Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Александр ПЛЕТНЕВ

Музыка как нечто большее

"Между жизнью и смертью нет ничего, кроме музыки", - говорил Мстислав Ростропович, а к словам авторитетов стоит прислушиваться. Люди давно отметили сходство между музыкой и жизнью, и то и то суть процессы, красивая форма организации времени. Все эти ключевые понятия накрепко увязала Анна Энквист в романе "Контрапункт". Он вышел в издательстве "Текст", серия "Первый ряд", перевод с нидерландского Екатерины Ассоян.

Контрапункт - емкое понятие. Это и искусство одновременного сочетания нескольких мелодических линий в музыке, и противопоставление звука и изображения для достижения определенного эффекта на экране.

Хрестоматийны знания о том, что непревзойденного мастерства контрапункта достиг в своих инструментальных и хоровых произведениях И. С. Бах.

В литературе термин также применяется, это противопоставление нескольких сюжетных линий. Причем роман под таким названием уже существует, его автор Олдос Хаксли, в нем судьбоносную для героев роль играет музыка.

Самодовлеющее значение имеет музыка и у Анны Энквист, ведь главная героиня - профессиональная пианистка и может компетентно рассуждать о своей специальности.

Немолодая Женщина (имен в романе нет), просматривая партитуру одной арии, мысленно переносится в то время, когда она впервые разучивала ее. Воспоминания, следуя прихотливой логике памяти, зазвучат вместе с проигрываемой читателю музыкой, это неразрывное целое, одно инициирует, тянет за собой другое: "Она играла то, что навсегда осело в прошлом, то, чего уже не вернуть".

"Как же так, не вернуть, - не поверит читатель, - ведь можно сыграть заново?" Оказывается, неизменны только ноты, а настроение, груз прожитых лет меняют интерпретацию произведения, возврат в прошлое невозможен.

Далее...

Сгинь, нечистая!

Книги с вурдалаками, вампирами и всякими кровососущими нетопырями всегда были популярны и притягательны для читателей массовой литературы. Писатель Руслан Галеев использовал вечную тягу человеческой души к мистике и тайне, довольно искусно соединив воедино историю противостояния человека и нечисти с классическим детективом американского толка, еще именуемым "жестким". Его роман "Радио Хоспис" вышел в издательстве "Эксмо".

Далее...

О Карлсоне бедном...

Вопрос: что объединяет Шекспира, Тургенева, Гоголя, Джека Лондона, Сент-Экзюпери, Линдгрен, кроме того, что это всемирно признанные писатели?

Ответ: они все присутствуют в книге Владимира Березина "Птица Карлсон", вышедшей в издательстве "АСТ: Астрель". Отныне перечисленные и еще несколько десятков других писателей находятся в концептуальном единстве "Птицы Карлсона", произведения, представляющего собой систему из самодовлеющих цитат, образов и стилей, заимствованных у "великих". Авторский вклад - скрепление сюжета стержнем из похождений нескольких сквозных персонажей. Для них источником вдохновения послужила та же Астрид Линдгрен с бессмертным "Малышом и Карлсоном". До боли знакомые ситуации, обогащенные реалиями сегодняшнего дня и беспредельной тягой автора к литературной комбинаторике, вылились в настоящую фантасмагорию.

Далее...

Сальвадор Дали - человек за маской

Пожалуй, ни один из художников не вызывает столь широкий спектр противоречивых оценок, как он. Диапазон притязаний Дали в искусстве простирается от напыщенного позерства эпигона и копииста до гениальности важнейшего представителя целого художественного направления - сюрреализма. Он говорил: "Я считаю себя весьма посредственным художником. И всегда утверждал, что я посредственность. Просто я думаю, что среди современных художников нет никого лучше меня. Так что, если угодно, все они пишут гораздо хуже, чем я". Другой великий эстет Оскар Уайльд выразился: "Путь парадоксов - путь истины!", и с этой точки зрения приоткрыть для себя истинное лицо Дали можно в сборнике - Сальвадор Дали "Мысли и анекдоты". Книга вышла в издательстве "Текст", перевод с французского Ольги Поляк.

Далее...

Сказки от Баума

Да это он! Опытный взрослый читатель, бросив взгляд на обложку, увидит знакомое имя - Лаймен Фрэнк Баум. Это тот самый американский сказочник, благодаря которому уже не одно поколение детей в нашей стране буквально зачитывается книгами Александра Волкова из серии "Волшебник Изумрудного города". Никакого парадокса в этом нет. Переработки и заимствования идей в сказочной литературе сплошь и рядом. Взять того же Буратино-Пиноккио, или вот, недавно выяснилось, что казавшийся абсолютно отечественным "Старик Хоттабыч" занял идею в английской детской книжке 1920-х годов. И ничего зазорного тут нет, при русской адаптации возможен вариант, что произведение - клон по своим художественным достоинствам - сравняется или даже превысит оригинал.

Далее...

Поиски счастья на отдельно взятой планете

Кто только не занимался проблемами счастья - от юмористов и поэтов до философов и политиков. Но, несмотря на их усилия, в конечном итоге решение ложится на плечи конкретного человека. Узнать, как разрабатывает эту вечную тему израильская писательница Светлана Шенбрунн, можно в ее романе "Пилюли счастья", вышедшем в издательстве "Текст", серия "Проза еврейской жизни".

Не выдержав несуразности и тяжести советского быта, молодая женщина с ребенком уезжает в поисках лучшей доли на ПМЖ в Израиль, но волею судеб оказывается в благополучнейшей и богатейшей стране. У нее дом, семья, достаток, вроде как жить бы да радоваться. Но воспоминания тревожат, предчувствия, сны, да неуютно как-то, и вести с родины невеселые.

Далее...

Эммаус как предчувствие

Да, речь идет о библейской местности, хотя сейчас название скорее ассоциируется с молодежным музыкальным фестивалем.

Согласно Евангелию от Луки, после своего воскресения Иисус явился людям именно там. Поначалу его приняли за обычного человека, а потом недоумевали - как это мы сразу не сообразили, как не поняли происходящего? Такова легенда, и нашелся человек, сделавший смелую попытку обыграть ее как метафизическую параболу, имея в виду весь современный христианский мир. Это известный итальянский писатель Алессандро Барикко и его роман "Эммаус" (издательство "Иностранка").

Далее...

Старый корчмарь и война

Галиция всегда была камнем преткновения сопредельных государств. Неоднократно переходившая из рук в руки область, этакая вечная многонациональная окраина, кому бы ни принадлежала. Евреи жили в этих местах с XIV века и поддерживали свой уклад столетиями, вне зависимости от того, к какой стране они относились. Наиболее гибкой и умиротворяющей в отношении населения Галиции являлась политика Австро-Венгрии. Тот факт, что в империи евреи были уравнены в правах с остальными народами, уже говорит о многом. Во времена правления Франца Иосифа Первого для евреев здесь текла спокойная, размеренная жизнь в отличие от погромных Кишинева и Киева. И этот уютный, налаженный мир был разрушен началом Первой мировой войны. Именно в первые дни русского наступления происходит действие романа Юлиана Стрыйковского "Аустерия" (издательство "Текст"), перевод с польского Ксении Старосельской.

Далее...

Тайные страхи Европы

«Не существует надежды без страха и страха без надежды». Так говорил Бенедикт Спиноза в «Этике», главном своем сочинении, должном открывать человеку путь к свободной жизни. В этом афоризме лаконично передана извечная боль еврейского народа, именно страх жить открыто, как евреи, и надежда на чудо и лучшую жизнь. А ужасов Европе всегда хватало: инквизиция, опричнина, нацизм - все это явления одного смыслового ряда. Австрийский писатель Роберт Менассе решил нелегкую задачу: художественно воссоздал одну из таких чудовищных эпох - могущества святой инквизиции, увязал ее с недавним прошлым своей страны (фактически с современностью), при этом, несмотря на разницу в триста лет, обнаружил некое сходство. Кстати, последнее аутодафе по обвинению в иудаизме произошло в Европе сравнительно недавно - 1 августа 1826 года.

Далее...

Злоключения простака

За последние десятилетия крупная литературная форма значительно «похудела», современный писатель вещь в объеме повести многозначительно именует романом. Напряженность интриги, динамичность, изощренность композиции в нем, безусловно, присутствуют, а где охват, обстоятельность и эпичность? Вот классики в этом смысле никогда не подведут. Взять, например, мастера еврейской прозы Шмуэля-Йосефа Агнона и его роман «Вчера-позавчера», так это полноценный «кирпич-тяжеловес» на более чем 800 страниц. Впервые на русском языке его выпустило издательство «Текст» в серии «Проза еврейской жизни», перевод с иврита Тамар Белицки.

Далее...

Две звезды

Жан-Мари Гюстав Леклезио в особом представлении не нуждается, как-никак нобелевский лауреат по литературе 2008 года. Формулировка комитета гласит: «Автору новых направлений, поэтических приключений и чувственного экстаза, исследователю сути человека за пределами господствующей цивилизации и внутри нее». Доказательство правомочности такого вывода - его роман «Блуждающая звезда», написанный в 1992 году и выпущенный ныне у нас издательством «Текст». Это повествование о людях, оказавшихся в труднейших жизненных условиях, страстная антивоенная книга - история скитаний и любви.

Далее...

Любовь и смерть в Нагасаки

Уносится в прошлое

Сердце мое -

К прошлой любви.

Не забыть мне ее

Никогда!

Ки-но Цураюки.

Выдающийся японский писатель Рюноскэ Акутагава считал, что проза занимает место в литературе только благодаря содержащейся в ней поэзии.

Читая некоторые образцы японской литературы, трудно с ним не согласиться, столь они лиричны и соразмерны, и в качестве подтверждения мысли смело можно рекомендовать книгу Аки Шимазаки.

Кстати, вынесенное в эпиграф пятистишие - танка поэта X века - квинтэссенция сути ее романа «Бремя секретов». Он вышел в издательстве «Текст», перевод с французского Ольги Поляк. Вся японская поэзия и книга Шимазаки созвучны созерцательным настроениям, похожи простотой и в то же время изысканностью формы, характерным для восточной поэзии глубоким «послечувствованием». А также особым, присущим японцам благоговейным отношением к природе, пристальным вниманием к повседневным мелочам.

Далее...

Потомки господина Пунтиллы в поисках Чаши

Клише «горячие финские парни» настолько навязло в сознании, что когда читатель увидит определение «еле теплые финны», то это наверняка вызовет интерес. Ибо герои книги Микко Римминена «Роман с пивом», выпущенной издательством «Текст», постоянно находятся в подобном астеническом состоянии. И все из-за их беспробудного пьянства и хронического безделья. По этим причинам с ними происходят разной степени тяжести неприятности, что и является движущей силой повествования. Но здесь нарисована не мрачная «берроузовская» вселенная, наоборот, веселая, безалаберная и распущенная жизнь, свойственная некоторым современным молодым людям. Этакие добродушные и обаятельные балбесы, прожигающие пособия по безработице. Ведь нас привлекают алкогольные похождения Венички Ерофеева не апологией пьянства, а народным юмором и комичными житейскими ситуациями, вот и у Римминена то же самое. Забавное совпадение: и молодые финны, и Веничка выражают свои мысли теми же словами. Сравним, цитата из Римминена: «О, тяжесть и бессилие бытия...» У Ерофеева: «О, эта утренняя ноша в сердце!» и «О, пустопорожность! О, звериный оскал бытия!» И в том и другом случае восклицание связано с началом нового «трудового» дня. Конечно, какой-нибудь скептик подумает: «Да все пьяницы одинаковы!», но нет, обе книги роднит высокий миф - герои находятся в метафизическом поиске священной чаши Грааля, иронически низведенной Римминеном до уровня кружки с пивом и игрального кубика, в любом случае это невинные простаки в поисках истины.

Далее...

Два Йоахима

Начал читать новый роман Якоба Аржуни «Домашние задания» (издательство «Текст») - пришла невольная догадка, что он посвящен теме коллективной вины немцев, а точнее, нацистов, и тех, кто им сочувствовал и поддерживал, реализованный через конфликт «отцов и детей». Предвкушаешь что-то вроде «Чтеца» Бернхарда Шлинка, романа затрагивающего действительно важную историческую и общечеловеческую проблему.

Как бы не так! Якоб Аржуни применил прием «обманки», ложной экспозиции, заявленное развитие остается на уровне постановки нескольких вопросов. Предложив острую тему лишь в качестве затравки, автор, даже минуя благодатную линию конфликта поколений, резко сводит к психологическим проблемам личности персонажа по имени Йоахим.

Далее...

Быстрее пешехода

В большой литературе впервые приключения велопутешественников описал Джером Клапка Джером в книге «Трое на четырех колесах» еще в 1900 году. Хотя сюжетно она является продолжением и практически калькой с бессмертного литературного памятника «Трое в одной лодке», ей не удалось достичь огромной популярности романа-первопроходца. В «Трое на четырех колесах» верно описаны мучения любителя перемещения по земной поверхности с помощью велосипеда, подмеченные Джеромом проблемы актуальны для велосипедистов и сегодня, взять хотя бы «вечные» споры об анатомических седлах и тормозах.

Неразлучная троица - Джей, Гаррис и Джордж путешествуют уже не по родной Англии, а по Германии (намек на грядущую глобализацию), причем исторический интерес вызывают зарисовки жизни страны под управлением кайзера. И если техническая суть велосипеда со времен романа Дж. К. Джерома не изменилась (конструктивно он совершенен), то сама планета за более чем 100 лет претерпела громадные изменения. Представляется любопытным взглянуть на мир, и в частности на Европу, глазами сегодня сидящего на велосипеде наблюдателя. Тем более что такую возможность предоставляет человек примечательный - известный музыкант, бывший лидер культовой американской группы «Talking heads/Говорящие головы» (намек на безликих, вечно спешащих дикторов на телеэкране) Дэвид Бирн. Он принадлежит к редкому типу творческих людей, постоянно испытывающих чувство нового, открытых к сотрудничеству и поиску форм самовыражения. Его книгу «Весь мир. Записки велосипедиста» выпустило издательство «Амфора», перевод с английского А. Ковжуна. Известный насмешник над обществом мегапотребления Бирн (чего стоит название одного из дисков - «Больше песен про здания и еду») увлекается ездой на велосипеде с начала 80-х годов. Его он берет в свои многочисленные гастрольные поездки, и, как он говорит, многие мысли, чувства, идеи приходили к нему во время поездок на велосипеде. А мыслей у него предостаточно - от политики до этнографии и от музыки до архитектуры. Путевые наблюдения и размышления стали основой для книги, в которой он исследует «тайные намерения» городов мира. Эти очерки написаны под знаком того, что велосипед не только дает автору чувство свободы и поднимает настроение, а это действенный инструмент, с помощью которого можно решить многие проблемы современных мегаполисов.

Далее...

Итоги второй Палестины

Если взглянуть на карту агроклиматических ресурсов СССР, то в правом нижнем углу, возле Хабаровска, можно отметить сравнительно небольшую полоску вдоль границы, отличающуюся от остальной территории края по обеспеченности теплом (климат теплее, чем в Москве). Соответственно, земля более пригодна для сельского хозяйства и проживания, то есть налицо небольшая аномалия. Примечательно, что именно здесь было выбрано место для размещения новой административно-территориальной единицы - ЕАО (Еврейской автономной области). И до сих пор неизвестно, то ли ЕАО находится здесь, потому что это зона более теплая, то ли она более благоприятная, потому что здесь работают и живут евреи.

Далее...

О вере и долготерпении

Имя автора этой книги, вышедшей в издательстве «Текст» в серии «Проза еврейской жизни», несомненно, привлечет внимание книголюбов. Тем более что это произведение на русском языке публикуется впервые - Стефан Цвейг «Погребенный светильник». Еще в 1920-е годы знаменитый писатель заинтересовался грандиозным социальным экспериментом под названием СССР. И хотя после посещения страны его воодушевление героической жизнью советского народа сильно уменьшилось, визит имел положительные для нас последствия. Было издано собрание сочинений с предисловием А. М. Горького, положившее начало всенародному увлечению Цвейгом как мастером тончайшей психологической прозы с мелодраматическим уклоном. В глазах читающей публики Стефан Цвейг стал олицетворением европейской культуры.

Далее...

Правда и вымысел Ирен Немировски

Белоэмигрантская литература достигла своего расцвета в 20 - 30-е годы прошлого века. Оказавшись в эмиграции, люди хотели поделиться своими воспоминаниями о революции и Гражданской войне, передать личный опыт, дать оценку грандиозному переделу общественного строя. Издательство «Текст» извлекает из забвения лучшие образцы письменного творчества той эпохи, на этот раз - сборник Ирен Немировски «Осенние мухи».

Немировски родилась в 1903 году в семье крупного финансиста в Киеве. С детства знала французский язык от гувернантки, впоследствии еще овладела основными европейскими языками. Потом драматическое бегство из России, и с 1919 года она уже во Франции, где оканчивает Сорбонну по специальности филология. Писать начала очень рано, с 14 лет, но слава и известность пришли к ней с романом «Давид Гольдер», действие которого происходит в столь знакомой ей среде банкиров. Оставшись в оккупированной немцами части страны, была арестована как лицо еврейской национальности и погибла в концлагере.

Далее...

Испытание цветом

1950 - 1960-е годы в мировом художественном процессе проходили под сильнейшим влиянием абстрактного, беспредметного искусства. О его популярности красноречиво говорит выбор картин для экспозиции Американской национальной выставки в Москве в 1959 году. Самыми яркими представителями направления, называемого «абстрактный экспрессионизм», были Джексон Поллак и Марк Ротко. Находя гармонию в бесформенных цветовых пятнах и сочетаниях, они пытались выразить духовные сущности и переживания человека. Причем акцент переносился на сам процесс создания картины, а не на ее изобразительный ряд. Не вдаваясь в художественные достоинства направления, отметим, что картины названных художников являются одними из самых дорогостоящих на мировом рынке предметов искусства, а их колористические находки и приемы активно используются и сегодня. Под гипнотическое воздействие подобной картины попадает героиня романа Пьеретт Флетьо «История картины» (издательство «Текст»).

Далее...

Киноуроки

Идеи кинофикации школьного образования овладели умами педагогов нашей страны еще с конца 20-х годов прошлого века. Тогда же была разработана теория "отмирания школы" (замена "школ учебы" на "школы труда"), которая должна была осуществляться в том числе и с помощью широкого применения киноуроков. Но теории были благополучно осуждены и забыты, хотя общественный резонанс в свое время вызвали немалый.

Говорят, что все новое - хорошо забытое старое, эту максиму подтверждает книга канадца Дэвида Гилмора (не композитора и гитариста из "Пинк Флойда", а просто однофамильца) "Киноклуб", вышедшая в издательстве "Рипол Классик". Буквально трактуя теоретические наработки советских ученых-педагогов, Гилмор перешел к практическим действиям, отрабатывая их на собственном сыне.

Далее...

Бунт сорокалетних

В жизни каждого мужчины рано или поздно наступает время подведения итогов: так ли он жил, чего достиг. Вопросы мучают разные, тянет уехать, напиться, сделать что-то необычное, из ряда вон выходящее. Кризис среднего возраста называется. Как правило, здесь помогает психотерапевт. Нечто подобное происходит и с героем новой книги швейцарского писателя Петера Штамма «Не сегодня - завтра» (издательство «Текст»), перевод с немецкого Святослава Городецкого. Несколько инфантильный, в возрасте за сорок, Андреас - так зовут героя книги - живет в Париже (сам, правда, не местный, из швейцарской глубинки), работает в пригородной школе, учит немецкому языку детишек. И все-то у него хорошо, забот никаких - ни семьи, ни материально-жилищных проблем, ни вредных привычек. Спокойный, устоявшийся годами образ жизни почтенного служащего: электричка, работа, встречи с любовницами, посещение бара, компьютерные игры и чтение. Подруг у него две, и время встреч с ними расписано по дням с точностью до минуты, такая до тошноты обязывающая пунктуальность встреч, обыденность отношений с людьми нисколько не тяготят Андреаса. Менять в жизни он ничего не хочет, да и не может. Говоря одни и те же слова на уроках каждый год, общаясь с одними и теми же друзьями, совершая одинаковые поступки, он настолько закостенел и запрограммировался, что его можно уподобить современному Глумову (персонажу пьесы «Балалайкин и Ко» С. В. Михалкова) с его знаменитым «погоди». Не сегодня так завтра, день прошел и слава Богу - вот жизненное кредо Андреаса.

Далее...

Одно местечко в Париже

Еврейские общины во Франции, будучи когда-то многочисленными и сильными, исчезают и мельчают, кто-то переезжает в Израиль, кто-то ассимилируется (сейчас 40% браков смешанные). Молодежь не хочет жить по законам предков, что ж, время вспять не обернешь. Но окунуться в ту эпоху, в ушедшую частицу жизни «города света», когда речь звучала и на идиш, была масса еврейских лавочек, парикмахерских, мастерских и их обитателей, живущих своим замкнутым мирком, - можно. За это спасибо Сириллу Флейшману и его сборнику рассказов «Встречи у метро «Сен-Поль», вышедшему в серии «Проза еврейской жизни» издательства «Текст». Перевод с французского Натальи Мавлевич.

Далее...

Играя в кубики

Ушедший 2008 год для нас примечателен еще и тем, что самая приверженная традициям литературная премия «Русский Букер» внезапно поменяла свою наградную политику. Если раньше премии получали авторы серьезных произведений с непременной человеколюбивой направленностью, то в этом году премия присуждается провокационно-скандальному молодому писателю Михаилу Елизарову. Его антиутопично-мистический «Библиотекарь» становится бестселлером, а «Русский Букер» умело поддерживает к себе интерес.

Но наше внимание сейчас будет приковано не к шумно-звездному роману-победителю, а к сборнику рассказов Михаила Елизарова «Кубики», вышедшему в издательстве «Ад маргинем».

Да, занятных «кубиков» наскладывал из русских буковок для нас Михаил Елизаров. Так однозначно и не скажешь - хорошо или плохо. Эпиграфом к сборнику можно было бы взять шнуровские слова: «Новые районы, дома, как коробки./ Хочешь жить, набивай кулаки». Ведь действие большинства рассказов происходит именно на окраинах и в промзонах больших городов и персонажи не видят ничего другого.

Далее...

Искушение в Горае

Исаак Башевис Зингер - настолько значительная фигура в еврейской литературе, что в особом представлении не нуждается. Уникальный писатель и человек, практически не имея систематического образования, становится лауреатом Нобелевской премии по литературе в 1978 году - согласитесь, это факт поразительный. Начав в 20-х годах писать на идише, уже не изменял этому языку никогда. Нобелевская премия была присуждена Зингеру в том числе и «за эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские культурные традиции, поднимает вместе с тем вечные вопросы». В наградной речи Шведской академии было упомянуто: «Именно в исторических произведениях искусство Зингера проявилось в полной мере...» Если это действительно так, то ценителям и знатокам литературы повезло, ибо именно исторический роман Зингера «Сатана в Горае» впервые вышел на русском языке в издательстве «Текст».

Далее...

Когда память — главное

«Задумался о тех многих вещах, которые потерял за свою жизнь. Потерянное время, ушедшие или потерявшиеся из поля зрения люди, воспоминания о том, чего не вернуть». Цитата взята из романа Харуки Мураками «Норвежский лес» - так начинаются воспоминания немолодого человека о событиях, произошедших с ним в 1969 году. Эту же цитату можно дать эпиграфом к роману Пера Петтерсона «Пора уводить коней» (издательство «Текст»). Однако если у Мураками название романа отсылает ко времени, когда появилась эта известнейшая песня «Битлс», и созвучно настроению, заключенному в стихах, то для Пера Петтерсона словосочетание «норвежский лес» - первооснова всей жизни его героев.

Далее...

Горькое ремесло жизни

Постигая законы природы, ученый удовлетворяет собственное любопытство и сводит непонятную сущность мироздания к объяснимым формам, тем самым помогая людям понять окружающий мир. Чем логичнее и доступней он объясняет свою теорию, тем выше его научная культура и творческий потенциал. Если при этом автор обладает еще и литературно-публицистическим дарованием, то перед нами тогда совершенно неординарная личность, и познакомиться с творчеством такого человека просто необходимо. Такой возможностью привлекает книга итальянского писателя Примо Леви «Периодическая система», вышедшая в серии «Проза еврейской жизни», издательство «Текст».

Далее...

Ребятам о зверятах

В полку фантастических существ - шорьков, мюмзиков, снусмумриков и прочих монструмов пришло свежее пополнение. Все сонмище выпустили на свет Дмитрий Быков и Ирина Лукьянова в совместно написанной книге «Зверьки и зверюши» (издательства «Астрель», «АСТ»). Подзаголовок - «Детская книга для взрослых. Взрослая книга для детей». Как и положено настоящей литературе такого рода (вспомним Л. Кэрролла), книга родилась из назидательных рассказов детям.

Далее...

«Нехорошая квартира»

Признаки «нехорошей квартиры» давно известны: по ночам что-то где-то потрескивает, вещи самопроизвольно меняют места, в зеркале трюмо возникает какая-то нечисть. А главное, квартира необратимым образом воздействует на психику проживающего там человека не в лучшую сторону. В мировой литературе описаниями подобных квартир прославились Михаил Булгаков, Роланд Топор, Стивен Кинг. В один ряд с ними претендует встать и Пауль Низон с романом «Мех форели» (издательство «Текст»). Пауль Низон, известный швейцарский писатель, лауреат многих литературных премий, свои первые рассказы опубликовал в 1959 году, «Мех форели» написан им в 2005 году. В Париже проживает с 1977 года.

Далее...

От начала до конца

Старейшая в России независимая литературная премия вручена в 17-й раз. В жюри вошли Леонид Юзефович, Марина Вишневецкая, Сергей Боровиков, Евгения Симонова. Возглавил жюри литературный критик Евгений Сидоров. На торжественном приеме стал известен победитель «Русского Букера-2008» – это Михаил Елизаров, автор романа «Библиотекарь» (издательство «Ад Маргинем»).

Далее...

«Если ты Баку не видел…»

Баку город особый - не Европа, не Азия, а скорее все одновременно, место на земле, ставшее родным для людей десятков национальностей. Не случайно жившие там с особой теплотой вспоминают о нем, куда бы их ни забросила судьба; во многих странах и городах есть бакинские землячества.

Далее...

«День Д» глазами подростка

64 года назад на побережье Нормандии произошла самая крупная десантная операция в ходе Второй мировой войны. Она носила название «Оверлорд», а в целях обеспечения секретности просто «день Д». Этому историческому событию и посвящена книга Уолтера Дина Майерса «Дневник Скотта Пендлтона Коллинза, солдата Второй мировой войны» (издательство «Текст»).

Уолтер Дин Майерс - американец, автор многих художественных и документальных книг для детей. И данная книга не выпадает из направления, разрабатываемого писателем. Поэтому искушенные «большой», серьезной военной литературой таких мастеров, как Э. Хемингуэй, Э. М. Ремарк, сочтут книгу слишком прямолинейной и назидательной и будут правы. Она адресована в первую очередь американским подросткам призывного возраста, а уже во вторую всем интересующимся военной «мужской» литературой. Ближайшим литературным аналогом является знаменитый «Дневник» Анны Франк. Это тоже рефлексии подростка, волею судьбы оказавшегося в действительно страшном месте, месте, которое можно сравнить только с адом. И, несмотря на то, что в отличие от Анны Франк Уолтер Дин Майерс художественно воссоздает неизвестные ему как очевидцу реалии, он делает это убедительно и профессионально. Тонкая стилизация под мышление 17-летнего американца да еще из глубокой провинции (из штата Вирджиния), с образованием, соответствующим его возрасту, вполне удалась.

Далее...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта