Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Голос как улика

Все cказанное вами может быть использовано против вас

Надежда ЗАРЖЕЦКАЯ

По весне, едва начинает пригревать солнышко, дежурным на пульте «02» начинают досаждать сумасшедшие. От них поступают десятки ложных сообщений о заложенных взрывных устройствах. Минируют все: школы, суды, рестораны и жилые дома.

Впервые телефон как средство террора был использован в Москве в 1987 году. Тогда было зафиксировано четыре звонка с угрозами взрывов в общественных местах, один из которых едва не сорвал премьеру в «Современнике». С тех пор количество анонимных сообщений возросло в Москве в сотни раз. Но особенно достается железнодорожникам - поезда и вокзалы «шутники» любят минировать больше всего.

Так, на 2003 год пришелся пик «вокзального телефонного терроризма». Тогда московским органам правопорядка пришлось отработать около пятиста сообщений о готовящихся взрывах, и все они оказались ложными. Каждая такая «шутка» обходится железнодорожникам в сумму порядка 200 тысяч рублей, и это без учета вызова медиков, кинологов и пожарных. Если умножить эту цифру на количество звонков, то цифра получается внушительная. Однако уже в 2005 году любителей заминировать вокзал заметно поубавилось - за прошедший год поступило только 104 ложных звонка, возбуждено по этому поводу 84 уголовных дела.

Несомненно, во многом хороших показателей удалось достичь благодаря тому, что в сентябре 2003 года в Московском УВД на железнодорожном транспорте заработала фоноскопическая лаборатория, благодаря которой появилась возможность идентифицировать «телефонного террориста» по голосу и речи. Лаборатория в своем роде уникальная. По всей России таких наберется не больше десятка, а экспертов-фоноскопистов на всю страну всего около 140 человек, и это вполне закономерно. Учебных заведений, где бы обучали такой профессии, не существует. Конечно, при непосредственном участии фоноскопической лаборатории поймать преступника нельзя, а посадить - можно. Голос, в случае «телефонного терроризма», является веским доказательством совершенного преступления.

Это только звучит громко - фоноскопическая лаборатория. А на деле - большая комната, обитая коричневыми пробковыми панелями, из-за чего напоминает она огромную картонную коробку. На двух столах установлена аппаратура с множеством разноцветных кнопочек, среди которой величественно расположился пугающих размеров компьютерный монитор. Внутри комнаты - тишина, за стеклопакетами на окнах крутят немое кино. Абсолютная тишина - необходимое условие здешней работы.

Расшифровкой голосов «телефонных террористов» занимаются две милые молодые девушки - акустик и лингвист - физик и лирик. Только за два с лишним года существования лаборатории ими были проведены несколько сотен специфических исследований и экспертиз угроз взорвать железнодорожный объект. Процедура исследования на первый взгляд кажется не слишком сложной. Звонки «телефонных террористов» поступают на пульт «02», где автоматически фиксируются на магнитный носитель. После этого запись попадает в руки экспертов, которые, неоднократно прослушав ее, проводят акустический и лингвистический анализ. По словам экспертов, совокупность признаков, характеризующих голос и речь звонившего, так же индивидуальна, как и отпечатки пальцев. Потому, как ни маскируй голос, все равно экспертиза выведет на чистую воду.

- Звонящие часто пытаются изменить свой голос, - рассказывает лингвист лаборатории, - что только не придумывают: зажимают нос, говорят в трубку через платок, симулируют различные акценты. Взрослые пытаются притвориться детьми, а дети - солидными дядями и тетями. Однако все это не поможет. У голоса есть свои неизменные характеристики, не поддающиеся «маскировке».

Так, человеку, родившемуся в столице и говорящему на специфическом «мАсковском» языке, все же тяжело долго имитировать чужой говор. Так что имитируемый акцент как раз, по мнению экспертов, распознать легче всего.

Акустик видит голос графически. Вообще, аудиозапись угрозы на экране монитора напоминает пилообразную линию, которую вычерчивает игла «детектора лжи». И то и другое выводит вруна на чистую воду.

Анализируя звонки телефонных террористов, экспертам порой трудно сдержать улыбку. Еще бы, попадаются довольно веселые записи. Вот подросток весело сообщает, что заминирован поезд Москва - Воронеж, бомба заложена в пятом вагоне. Фоном на записи слышен детский смех. Мальчик путается в словах, похоже, что врет. После всего сказанного говорит оператору: «А вы знаете, что поезд Москва - Воронеж хрен догонишь?» и под общий гогот бросает трубку.

- Этот поезд детишки минировали несколько раз, и каждый раз оперативным службам приходилось проверять его, - рассказывают эксперты. - Номер мобильного был определен сразу, оказалось, он принадлежит одному москвичу. Тот в свою очередь объяснил оперативникам, что отдал телефон дочери, которая находится в летнем лагере. Так вот, его дочка вместе с друзьями по отряду и развлекалась.

Была проститутка, которая, поссорившись с любовником, регулярно минировала Павелецкий вокзал, вблизи которого и работала. Правда, получилось, что отомстила сама себе.

Вот на записи девочка гордо сообщает «Я стою на Курском вокзале. У мусорки №2. У меня бомба». А вот мужчина, представившийся Уметом из Андижана, со специфическим восточным акцентом угрожает взорвать сразу три вокзала, если ему не позовут к телефону Светлану и не освободят его брата.

- Это вообще редкий кадр, он несколько раз повторял свои угрозы и при этом обязательно приглашал некую Светлану на свидания, обещая одарить ее при встрече красными гвоздиками.

По словам экспертов, среди звонящих людей много с психическими отклонениями; пик таких звонков приходится на осень и весну.

Каждому «голосу» присваивается порядковый номер и создается его учетная карточка. Он попадает в фонотеку, которая ведется с 1996 года и насчитывает уже более 700 голосов.

После того как телефонный террорист задержан, его голос записывают еще раз, уже в кабинете у следователя. После этого акустик и лингвист сверяют голоса и выносят вердикт - он или нет. Также проверяется, есть ли данный голос в фонотеке. Дело в том, что террорист, не попавший в руки милиции, частенько повторяет свои проделки.

При развитии современной техники вычислить телефон злоумышленника не представляет никакого труда, откуда бы он ни позвонил.

По словам Ивана Фирсова, любят поразвлекаться минированием и бомжи, и вполне респектабельные граждане. В данном случае ни социальное положение, ни образование роли здесь не играют. Хотя взрослые «шутники» часто подходят к вопросу с практической стороны. Например, «звонком» пытаются отсрочить отправление поезда, на который опаздывают, или пытаются таким образом повлиять на решение любимой уехать из города.

Бывает, звонят и по пьянке. Только вот оправдание «выпил лишнего» в суде не помогает. Как правило, обвинение телефонным хулиганам предъявляется по статье 207 УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», предусматривающей крупный штраф или лишение свободы на срок до трех лет.

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта