Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Евгений ПАНТЕЛЕЕВ: Необходимо развивать научно-промышленный потенциал Москвы

Татьяна ДАНИЛИНА

Страны ЕЭС всерьез обеспокоены темпами роста российской экономики. Они видят в этом опасность перераспределения ролей на мировом промышленном рынке. Если так пойдет и дальше, то в недалеком будущем Россия из стабильного покупателя-оптовика товаров и технологий превратится в полноправного партнера-поставщика высокотехнологичной продукции.

Эпицентр столь позитивного для нашей страны процесса сосредоточен в Москве, где, к примеру, рост производства в первом полугодии текущего года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего составил 21,4 процента.

В целевой Комплексной программе промышленной деятельности в городе Москве на 2007 - 2009 гг. прогнозы еще более впечатляющие. Так, рост индекса промышленного производства к 2009 году ожидается не менее 132,9 процента, темпы роста прибыли промышленных предприятий - не менее 146,9 процента.

Выступая на заседании правительства Москвы, в ходе которого рассматривался проект этой программы, министр правительства Москвы, руководитель Департамента науки и промышленной политики Е. А. Пантелеев отметил: «Впервые основной целью программы мы ставим не сохранение промышленного производства, а развитие научно-промышленного потенциала города».

О том, как реализуется эта задача, о проблемах и перспективах развития промышленности города Евгений ПАНТЕЛЕЕВ рассказал главному редактору нашей газеты Шоду МУЛАДЖАНОВУ.

- Евгений Алексеевич, какие отрасли в столице развиваются динамично?

- Производство электроники, оптического и электрооборудования, продуктов питания, почти вдвое увеличился выпуск транспортных средств.

- У нас есть новый гигант автопрома? Хотите заставить пересесть москвича на отечественный автомобиль? Откровенно говоря, я сомневаюсь в перспективе этой затеи, ведь теперь даже в глубинке предпочитают ездить на иномарках, пусть даже не первой свежести.

- Вопрос именно в этом: русский человек готов передвигаться на любом агрегате прошлого века, лишь бы по сходной цене, а «самоделкины» в каждой деревне найдутся и приспособят даже самоходку под местные нужды. Нет, Шод Саидович, это не решение проблемы. Конечно, опыт ЗИЛа и «Москвича» нас многому научил. Так что мы используем мировые технологии, размещая их на своих производствах, и это дает возможность промышленности города ритмично развиваться. Решается вопрос занятости, а главное - производится автомобиль, который теперь выпускается на российско-французском совместном предприятии «Автофрамос».

- С автомобилями я понял, давайте обозначим проблемные отрасли. Таких в Москве много?

- Достаточно.

- Назовите хотя бы некоторые из них.

- Производство пищевых продуктов, главным образом - напитков и табака. Возникли серьезные проблемы у предприятий, выпускающих алкогольную продукцию.

- Это вызвано объективными причинами?

- Скорее организационными и связано с прекращением оборота акцизных марок старого образца и отсутствием новых федеральных акцизных марок.

- Я думаю, подобная ситуация - явление временное и на темпах роста промышленного производства если и отразится, то лишь косвенно. Давайте поговорим о тенденциях развития промышленности столицы. Скажите, Евгений Алексеевич, если в целом характеризовать те изменения, которые происходят в промышленности столицы, то какие тенденции как руководитель департамента вы отметили бы прежде всего?

- Знаете, мы дожили наконец до того счастливого времени, когда в стране всерьез заговорили о промышленной политике. Еще несколько лет назад опыт Москвы по формированию промышленной политики столицы ассоциировался у высокопоставленных государственных чиновников с лоббированием интересов одних предприятий за счет других.

За это время мы приняли несколько промышленных программ, они успешно реализуются, увеличиваются масштабы сформулированных в этих документах задач. Это долгосрочная системная работа, в которой намечены главные цели и определены основные средства их реализации.

Если коротко, то идеология промышленной политики города такова: Москва должна строить и развивать свой научно-технический потенциал, ориентируясь на высокотехнологичное производство.

- А как быть с другими предприятиями, так называемыми «грязными»?

- Они постепенно будут выводиться из города. Например, подготовительный цикл Московского шинного завода вот уже несколько месяцев не работает. Литейные, кузнечные цеха ЗИЛа будут работать в других регионах России.

- То есть таких предприятий в городе не будет совсем? Тогда хотелось бы знать, а куда они денутся? В данном случае трудно уповать на гражданскую ответственность владельцев частных производств, а тем более прибыльных.

- В Москве есть немало предприятий с современными технозонами, где вопросы экологии решены, исходя не только из сегодняшних нормативов, но и на перспективу. В отношении организаций, ухудшающих экологическую обстановку, политика правительства Москвы однозначно жесткая: если отсутствуют необходимые системы очистки на технологическом оборудовании и не осуществляется мониторинг и контроль выбросов в атмосферу вредных веществ, то такому производству не место в городе. И, конечно, рассчитывать на поддержку властей тоже не стоит.

Другое дело, когда государственная политика, руководствуясь сомнительными постулатами квазирынка, беспощадно уничтожала не только производственный, но и научный потенциал в бешеном марафоне за право выжить в условиях как бы здоровой конкуренции. И что в итоге? Беспощадно порушили экономику, а новые хозяйственные связи формируются очень тяжело, и не всем коллективам это по карману.

Известный принцип «спасайся, кто может» стал в начале девяностых символом государственной политики в отношении промышленности и науки. Разумеется, ни к чему хорошему это не привело, и сегодня приходится буквально спасать те остатки от некогда прочной экономической основы, которые чудом уцелели в изнурительных конкурентных боях.

- Вы против перемен?

- Я против бессмысленных потерь в угоду сиюминутным интересам. Нельзя рубить дерево только потому, что в данный момент оно затеняет солнце, которое, как известно, имеет точки восхода и заката в противоположных частях света.

- Евгений Алексеевич, вы сказали, что промышленная политика в Москве реализуется уже несколько лет. Как строится эта работа?

- Каждые три года принимается программа, которая концептуально формирует приоритетные направления развития промышленности столицы и определяет стратегию города в отношении отраслевых производств и научных объединений.

Недавно на заседании правительства Москвы была принята очередная трехлетняя целевая Комплексная программа промышленной деятельности, где определены основные задачи развития производственных предприятий и научных коллективов. Важнейшие из них: повышение уровня конкурентоспособности промышленного производства на основе технического перевооружения, внедрения систем управления качеством и безопасности продукции, формирование современной профессионально-квалификационной структуры кадров промышленности, создание основы для устойчивого развития высокопроизводительного промышленного потенциала города на базе углубления процессов кооперации, специализации и интеграции прикладной науки и промышленного производства.

Не менее важное направление в работе департамента - создание условий для формирования на базе промышленных и научных центров инновационно-производственных кластеров и специализированных промышленных парков с участием субъектов малого предпринимательства.

- Евгений Алексеевич, если условно представить итог выполнения комплексной программы в виде арифметической формулы, то какие слагаемые в сумме, на ваш взгляд, станут определяющими?

- Реформирование промышленности плюс сохранение ее кадрового потенциала.

- Я все-таки хочу для себя понять: город оказывает поддержку всем московским предприятиям или существует некая система разумных предпочтений? И то, и другое, как мне представляется, вполне обоснованно, ведь любое производство - это прежде всего люди. Проблема занятости, особенно при остром дефиците кадров рабочих профессий, становится для города архиактуальной. С другой стороны, заниматься этаким всеобщим вспоможением, наверное, тоже неправильно, да и не все предприятия в этом нуждаются: некоторые давно стали лидерами не только на отечественном рынке, но и успешно конкурируют с мировыми монополистами.

- Программа развития промышленности, разработанная Департаментом науки и промышленной политики, предлагает схемы поддержки как развивающимся предприятиям, так и тем, кто в силу определенных причин временно попал в трудную ситуацию.

- А с научными коллективами?

- Здесь мы также предлагаем новую схему. Город кредитует разработку, и если она в течение этого времени внедряется и дает эффект – кредит переводим в субсидию.

- Евгений Алексеевич, в Москве много различных предприятий, и работают они все тоже по-разному. Наверное, отнюдь не каждое из них можно назвать градообразующим, и тогда логичен вопрос: нужны ли они столице в таком количестве, особенно учитывая жесточайший дефицит мегаполиса в земельных ресурсах, электрических мощностях и других источниках жизнеобеспечения, проблемы передвижения транспорта, особенно большегрузного? Зачем Москве такие колоссальные нагрузки, когда есть вполне цивилизованный мировой опыт выведения промышленных зон за черту города.

- В таком количестве они, конечно же, не нужны. Вместе с тем многие предприятия фактически являются собственниками своего имущества и, даже сократив объемы производства, а зачастую и поменяв ассортимент производимой продукции, по понятным причинам не торопятся покидать пределы столицы. Если к тому же предприятие еще и территориально удачно расположено, то на аренде можно жить ничуть не хуже, чем с загруженными мощностями, и при этом не рисковать вложениями в неликвидную продукцию.

Немало инвесторов обращаются сегодня в департамент промышленности с предложениями организовать современное производство, оснащенное хорошим оборудованием и передовыми технологиями для выпуска необходимой городу продукции. И что мы можем им предложить? Свободных земельных ресурсов в городе нет, арендовать площади у собственника, который уже давно переквалифицировался в оборотистого рантье, предпринимателю экономически невыгодно.

- Получается, что развитие промышленного бизнеса в Москве под большим вопросом?

- Не совсем так. Наш департамент обратился в московское правительство с предложением зарезервировать земли для промышленности. Если сегодня мы этого не сделаем, то через три года такой возможности у нас не будет.

- Сколько, на ваш взгляд, необходимо на эти цели земли с учетом имеющихся промышленных мощностей и перспективы их развития в будущем?

- По подсчетам, нужны промышленные зоны общей площадью 7,5 тысячи га.

- Это больше, чем они занимают сегодня?

- Значительно меньше. Сейчас промышленные зоны столицы, а таковых в городе 83, занимают 20 тысяч га. Их количество должно значительно сократиться, а занимаемая территория станет меньше примерно в три раза. Будут определены градостроительные регламенты, проработкой отраслевой направленности каждой из промышленных зон займется управляющая компания. Все это даст возможность современным высокотехнологичным предприятиям развиваться.

- Отраслевое управление в городе сохранится?

- Нет, потому что, скажем, в машиностроении производится продукция и для медицины, и для приборостроения, и для оборонных предприятий. Классифицировать госзаказ по отраслям бессмысленно.

- Тогда нужно сформулировать приоритеты или как-то иначе структурировать насыщение промышленного рынка, может быть, определить специализацию регионов. Вот вы упомянули машиностроение. Эта отрасль в Москве всегда считалась лидером среди промышленных «тяжеловесов». Все в прошлом?

- Ничего подобного! Столица ориентируется на точное машиностроение, потому что Москва всегда умела это делать лучше других регионов в силу своего высокого интеллектуального потенциала.

- Мне кажется, недостатка в инженерных кадрах не испытывает ни один регион.

- Тем не менее в точном машиностроении по определению трудится только квалифицированный персонал, и на многих рабочих профессиях заняты люди с высшим образованием. Уверяю, это не столичные амбиции, а технологические требования производственного процесса.

- Или нехватка рабочих рук? Как в Москве с рабочими кадрами?

- Как и везде – плохо. Дефицит квалифицированных кадров рабочих профессий в городе ежегодно составляет 30 тысяч человек.

- Понятно, что столица – это прежде всего гигантский интеллектуальный центр, и москвича к станку поставить сложно. В этом сегменте московского рынка труда еще долго не будет безработицы. Вместе с тем людей, не занятых постоянным трудом, в городе предостаточно. Может быть, это из-за того, что не совпадают должным образом потребности и поиски либо система подготовки рабочих кадров несовершенна?

- Думаю, и то, и другое. Технические училища и колледжи Москвы ежегодно готовят для промышленности 30 тысяч специалистов. Примерно 6 - 7 тысяч – по рабочим специальностям, из них реально попадают на производство лишь 10 процентов. Потом они уходят в армию и на предприятия уже не возвращаются. Ведь в таких профессиях, как, например, токарь, фрезеровщик, профессионалами становятся не сразу. Они не просто детали вытачивают, они годами шлифуют свое мастерство.

- Как же быть?

- Продолжать формирование системы профтехобразования. Эту задачу поставил перед нашим департаментом Юрий Михайлович Лужков. Необходимо сделать ее более адаптированной к нынешним условиям развития современной промышленной индустрии.

Ученикам колледжей надо прививать любовь к выбранной ими профессии, предоставляя возможность проходить практику на крупных, высокотехнологичных предприятиях, материально стимулировать их стремление работать добросовестно и повышать квалификацию, развивать социальные и моральные стимулы. На многих крупных производствах постепенно вводится система контрактной подготовки специалистов, и это позволит качественно изменить систему трудовых отношений администрации и персонала на предприятиях.

- Скажите, Евгений Алексеевич, с учетом земельных ограничений, каковые испытывает Москва, введением структурных изменений управления столичными предприятиями, о чем вы упомянули, каковы перспективы развития промышленности города: будут ли это небольшие производства или все-таки крупные комбинаты?

- Сегодня активно идет процесс объединения коллективов в крупные холдинги и научные организации. Жизнь подсказывает, что для больших городов нужны мощные интегрированные структуры.

- Выдержит ли малый бизнес жесткую конкуренцию промышленных гигантов?

- Небольшие производства, я их называю ассортиментные предприятия, должны добавлять что-то свое, особенное. Это эксклюзив, который стоит дороже, чем товары поточного производства, но он должен быть представлен на столичном рынке, потому что имеет своего потребителя. Кстати говоря, спрос на такие товары неуклонно возрастает.

- Это понятно, когда речь идет о пищевой или швейной промышленности. А что делать маленьким заводикам того же литейного профиля? Какая слесарная мастерская выдержит конкуренцию промышленного холдинга? У Александра Солженицына есть книга «Бодался теленок с дубом», так вот нечто похожее, как мне кажется, происходит сегодня с нашей промышленностью.

- Зачем им конкурировать? У них давно отлажено взаимовыгодное партнерство. К примеру, многие детали точить на крупных производствах не надо, это целесообразнее выполнять на малых предприятиях.

- Проблема сохранения или возобновления производства неотделима от развития отраслевой науки. Речь не идет о фундаментальных разработках, но отраслевые технологии сегодня, мягко говоря, не на подъеме. Можно ли спасти отраслевую науку?

- Пока еще можно, но на «раз, два» эту проблему не решить. Безусловно, Москва будет вкладывать средства в развитие науки.

Многие институты сегодня разрушены. Потеряв заказы, из институтов уходили целые коллективы лабораторий. Постепенно институт как крупный научный центр прекращал существование, а лучших специалистов разбирали фирмы. Все это было.

Сегодня мы столкнулись с проблемой отсутствия и проектных институтов. Строим крупный производственный комплекс в Ярцеве, а проектные работы серьезно отстают.

- Есть еще одна сторона проблемы. Многие помещения НИИ отданы в субаренду под автосалоны, склады, магазины и кустарные цехи, и получается, что негде и наукой-то заниматься. К тому же они, наверное, в большинстве акционеры, получившие государственное имущество в собственность.

- К сожалению, некоторые руководители предприятий разделили единое понятие хозяина на право распоряжаться собственностью и обязанность ею рачительно управлять. Приятную и необременительную функцию они оставили за собой, а вторая у многих из них как-то зависла в воздухе и почему-то должна осуществляться сама собой.

В целом же происходили очевидные вещи: заказов мало, предприятиям жить не на что, а существовать как-то надо, вот и нашли панацею в аренде, а с арендаторами пришли откровенные жулики, которые выучились так ловко составлять договор, что изначально арендованные помещения фактически становились их собственностью.

- Размах этого явления в стране достиг такого масштаба, что появилось даже новое понятие «недружественные поглощения», а его синоним «рейдерство» - буквальная калька английского аналога. В добропорядочной Европе все это, оказывается, тоже было, но у нас захваты предприятий происходят в откровенно криминальном формате, правда, с соблюдением необходимых законных приличий. Как вы думаете, почему это стало возможным в правовом государстве?

- Российская действительность, несомненно, накладывает свой отпечаток на сферу перераспределения собственности, которая еще слабо упорядочена, зачастую криминальна и где много внимания уделяется силовым методам аргументации. Культура цивилизованного развития бизнеса в России, наверное, пока не сложилась.

К сожалению, процедура слияния и поглощения предприятия или научного института по формальным признакам выглядит вполне законным видом бизнеса, все недружественные вопросы решаются в судебном порядке, и «поглотители» имеют законные инструменты на объект своего корпоративного давления.

Вместе с тем надо четко понимать, что отечественная экономика находится в сложнейшем переходном периоде: прежние механизмы уже не работают, а новые еще не сформировались в цивилизованном виде. Важнейшей задачей на данный момент становится вопрос защищенности собственности.

- Развивая эту тему, я хочу вас спросить вот о чем: Россия всегда гордилась своей государственностью. У нас крепкая юридическая система защиты гражданских прав, право на труд закреплено в Основном Законе государства. Тем не менее длительное время посягательства рейдеров на перераспределение собственности предприятий и фактическая ликвидация трудовых коллективов оставались безнаказанными. Каких прав не хватает городу, чтобы вступиться за производственные и научные коллективы, в уставном капитале которых есть доля собственности Москвы? Или ситуация все-таки меняется?

- Медленно, но меняется. Права есть, и город ими пользуется. Беда в том, что, с другой стороны, рейдеры зачастую получают поддержку также и от государственных структур, правда, не обозначенных в явном виде.

- Евгений Алексеевич, местное законодательство предусматривает какие-нибудь ограничения для любителей лакомых кусков аппетитного пирога городской собственности?

- Безусловно. Мосгордумой принят Закон «Об особенностях использования земельных участков с целью сохранения научно-промышленного потенциала города Москвы», не позволяющий новому собственнику изменять характер использования полученной в собственность земли. Иными словами, скупая акции расположенного в привлекательном месте города предприятия, новый владелец обязан развивать там или уже существующее производство, либо создавать новое.

- Может, принцип естественного отбора, при котором выживает сильнейший, в определенной степени применим в качестве одного из рычагов развития рыночной экономики? Нельзя же в самом деле до бесконечности заниматься альтруизмом за казенный счет. Так ли необходимо в каждом случае решать вопрос перераспределения собственности, применяя административный ресурс? В Москве есть опыт самооздоровления экономики предприятий?

- В числе таких коллективов можно назвать, например, ЗАО «Черемушки», обувную фабрику «Парижская коммуна» и другие. Эти предприятия возглавляют квалифицированные, энергичные, талантливые руководители, в то время как другие безучастно ожидают лучших перемен. Так что проблема неэффективных производств объясняется зачастую неграмотным менеджментом.

В современных условиях рыночных отношений приоритетной становится задача обучения персонала руководителей работать в условиях жесткой и все более возрастающей конкуренции. Нашей промышленности предстоит завоевывать не только отечественный рынок, но и внедряться в глобальный мировой процесс производства.

- Что же, на ваш взгляд, для этого нужно?

- Поменять стандарты и стереотипы принятия решений, научиться кооперироваться, определять свободные торговые ниши, заинтересовывать инвесторов и партнеров, работать над ассортиментом и качеством продукции, снижать издержки, постоянно изучать рынок, творчески использовать недостатки конкурентов.

- Скажите, существует ли некий «профиль» рейдерского спроса или их устраивает любой «неликвид»?

- В сфере недружественных захватов в столице за последнее время наметилась тенденция перераспределения интересов в сторону малого и среднего бизнеса. Если несколько лет назад рейдеры шли на недружественные захваты крупных предприятий и НИИ, то сейчас они не брезгуют ничем.

Сейчас до 40 процентов от общего числа недружественных поглощений составляют объекты потребительского рынка - магазины, вещевые и продовольственные рынки, сфера услуг. Вместе с тем это не означает, что крупные промышленные организации застрахованы от рейдерских посягательств.

Так, в настоящее время сложная обстановка сложилась вокруг кожгалантерейной фабрики ЗАО «Медведково», где снова возобновились попытки недружественного поглощения, которые могут привести к потере городом стабильно и устойчиво работающего крупного налогоплательщика.

В целях пресечения противоправной деятельности лиц, захвативших и удерживающих комплекс зданий НИИ шинной промышленности, в настоящее время ГУВД Москвы проводятся соответствующие мероприятия. Кроме того, расследование уголовного дела, открытого по данному факту недружественного поглощения, взято под личный контроль прокурором Москвы.

Не буду скрывать: ситуация с недружественными поглощениями предприятий сложная, но не безнадежная. В этом смысле показателен пример акционерного общества «НИИ эластомерных материалов и изделий».

Здание института находится в центре Москвы, недалеко от Фрунзенской набережной. Территория составляла 20 тысяч квадратных метров, рыночная стоимость оценивалась в 45 миллионов долларов. Согласитесь, есть ради чего рисковать.

- И есть что терять. Ведь институт, насколько я знаю, выполняет государственный оборонный заказ.

- Некоторые виды работ, выполнявшихся институтом, без преувеличения уникальны, и фактически это единственное предприятие отрасли, которое способно их осуществлять.

Сначала было захвачено главное здание предприятия. Затем с помощью фальсификации двух договоров купли-продажи акций и судебных разбирательств был похищен контрольный пакет акций института.

Там был целый калейдоскоп нарушений: уничтожение документов, захват реестра акционеров, незаконная распродажа оборудования, создание подконтрольной захватчикам кредиторской задолженности, перенесение места нахождения предприятия в город Новосибирск. Словом, использовали любые правовые лазейки.

- Все же удалось отстоять предприятие или нет?

- Суд счел многие действия захватчиков незаконными, в том числе и перенесение юридического адреса института в другой город, так что будем бороться. В настоящее время реализуется постановление правительства Москвы «О приобретении в собственность города акций ОАО «НИИЭМИ». Одновременно нашим департаментом проводится работа по воссозданию института эластомерных материалов на новой опытно-экспериментальной и промышленной базе.

- Как вы думаете, рейдерство победимо?

- Я сформулировал бы проблему иначе: пора наводить порядок в системе законодательного противодействия этому уродливому явлению в экономической жизни страны. Это ведь не просто споры хозяйствующих субъектов, а криминал, умело проникающий в экономику через прорехи законодательства и подрывающий ее изнутри. Ведь убытки от прекращения производственной деятельности предприятий колоссальные, а в отдельных случаях, к сожалению, не восполнимы. Так что действовать надо системой государственных мер оздоровления экономики, и на местах очень надеются и ждут этих позитивных перемен.

- Спасибо, Евгений Алексеевич, за откровенный и интересный разговор.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта