на социально значимые товары, подделку и утаивание документов.

4. Ввести дополнительно в качестве обязательного документа, сопровождающего все без исключения этапы сделок по закупке товаров с целью их последующей продажи непосредственно потребителям «Закупочный лист», оформляемый при каждой закупке товара. В листе указывается отпускная стоимость товара по каждой номенклатуре (без указания количества закупаемого товара) и заверяется подписью и печатью продавца. При первоначальной поставке товара этот лист оформляется непосредственно производителем или импортером. При перепродаже товара посредником он обязан к своему закупочному листу приложить заверенную своей печатью и подписью руководителя и главного бухгалтера копию закупочного листа производителя или импортера, то есть самого первого звена в цепочке. Такой обязательный порядок сохраняется при продвижении товара по всей цепочке: производитель (импортер) - посредник (перекупщик), если он есть в цепочке - продавец. Таким способом достигается прозрачность ценообразования товара по всей цепочке, какой бы длинной она ни была.

5. Разработать и внедрить необходимые нормативные акты и процедуры для введения «Закупочного листа» в качестве обязательного торгового документа.

6. Создать во всех территориальных образованиях при департаментах (отделах) торговли ценовые комитеты с целью контроля розничной торговли на местах с учетом соблюдения указанных выше правил. Обязать всех розничных продавцов при любом изменении торговой надбавки на социально значимые товары предварительно уведомлять об этом ценовые комитеты с предоставлением при этом закупочных листов. Разрешить продажу указанных товаров розничным покупателям только по получении подтверждения заявленной цены или не ранее чем через 15 суток, если ответа не последовало. Возложить на ценовые комитеты контроль за ценообразованием на все остальные товары в розничной сети, анализ ситуации и выдачу рекомендаций вышестоящим организациям.

Указанные мероприятия, кроме основной цели - недопущения неконтролируемого роста цен и сокращения числа необязательных посредников, позволят существенным образом пресекать распространение контрафактной продукции, случаи торговли некачественной продукцией (особенно продуктов питания). Заставят любого продавца относиться ответственно к выбору поставщика, а значит, и сделают возможным введение наконец-то очень серьезной меры личной ответственности руководителей торгующих организаций за качество продаваемого товара, так как они вынуждены будут в конечном счете работать только с проверенными и зарекомендовавшими себя поставщиками. Не мешает напомнить также о том, что на аналогичные меры по обеспечению прозрачности всей торговой цепочки по ряду товаров несколько лет назад пошел Евросоюз для уменьшения риска террористических актов.

Они-то по взаимному согласию и устанавливали цены на товары первой необходимости на декаду, неделю или даже на один день. Все сделки купли-продажи оформлялись именно по этой цене, иные же признавались незаконными. Во время нефтяного кризиса 70-х годов президент США Р. Никсон дважды замораживал цены. Он называл это «периодом принудительной стабильности». Действительно, если стабильность экономики не достигается никаким иным путем, то остается прибегнуть к мерам принудительным.

В Англии, Канаде, Швеции в 1940 - 1950 гг. государство широко применяло так называемые «фиксированные цены». В Англии эта система продержалась до 1964 г., позднее правительство пошло на уступку: торговцы получили право снижать цену, установленную производителем (но не повышать ее). А уже в настоящее время, совсем недавно, министерство здравоохранения вынуждено было установить «потолок» для максимальных цен на препараты-генерики, так как существующая до этого пассивная позиция властей позволила британским производителям при поставках своей продукции Национальной службе здравоохранения, врачам и пациентам взвинтить свои цены всего за один год в среднем на 40%. На этот «подвиг» производителей спровоцировал взлет спроса на препараты (ежегодно врачи выписывали эти препараты на сумму 750 млн. фунтов стерлингов). Так как на Западе повышение цены на ту или иную группу товаров на 5 - 7% уже считается катастрофическим, власть не могла не вмешаться и оставить такой взлет цен без внимания. Очевидно, и этот эпизод прошел мимо внимания наших идеологов - достойных наследников незабвенного Остапа Бендера.

Начиная знаменитую реформу 1948 г. в ФРГ, отец немецкого «экономического чуда» Л. Эрхард утвердил список «социально приемлемых цен», куда вошли самые нужные населению товары.

В Японии, например, был создан особый правительственный орган - бюро цен управления экономического планирования. В его функции входят: контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, поддержание спроса на необходимом уровне, изучение тенденции спроса и предложения. Государство регулирует цены на рис, пшеницу, мясо и молочные продукты, железнодорожные тарифы, тарифы на водо- и теплоснабжение, электроэнергию и газ, образование и медицинское обслуживание. В целом регулируется около 20% потребительских цен.

В странах Европейского союза уже много лет цены на продовольственные товары не просто регулируются, а устанавливаются Советом министров ЕС. И это в общем-то отнюдь не в критической ситуации. Однако первостепенная значимость продовольствия и его доступность для всех слоев населения диктуют именно такую политику западноевропейских государств в данной области.

Антимонопольное регулирование и создание конкурентной среды - еще один аспект, возвращающий цене ее истинное «лицо» регулятора рыночных взаимоотношений. Даже современные крупнейшие транснациональные корпорации (их около двух десятков) устанавливают плановые цены по всему миру. Почти половина мировой промышленной продукции продается по таким - отнюдь не либеральным - ценам. Надо ли говорить, что при наличии кризисных явлений в экономике (как сейчас у нас) и контроль государства, и прямое установление цен государством и межгосударственными корпорациями - повседневная реальность. Отсюда, если следовать мировому опыту, и логический вывод: негативные экономические явления нельзя изжить без государственного регулирования цен.

Конечно, есть множество и других способов регулирования цен государством в кризисных (да и не кризисных) условиях. Например, установить цены на исходные ресурсы (сырье, энергию, топливо) и продукты конечного потребления (продовольствие, одежду, обувь и др.), тогда и все остальные, промежуточные, волей-неволей придется определять по соглашениям друг с другом, разумеется, укладываясь в заданные границы между нижними и верхними пределами. Именно так и поступали в ФРГ во время послевоенной экономической реформы.

Таким образом, экономический кризис нельзя преодолеть без государственного регулирования цен. После преодоления кризиса государство ослабляет вожжи, но и тут не выпускает их из рук, контролируя и управляя ситуацией - слишком уж велика может быть цена пассивности власти, особенно для рядовых граждан...

Почему же многие из властей предержащих так усиленно внушают нам мысль о недопустимости практически любой регулировки цен со стороны государства? То, что это противоречит мировому опыту и социальной ориентированности экономики, мы постарались показать. Действительная же причина тривиальна: страсть к наживе, к получению огромных и не слишком затруднительных доходов, особенно посредниками в цепочке производитель - посредник (перекупщик) - продавец - покупатель. Кто из нас не сталкивался с ситуацией, когда в пределах не только одного города, а даже района цены в зависимости от сопутствующих факторов могут на один и тот же товар отличаться на 100 и даже более процентов. А почему допускается ситуация, когда помидор, купленный перекупщиками в Краснодарском крае по навязанной и разорительной для производителя цене всего в 3 - 4 рубля за килограмм, попав на прилавок в Москве, чудесным образом меняет ценник на 40 рублей? А рязанская картошка? А ведь в Рязанской губернии, по словам очевидцев, многие, вырастившие ее, заблокированы мафией и не имеют возможности выбора оптового покупателя, вынужденно отдавая картошку за бесценок перекупщикам. Есть и ситуация, когда молочный продукт, заключенный в тесную стограммовую пластиковую упаковку, но наделенный «чудесными» полезными свойствами, тянет почти на 20 рублей. Так называемый живой сок только за одно название в разы прибавляет в цене. Настойчиво навязываемые и отнюдь не безопасные продукты быстрого приготовления. А пиво, хотя и далеко не необходимый и не социальный продукт, но тем не менее вышедший в лидеры по объему продаж? Ведь на него наценки в 100 и более процентов - абсолютно рядовое явление. Наживаются на нем колоссально. Стиральные порошки, зубные пасты. И т. д., и т. п. Кто может ответить на простой вопрос: какова разница между затратами на производство продукта и его продажной ценой, причем по всей цепочке от изготовителя до покупателя? Нельзя упускать и еще одно очень важное обстоятельство. Рынок и продуктов, и социально значимых товаров цепко и прочно захвачен отдельными предприимчивыми особями. Спектр широкий: чиновники высшего эшелона власти, отдельные депутаты, губернаторы и региональная элита... Обладая всем спектром полномочий, они и танцуют, и имеют эту девушку - торговлю - как хотят. Мы же видели, когда цены уже скакнули, только потом какая-то нерешительная попытка их ненадолго попридержать, но самое интересное - уже на новом уровне. Все это не что иное, как монополизм, где явный, где закамуфлированный. Какое уж тут ограничение со стороны государства? Разве хапуги добровольно поступятся хоть чем-то? Все эти процессы, помимо всего прочего, и глубоко антисоциальны по нескольким причинам. Тут налицо перекос в сторону развития непроизводственной сферы, рост разрыва между доходами самых богатых и самых бедных, стимуляция коррупционных явлений, существенное увеличение расходов, особенно малоимущими, на социально значимые товары и в первую очередь на продукты питания. Никуда не деться от факта роста инфляции (те же квартиры, в которые вкладываются лишние деньги впрок)...

Мы, конечно, не собираемся предлагать перечень всех мер, затрагивающих процесс ценообразования, но предложить рецепты, которые исключат возможность их разбойного, антиобщественного поведения на рынке и заставят втиснуться в цивилизованные рамки, попытаемся.

Итак, наши предложения.

1. С целью стимулирования цепочки «цена - прибыль - бюджет» ввести двуставочную налоговую систему для производителей, предусматривающую более высокие налоги за каждый процент повышения рентабельности и менее высокие за каждый процент увеличения объема реализации продукции.

2. Разработать и утвердить предельные нормы суммарной торговой надбавки (независимо от количества звеньев в цепочке) на социально значимые товары, для чего уточнить и утвердить их перечень. Предусмотреть условия и процедуру, когда и как эти надбавки могут меняться.

3. Создать при Федеральной антимонопольной службе «Финансовый трибунал» для рассмотрения актов и принятия решений о применении соответствующих санкций к юридическим лицам по случаям нарушения законодательства по ценам и «Отдел по государственному регулированию цен и ценовой конкуренции», включающий в себя необходимое количество государственных контролеров. Задача государственных контролеров - в наблюдении за государственной дисциплиной цен с правом составления актов по нарушению правил ценообразования и последующей передачей их в финансовый трибунал. Создать филиалы отдела в каждом регионе и в основных профильных министерствах.

Для обеспечения работы этих структур разработать и внедрить соответствующие нормативные акты. Разработать и законодательно принять меры наказания, вплоть до разорительных штрафов и уголовной ответственности за необоснованное завышение цен, превышение допустимой торговой надбавки на социально значимые товары, подделку и утаивание документов.

4. Ввести дополнительно в качестве обязательного документа, сопровождающего все без исключения этапы сделок по закупке товаров с целью их последующей продажи непосредственно потребителям «Закупочный лист», оформляемый при каждой закупке товара. В листе указывается отпускная стоимость товара по каждой номенклатуре (без указания количества закупаемого товара) и заверяется подписью и печатью продавца. При первоначальной поставке товара этот лист оформляется непосредственно производителем или импортером. При перепродаже товара посредником он обязан к своему закупочному листу приложить заверенную своей печатью и подписью руководителя и главного бухгалтера копию закупочного листа производителя или импортера, то есть самого первого звена в цепочке. Такой обязательный порядок сохраняется при продвижении товара по всей цепочке: производитель (импортер) - посредник (перекупщик), если он есть в цепочке - продавец. Таким способом достигается прозрачность ценообразования товара по всей цепочке, какой бы длинной она ни была.

5. Разработать и внедрить необходимые нормативные акты и процедуры для введения «Закупочного листа» в качестве обязательного торгового документа.

6. Создать во всех территориальных образованиях при департаментах (отделах) торговли ценовые комитеты с целью контроля розничной торговли на местах с учетом соблюдения указанных выше правил. Обязать всех розничных продавцов при любом изменении торговой надбавки на социально значимые товары предварительно уведомлять об этом ценовые комитеты с предоставлением при этом закупочных листов. Разрешить продажу указанных товаров розничным покупателям только по получении подтверждения заявленной цены или не ранее чем через 15 суток, если ответа не последовало. Возложить на ценовые комитеты контроль за ценообразованием на все остальные товары в розничной сети, анализ ситуации и выдачу рекомендаций вышестоящим организациям.

Указанные мероприятия, кроме основной цели - недопущения неконтролируемого роста цен и сокращения числа необязательных посредников, позволят существенным образом пресекать распространение контрафактной продукции, случаи торговли некачественной продукцией (особенно продуктов питания). Заставят любого продавца относиться ответственно к выбору поставщика, а значит, и сделают возможным введение наконец-то очень серьезной меры личной ответственности руководителей торгующих организаций за качество продаваемого товара, так как они вынуждены будут в конечном счете работать только с проверенными и зарекомендовавшими себя поставщиками. Не мешает напомнить также о том, что на аналогичные меры по обеспечению прозрачности всей торговой цепочки по ряду товаров несколько лет назад пошел Евросоюз для уменьшения риска террористических актов.

Итак, наши предложения.

1. С целью стимулирования цепочки «цена - прибыль - бюджет» ввести двуставочную налоговую систему для производителей, предусматривающую более высокие налоги за каждый процент повышения рентабельности и менее высокие за каждый процент увеличения объема реализации продукции.

2. Разработать и утвердить предельные нормы суммарной торговой надбавки (независимо от количества звеньев в цепочке) на социально значимые товары, для чего уточнить и утвердить их перечень. Предусмотреть условия и процедуру, когда и как эти надбавки могут меняться.

3. Создать при Федеральной антимонопольной службе «Финансовый трибунал» для рассмотрения актов и принятия решений о применении соответствующих санкций к юридическим лицам по случаям нарушения законодательства по ценам и «Отдел по государственному регулированию цен и ценовой конкуренции», включающий в себя необходимое количество государственных контролеров. Задача государственных контролеров - в наблюдении за государственной дисциплиной цен с правом составления актов по нарушению правил ценообразования и последующей передачей их в «Финансовый трибунал». Создать филиалы отдела в каждом регионе и в основных профильных министерствах.

Для обеспечения работы этих структур разработать и внедрить соответствующие нормативные акты. Разработать и законодательно принять меры наказания, вплоть до разорительных штрафов и уголовной ответственности за необоснованное завышение цен, превышение допустимой торговой надбавки на социально значимые товары, подделку и утаивание документов.

4. Ввести дополнительно в качестве обязательного документа, сопровождающего все без исключения этапы сделок по закупке товаров с целью их последующей продажи непосредственно потребителям «Закупочный лист», оформляемый при каждой закупке товара. В листе указывается отпускная стоимость товара по каждой номенклатуре (без указания количества закупаемого товара) и заверяется подписью и печатью продавца. При первоначальной поставке товара этот лист оформляется непосредственно производителем или импортером. При перепродаже товара посредникам он обязан к своему закупочному листу приложить заверенную своей печатью и подписью руководителя и главного бухгалтера копию закупочного листа производителя или импортера, то есть самого первого звена в цепочке. Такой обязательный порядок сохраняется при продвижении товара по всей цепочке: производитель (импортер) - посредник (перекупщик), если он есть в цепочке - продавец. Таким способом достигается прозрачность ценообразования товара по всей цепочке, какой бы длинной она ни была.

5. Разработать и внедрить необходимые нормативные акты и процедуры для введения «Закупочного листа» в качестве обязательного торгового документа.

6. Создать во всех территориальных образованиях при департаментах (отделах) торговли ценовые комитеты с целью контроля розничной торговли на местах с учетом соблюдения указанных выше правил. Обязать всех розничных продавцов при любом изменении торговой надбавки на социально значимые товары предварительно уведомлять об этом ценовые комитеты с предоставлением при этом закупочных листов. Разрешить продажу указанных товаров розничным покупателям только по получении подтверждения заявленной цены или не ранее чем через 15 суток, если ответа не последовало. Возложить на ценовые комитеты контроль за ценообразованием на все остальные товары в розничной сети, анализ ситуации и выдачу рекомендаций вышестоящим организациям.

Указанные мероприятия, кроме основной цели - недопущения неконтролируемого роста цен и сокращения числа необязательных посредников, позволят существенным образом пресекать распространение контрафактной продукции, случаи торговли некачественной продукцией (особенно продуктов питания). Заставят любого продавца относиться ответственно к выбору поставщика, а значит, и сделают возможным введение наконец-то очень серьезной меры личной ответственности руководителей торгующих организаций за качество продаваемого товара, так как они вынуждены будут в конечном счете работать только с проверенными и зарекомендовавшими себя поставщиками. Не мешает напомнить также о том, что на аналогичные меры по обеспечению прозрачности всей торговой цепочки по ряду товаров несколько лет назад пошел Евросоюз для уменьшения риска террористических актов.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта