Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Мало у нас своих дизайнеров,

или Мозги без прописки и страхового полиса

Галина Владимирова

Новое миграционное законодательство коснется не только тех, кто возводит столичные высотки и торгует мандаринами, но и тех, кто привык работать головой.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что для большинства людей понятия «интеллектуальный» и «гастарбайтер» являются антонимами и употребляются вместе разве что в разговоре об отечественных ученых, которые обосновались за границей. Тем не менее «МП» задалась целью найти в городе людей, которым в равной степени подходит и первое, и второе определение. Нет, мы не искали грамотных, с энциклопедическими знаниями строителей, приехавших из ближнего зарубежья (хотя не исключено, что если бы задались такой целью, то обязательно нашли их). Мы не искали докторов наук среди лиц кавказской национальности, работающих на рынках (хотя чем черт не шутит, может, и такие есть). Мы обратили свой взор к паркетному мегаполису с его многочисленными офисами, образовательными учреждениями, редакциями газет и т. д. Оказалось, масса приезжих работает и в этих сферах.

Работники умственного труда, «понаехавшие» завоевывать столицу, которых мы позволили себе назвать интеллектуалами, оказалось, раздражают коренных москвичей не меньше, чем люди, которых мы привыкли называть гастарбайтерами. Потому что они – основные конкуренты на столичном рынке труда.

- Экономическая эффективность в системе рыночной конкуренции достигается путем не только использования дешевого неквалифицированного труда нелегальных мигрантов, но также и привлечения извне интеллектуального высокотехнологичного труда (часто по демпинговым ценам), - прокомментировала Елена Тюрюканова, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. - Если первые занимают места, на которые не претендует местное население, то представители интеллектуальной среды, наоборот, их якобы отнимают. В государствах с хорошо отлаженной правовой базой трудовой миграции от работодателей, желающих нанять иностранца, как правило, требуется документальное подтверждение того, что на данное рабочее место не претендует никто из местных работников. Таким документом может служить, например, реклама в средствах массовой информации и агентствах по трудоустройству. В России такой порядок тоже теперь существует и обеспечивается тем, что разрешение работодателю на найм иностранных работников дается только с санкции службы занятости. Поэтому предполагается (в идеале), что легально нанятые работники не конкурируют с местным населением.

Мы действительно выдаем заключение, на основе которого уже выдает свое заключение ФМС: разрешить работнику въезд в страну или нет, - отметил в разговоре с «МП» Вячеслав Сколяков, заместитель начальника пресс-службы Московской службы занятости. - Раньше это касалось всех приезжих, теперь только людей, прибывших в столицу из дальнего зарубежья и визовых стран. Чаще всего эти люди заняты в сфере спорта, науки, культуры, телевидения. Вспомните Гуса Хиддинка или Савика Шустера. Если не касаться имен, то на первом месте стоят приезжие из Югославии и Черногории (среди них доминируют инженеры и архитекторы), затем из Германии и Англии – сами понимаете, в Москве много представительств западных компаний, которые курируют иностранцы.

Замечу, что ни одна корпорация не возьмет к себе сотрудника нелегально. Насколько жесткая конкуренция на этом рынке между местными и неместными, прикиньте сами: каждую неделю оформляем более 300 таких мигрантов…

Если уж на уровне топ-менеджеров существует конкуренция, то что говорить обо всех остальных. Пробивные трудолюбивые мигранты вытесняют местных нерасторопных сотрудников, увеличивая тем самым напряжение на рынке труда. При этом, переезжая в столицу, они сталкиваются с теми же проблемами, что и те, кого мы привычно называем гастарбайтерами: неоплаченной сверхурочной работой, удлиненным рабочим днем, недоплатами, принуждением выполнять дополнительные функции, задержками зарплаты, несправедливым увольнением, принуждением к сексуальным контактам.

- Устроился менеджером в туристическую компанию, - рассказал Илья, приехавший из Кишинева. - Работаю в среднем по девять часов шесть дней в неделю. Письменного контракта на работу нет, условия труда оговаривал с начальником устно. Мне сразу объяснили, что в штат не возьмут, потому что иначе компании придется платить большой налог, а это, естественно, не выгодно. Я себя гастарбайтером не считаю, для меня это слово оскорбительно. У нас в Молдове есть категория людей, которых мы называем арбайтен, то есть те, кто не любят работать. Согласитесь, что по звучанию похоже на гастарбайтера. А я работать люблю. Даже на таких условиях.

Мой хороший друг, который приехал несколько лет назад в Москву из Краснодара, недавно был признан лучшим автомобильным фотографом года, получил долгожданную статуэтку, а вместе с ней билет в будущее и лестные слова жюри, мол, «как хорошо, что есть такие парни, которые выстреливают из глубинки». Теперь он развивает фотонаправление в одной из самых престижных дизайнерских студий города. Казалось бы, жизнь удалась, но, как и у многих других приезжих, кроме легализации статуса, у него остались проблемы с медициной и жильем (съемную квартиру приходится менять чуть не раз в полгода). С оформлением медицинской страховки мучаются многие.

- Я уже год пытаюсь получить от кадрового отдела вразумительный ответ, почему мне не могут оформить страховой медицинский полис по месту работы, - говорит Инна, пиар-менеджер популярной киносети, приехавшая из Уфы. - Никаких объективных причин отказывать мне у них нет. Однако я в течение года хожу в платные столичные клиники, оставляя там существенную часть зарплаты.

Такие люди бывают также бесправны, потому что подчас являются теми же нелегальными мигрантами в принимающем обществе. Сотрудники правоохранительных органов так же проверяют у этих людей регистрацию. Ну, может, только не сажают гурьбой в пазики - все-таки интеллектуальный труд подразумевает индивидуальный подход.

- Я бы не стал причислять себя к интеллектуальным мигрантам. Я обычный программист с Украины, - говорит Василий. - Моего работодателя устраивают мои знания и опыт, меня устраивают условия труда и хорошая зарплата. Зато меня не устраивает российское миграционное законодательство. До того, как оно изменилось, мне приходилось каждые 90 дней бросать работу, ехать домой, продлевать миграционную карточку (это занимает не меньше недели). Теперь для того чтобы оформить разрешение на работу, мне придется представить в УФМС паспорт, миграционную карту, отрывной корешок уведомления о постановке на миграционный учет, фотографию, квитанцию об оплате государственной пошлины (1000 рублей) за получение разрешения на работу и еще много формальностей. И то я не уверен, что попаду в эти шесть миллионов человек (такая квота введена в этом году для трудовых мигрантов из ближнего зарубежья. - Г. В.) и буду работать в Москве.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта