Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Жизнь как остросюжетное кино

Василий КОЗЛОВ

Полгода назад (8.12.2005 г.), на 91-м году жизни скончался один из любимейших актёров советского кино, Народный артист СССР Георгий Степанович Жжёнов. Вся жизнь Георгия Жжёнова, сыгравшего больше ста ролей в кино и театре, сама похожа на кино. Другому человеку на его месте хватило бы и половины тех испытаний, которые жестокий век подкинул артисту. Любому, но не Жжёнову. Он не сломался, не озлобился и никогда не жаловался – человек познавший цену жизни и смерти, жил и работал с удовольствием, делясь теплотой с окружающими. Прихотливая судьба проверила его на прочность, вынесла вердикт: "Правильный человек". И наградила высшей наградой – всенародной любовью. Компания R.U.S.C.I.C.O. отреставрировала и выпустила на четырёх DVD знаменитую детективную сагу про резидента иностранной разведки, которого блистательно сыграл Жжёнов.

Георгий Степанович дебютировал в кино в 1932 году в картине "Ошибка героя" в роли тракториста Пашки Ветрова. Кстати, этот фильм стал дебютом не только для Жжёнова, но и для другого легендарного советского актёра – Ефима Копеляна. До окончания Ленинградского театрального училища в 1935 году, Георгий успел сняться в нескольких фильмах: "Наследный принц Республики", "Золотые огни", "Комсомольск", "Чапаев". В "Чапаеве" Жжёнову досталась роль Серёжки, ординарца Фурманова. При монтаже фильма тема ординарцев комдива и комиссара была порядком сокращена, но несколько эпизодов с участием Жжёнова остались в прокатном варианте.

В 1936 году для семьи Жжёновых, как и для многих семей в те годы, начались жестокие испытания. Старшего брата Георгия – Бориса исключили из университета за "контрреволюционные высказывания" и лишили права жить в Ленинграде. Искать правды Борис Жжёнов поехал в Москву, где добился приёма у самого Вышинского – суровый Генеральный прокурор, вникнув в суть дела, приказал восстановить студента. Но учиться ему пришлось недолго: 12 декабря 1936 года его вызвали в Большой дом, где предъявили обвинение в "антисоветской деятельности и террористических настроениях". Обратно Борис не вернулся – его осудили на семь лет за "антисоветскую деятельность". В 1943 году он умер в Воркуте от дистрофии, надорвавшись в угольной шахте.

В то время вина одного ложилась на всех: семью Жжёновых (отец, мать и три сестры) выслали в Казахстан. Сам Георгий Степанович ехать в ссылку категорически отказался, кроме того, за него вступился "Ленфильм". Ему это припомнили. Во время съёмок фильма "Комсомольск" вместе с известными тогда звёздами советского кино Николаем Крючковым, Петром Алейниковым, Иваном Кузнецовым и другими, Жжёнов выехал в киноэкспедицию в Комсомольск-на-Амуре. Во время поездки он познакомился с американским военно-морским атташе, ехавшим во Владивосток для встречи деловой делегации. Это знакомство стало для Георгия Степановича роковым. Его использовали как повод для обвинения в шпионской деятельности. Жизнь Георгия Степановича круто перевернулась.

В ночь с 4 на 5 июля 1938 года по абсурдному обвинению в шпионаже он был арестован органами НКВД СССР. Шантажом и угрозами от него добились признания вины. Заочным постановлением ОСО НКВД СССР он был приговорён к пяти годам заключения. Отбывать срок его направили на колымские золотые прииски, в край, где двенадцать месяцев зима, а остальное – лето. Ещё в пересыльном лагере во Владивостоке, где формировались этапы на Колыму, говорили, что в Магадане есть театр, в котором вместе с вольнонаёмными артистами работают заключенные. С самого начала пребывания на Колыме Георгий Жжёнов неоднократно обращался с просьбами о направлении его работать по специальности, но все его просьбы ответа не имели. В этот театр осужденных по 58-й статье не брали. Когда срок заключения подошел к концу, Жжёнова вызвали к начальству и вручили официальную бумагу с гербом – распишитесь мол в том, что ознакомлены с постановлением о дополнительном сроке – ещё 21 месяц лагерей. В марте 1945 года, за хорошее поведение и добросовестную работу Жжёнова досрочно освободили, и бывший "зэка", а ныне "вольняшка" устроился работать по своей специальности – в Магаданский заполярный драматический театр.

Весной 1947 года он ненадолго вернулся в Москву за назначением на работу. В паспорте стояла отметка, запрещавшая ему жить в сколь-нибудь крупных промышленных городах, где были киностудии. Но за бывшего ученика походатайствовал бывший учитель – Сергей Герасимов – с его помощью Жжёнов поехал в Свердловск на киностудию художественных фильмов. Однако в 1948 году студию закрыли, а фильмы, находившиеся в работе, передали в Москву. В столице Жжёнову жить было запрещено, и он устроился в драмтеатр в Павловске-на-Оке.

…Летом 1949 года за ним пришли второй раз. Полгода он провёл в тюрьме в г. Горьком, после чего был сослан в Норильск, где до 1953 года проработал в драматическом театре. В декабре 1955 года военный трибунал Ленинградского военного округа полностью реабилитировал Георгия Степановича Жжёнова. И ему пришлось всё начинать сначала…

Ему было 38 лет – возраст, в котором многие считают, что пора свершений навсегда осталась позади. За плечами были 17 лет лагерей и ссылок, впереди была неопределённость. Жжёнов не принадлежал ни к неисправимым оптимистам, ни к законченным пессимистам, ни к сломленным судьбой фаталистам. Он воспринимал жизнь такой, как она есть, а потому просто принялся спокойно делать своё дело. После реабилитации он начал служить в Ленинградском областном драмтеатре, позже перешёл в Театр им. Ленсовета. Там он трудился до 1962 года, после чего неожиданно для всех перебрался в Москву, в Театр им. Моссовета. Причина переезда была одна – он не хотел и не мог играть жалких людей, которых не понимал и в душе презирал. В театре им. Моссовета его пригласили на роль Льва Толстого в пьесе "Бегство в жизнь" о последних днях писателя. Пьеса не была поставлена, поскольку её запретила тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева, но Жжёнов был принят в труппу. И до последнего дня оставался верным этому театру.

Параллельно с работой в театре Жжёнов вновь начал сниматься в кино. Но по настоящему он стал популярным после комедии Эльдара Рязанова "Берегись автомобиля" (1966). Роль была небольшая, но образ добродушного, улыбающегося инспектора ГАИ запомнился миллионам зрителей, а фразу "и у меня привычка: ты удираешь – я догоняю" с удовольствием цитировали от Бреста до Владивостока.

Звёздный час Жжёнова пробил после выхода приключенческого фильма Вениамина Дормана "Ошибка резидента" (1968). Матёрый шпион "Надежда", резидент немецкой разведки, белая кость "из бывших", отправился на родину предков с заданием построить агентурную сеть, отловить заблудшие души и подорвать обороноспособность первого в мире социалистического государства. Враг был умён, хитёр и беспощаден – не зря против него выставили чуть ли не всё 2-е управление КГБ. Позже критики не могли внятно объяснить, почему обычный шпионский роман, перенесённый на экран, получил такой оглушительный успех. А разгадка лежала на поверхности – исключительно благодаря Жжёнову. Его герой Михаил Тульев хоть и был врагом, но не вызывал ни ненависти, ни отторжения, а заставлял задуматься над судьбой и сопереживать человеку, которого носило, как осенний листок, и который менял города и имена. И шаблонный ход авторов, когда пойманный шпион раскаивается и начинает работать на щит и меч родной страны Советов, воспринимался с абсолютным доверием. Жжёнову зритель не мог не верить.

Стать самым популярным разведчиком советского народа Жжёнову помешало только появление Штирлица. Полковник Исаев бился не на жизнь, а на смерть не с какими-то абстрактными разведцентрами, а с самыми лютыми врагами – фашистами, и проигрыш в битве означал немедленную смерть. За такой риск, а также за недюжинное умение обводить вокруг пальца Третий рейх, штандартенфюрер Штирлиц занял в советском пантеоне бойцов невидимого фронта почётное первое место.

Потрясающий успех "Ошибки резидента" в какой-то степени вынудил авторов взяться за продолжение – в 1970 году вышел второй фильм "Судьба резидента". А ещё через 12 лет постановщик Вениамин Дорман снова вернулся к героям шпионской саги. В 1982 году появилось "Возвращение резидента", а в 1986 – "Конец операции "Резидент". И все 20 лет за судьбой героя следили с неослабным вниманием. Как позже признались Жжёнову руководители КГБ, тетралогия о резиденте использовалась контрразведкой КГБ СССР как учебное пособие для тех, кто приходит работать в органы безопасности.

…Когда Георгия Жжёнова вызвали получать премию КГБ СССР, он поблагодарил, а уходя спросил:

– Вы мне за это хотя бы место солнечное дадите в камере, если снова посадите?

Шутку не поняли, промолчали…

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта