Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Правительство Литвы пало

вслед за отменой школьного диктанта

Матвей ГЛЕБОВ

Конечно, куда уж как большой натяжкой было бы связывать два эти события, о которых говорит сейчас вся Литва, хоть и произошли оба по существу одно за другим. Поэтому не станем натягивать.

С кабинетами министров, известно, и прежде случался облом, и в будущем наверняка не раз еще грядет дружная (или не очень) отставка тех, кто, казалось бы, так лихо рулил штурвалом власти, и не в одной лишь Литве, как вы понимаете. А вот чтобы в один прекрасный день взяли да и отменили результаты единого государственного экзамена по литов-

скому языку для выпускников школ, что ни говорите, событие из ряда вон. Не зная европейские данные по этой части, может, и не следует называть его беспрецедентным в масштабе Старого Света, но уж на постсоветском пространстве ни о чем подобном вроде не было слышно.

Словом, в один оказавшийся не самым прекрасным майский вечер на интернетовской страничке studijos.lt появился вопрос будущего госэкзамена. Отнюдь не в виде шпаргалки - как товар, который можно купить. Все остальное, о чем охотно узнали бы загодя выпускники, высветилось на той же страничке к ночи перед экзаменом по сходной цене в 100 литов (около 35 долларов). Первые же рассветные лучи стали стремительно сбивать цену, пока к утру она не упала до 10 литов. Без обмана - все в точности соответствовало довольно сложным экзаменационным вопросам и тексту диктанта. Неудивительно, что многие выпускники успели справиться с экзаменом задолго до оговоренного срока. Не стоит удивляться и протестующим письмам и телефонным звонкам, обрушившимся преимущественно на литовское радио и редакцию газеты «Lietuvos Rytas».

Самое время заметить, что оценку на едином госэкзамене в Литве засчитывают при зачислении в вуз, и поступающие уже не сдают вступительный экзамен. Вопросы же и текст диктанта, подготовленные в Национальном экзаменационном центре, передают школам в запечатанном виде после полуночи накануне экзамена, а утром комиссия вскрывает конверты.

Министерство образования и науки обратилось за помощью к спецслужбам. Глава ведомства Ремигиюс Мотузас тотчас же создал комиссию, которая незамедлительно приняла решение (возможно, по той причине, что сама ситуация выглядела слишком уж очевидной), озвученное министром. Тот извинился перед выпускниками, их родителями и учителями за пережитый всеми сторонами стресс и объявил: 8 июня госэкзамен по литовскому языку придется пересдать. «Приношу извинения тем, кто честно выполнил эту работу, но в нынешней ситуации у нас не было выбора».

По сравнению с этим падение коалиционного правительства, 13-го по счету после восстановления независимости Литвы, кажется делом чуть ли не рутинного порядка, тем более что именно к тому и шло все последние дни. На прошлой неделе в офисе Партии труда, возглавляемой миллионером Виктором Успаских, работники генпрокуратуры и департамента госбезопасности провели обыск и, если верить литовской прессе, нашли списки «черной бухгалтерии» с указанием, кому из депутатов этой партии, а также многим другим членам сейма регулярно выплачивали крупные суммы наличными. Также речь идет и о небезвозмездном распределении грантов ЕС среди литовских компаний и, разумеется, о получении средств от российских спецслужб. Лидер партии, гостящий сейчас у родственников в России, назвал происшедшее политическим заказом, но что-то не торопится возвращаться домой отбивать нападение.

30 мая президент Валдас Адамкус заявил об утрате доверия к двум министрам от Партии труда - министру здравоохранения Жилвинасу Падайге, получившему от Успаских 8000 литов (порядка трех тысяч долларов), и министру культуры, известному в прошлом оперному певцу Владимиру Прудникову: тот заявил, что не знал о выделении средств на зарубежные гастроли его жены и дочери, но вскоре обнаружилось, что сам же и подписал распоряжение. 31 мая все пять министров от Партии труда (к Падайге и Прудникову присоединились первые лица экономического ведомства, юстиции и МВД) решили выйти из правительства. В тот же день премьер-министр Альгирдас-Миколас Бразаускас подал президенту прошение об отставке, а вместе с ним сложил полномочия и весь кабинет. Заявив о невозможности продолжать работу, Бразаускас возложил ответственность за последствия на политиков, «не осознающих важность стабильности в государстве». 73-летний ветеран, в течение рекордно долгих для Литвы пяти лет отстоявший премьерскую вахту, в запале заявил, что вообще уходит из политики. Впрочем, нечто подобное от него уже слышали после того, как Бразаускас отбыл президентский срок.

Стрелы критики летят сейчас и в Адамкуса, которого упрекают, что он вел себя не как президент, а как политолог: вместо того, чтобы своей властью отстранить незадавшихся министров, распространял сообщения об их деятельности. Говорят об ответном ударе сторонников смещенного сеймом. Еще одно мнение, пожалуй, больше похоже на правду: реванш искушенного в закулисных маневрах экс-спикера Артураса Паулаускаса, которого возглавляемый им же сейм в апреле отправил в отставку - с этого момента фактически и начался отсчет нарастающих градусов напряжения в коридорах власти. Не забудьте при этом и важнейшую коммерческую составляющую кризиса: 1 июня сейму предстояло утверждать договор о продаже акций единственного нефтеперерабатывающего завода в Балтии «Мажейкю нафта». Кто только не вился вокруг этого лакомого куска, и надо ли говорить, что многие не в восторге от того, что он достался одной польской компании. Тут дело может выйти даже покруче диктанта по литовскому языку.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта