Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Доктор, который боялся смерти

Оксана МЕРЗЛИКИНА

К умершему мы питаем особые чувства: нечто вроде восхищения перед тем, кто сумел справиться с очень трудной задачей». Эти слова принадлежат доктору Зигмунду Фрейду (1856 - 1939) и записаны в его работе «Мысли о времени войны и смерти». А последние минуты жизни знаменитого автора теорий психоанализа и сновидений прошли в присутствии его сначала ученика, а впоследствии лечащего врача Макса Шура. Именно ему и суждено было стать другом и единомышленником выдающегося представителя медицины рубежа XIX - XX вв., осуществив замысел создания биографической книги «Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть». В издательстве «Центрполиграф» она вышла в прошлом году в переводе Л. А. Игоревского.

Всякий, кто увлечен психоаналитическими изысканиями и, в частности, трудами З. Фрейда, не мог не отметить, что многие его идеи и теории проходят сквозняком от ранних рукописей к более поздним работам. Изучение рукописей доктора, по мнению Шура, представляет интерес и для современного психоанализа, поскольку не представляется возможным утверждать, что эта область медицины когда-либо будет изучена до конца. Глубоко - да, но не окончательно. Элементы многих принципов, сформулированных Фрейдом, получили и получают развитие в работах последующих поколений психоаналитиков.

Уважая частную жизнь Зигмунда Фрейда и соблюдая кодекс чести врача, автор книги сознательно опускает некоторые подробности биографии австрийского гения, если только они не имеют значения с точки зрения научных соображений. Максу Шуру довелось узнать Фрейда как учителя, ученого и почтенного отца семейства (у Зигмунда было пятеро детей, родившихся в период между 1887 и 1892 гг., а шестой - в начале двадцатого столетия), да еще на протяжении более десятка лет выступать личным врачом знаменитого пациента. Так сложилось, что Фрейд был чрезвычайно больным человеком. И его собственные страдания послужили материалом для многих медицинских изысканий. Фрейд ненавидел дилетантизм в области вверенных ему знаний и по-особому ценил молодого специалиста. И доверял ему соответственно. А потому литературная версия жизнеописания и исследования творчества Зигмунда Фрейда, составленная Шуром, ценна своей достоверностью. Представленная в книге с разрешения семьи и друзей ученого его обширная переписка снабжена исчерпывающими комментариями и впечатлениями очевидца.

Книга «Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть» - типичное научно-популярное издание, рассчитанное на широкий круг читателей. Однако выбранный для подачи информации мелкий (газетного размера) шрифт и частое использование медицинской терминологии могут резко сузить его. Структурная композиция книги - три части, соответствующие трем фазам в изменении установок профессора Фрейда касательно проблем болезни, умирания и смерти, - адресует ее не только тем, кто изучает поведенческие дисциплины и методики в известной области человеческой деятельности, но и просто интересуется личностью Фрейда как «героя своего времени». Человек, создавший «Толкование сновидений» и «Психопаталогию обыденной жизни», не может оставить равнодушными тех, кого коснулись обозначенные проблемы. И по мере прочтения труда Шура кажется невероятным и невозможным сочетание ясности ума и мыслей немецкого ученого наряду с многочисленными патологическими заболеваниями и связанными с ними страданиями, которые он мужественно преодолевал. На фоне сильнейшей никотиновой зависимости (Фрейд называл курение «вице-привычкой») у него развились пароксизмальная тахикардия, сопровождавшаяся «бешеной» аритмией, миокардит, хронический синусит, мигрень, невроз, спастический колит... Ко всему прочему он перенес оспу и тиф. Смертью пахнущий букет, не правда ли? Однако Фрейд оптимистически смотрел на положение вещей и то и дело приходил к мысли о возвращении себе права на «сигарное удовольствие» и «долголетие по наследству» (его отец Якоб прожил почти 82 года). Заглядывая вперед, сообщу, что умер Зигмунд Фрейд от раковой эпителиомы в районе глазной орбиты в возрасте 83 лет, практически до последнего принимая пациентов и работая над научными рукописями.

Как уже говорилось, основная часть издания «Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть» - письма соотечественников героя. Среди адресатов Зигмунда - его друг, врач Вильгельм Флисс (разрыв с которым, кстати, был предсказан «вещим» сном, расшифрованным Фрейдом в своем «Толковании...»), пациентка и ученица Мари Бонапарт, невеста и впоследствии жена Марта, философ Карл Юнг, священник Оскар Пфистер и др. Переписка рассказывает об ученом гораздо откровеннее, чем его автобиографические заметки. З. Фрейд предстает человеком весьма разносторонним, но не противоречивым. Он суеверен, в меру уравновешен, по-житейски мудр, щедр, работоспособен, самокритичен, честен. Беспрецедентное достижение Фрейда - самоанализ - позволил выдержать ему все тяготы проявлявшихся личных проблем, а именно страха путешествий, приступы страха преждевременного конца, сомнения в возможности отыскать единственно правильный ответ на возникший вопрос, повторяющиеся приступы депрессии, периодический кризис творчества.

В круг личных оценок Макса Шура входят критические замечания по поводу уже вышедших на момент написания им биографии своего пациента других книг о докторе Фрейде. Точность или предвзятость работ Ф. Виттельса, С. Цвейга, Э. Джонса и др. он подтверждает информацией из достоверных источников, снабжая некоторые факты мнением самого Фрейда по поводу опубликованных о нем материалов. Проясняется позиция знаменитого австрийца и по отношению к еврейству и Библии, культуре Древнего Рима и фашизму, личности Цезаря и таланту Гете. Объективное и добросовестное исследование в строгом изложении лечащего врача Фрейда зеркально - без прикрас и искажений - отражает жизнь ученого в свете значимости его личности для мировой истории. Книга «Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть» столь же лаконична по содержанию, выдержана по стилю и четка по композиции, как конкретно, собственно говоря, ее незамысловатое, на первый взгляд, название. Жаль только, что издатели не снабдили повествование изобразительным рядом - пара вклеек с фотографиями, несомненно, оживила бы текст. И, к слову, не возникло бы попутного сомнительного вопроса: кто изображен на четвертой стороне обложки - автор «По ту сторону принципа удовольствия» или собственно его биограф?

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта