Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Ирина КУТИНА

Достоин ли разведчик наград Родины?

О судьбе Кента - военного разведчика Анатолия Марковича Гуревича (1913 – 2009) «МП» рассказала 25 января, 1, 8 и 15 февраля в очерке Владимира Шляхтермана «К наградам представлялся, но не получил их» и 13 марта в моем очерке «Страницы жизни нелегала».

Напомним: радиостанция работавшей в Бельгии разведсети была запеленгована фашистами. 9 ноября 1942 года Кента арестовало гестапо. Его вынудили принять участие в дезинформационной радиоигре «функшпиль», но он сумел переиграть фашистов, изменив направление радиоигры.

В 1944-м фашисты озаботились своей судьбой после поражения. Это обстоятельство помогло Кенту выполнить новое задание Центра. Ему удалось завербовать троих гестаповцев, получить от них секретные документы зондеркоманды СС, а по окончании войны привезти в Москву и завербованных гестаповцев, и документы. Вместо обещанной за это награды Кента прямо на аэродроме арестовали органы НКВД. По статье 58-1 («Измена Родине») он получил 20-летний срок в ГУЛАГе, и это уже говорит о многом: ведь статья 58-1 - расстрельная!

Отклики читателей на наши публикации способствовали решению обратиться в соответствующие органы с запросом о награждении А. М. Гуревича.

Из Минобороны пришел ответ, аналогичный полученным ранее В. Шляхтерманом и доктором исторических наук С. Н. Полтораком: «…Новых данных для представления к награждению Гуревича А. М., как и сведений о якобы не врученных ему ранее государственных наградах, не имеется».

Ответ показался нам отпиской.

Далее...

Страницы жизни нелегала

В очерке «К наградам представлялся, но не получил их» («МП» за 25 января, 1, 8 и 15 февраля) В. И. Шляхтерман рассказал о военном разведчике Анатолии Марковиче Гуревиче, работавшем под псевдонимом Кент. Рассказал о трудовых буднях бойца невидимого фронта, о его аресте гестапо. О том, как, выполнив задание Родины, Кент вернулся в Москву и был арестован органами НКВД/МГБ. О лишении Кента заслуженных им наград. Наших читателей заинтересовала история Кента. По их просьбе сегодня мы рассказываем ту часть этой истории, которой не коснулся В. И. Шляхтерман.

Впервые я узнала об А. М. Гуревиче, прочитав опубликованные в сборнике «Ленинградцы в Испании» его мемуары «На подводной лодке через Гиб-ралтар». В них Анатолий Маркович (в Испании - Антонио Гонсалес) рассказал о первых своих контактах с разведкой, об участии в противостоянии фашизму.

Далее...

Ты знаешь, что можешь

Рекламный слоган не внушает доверия, или Чем оборачиваются навязанные услуги

У меня зазвонил телефон:

­ Здравствуйте, с МТС говорят. Меня зовут Николай. Как к вам обращаться?

Представилась.

­ Ваш дом переводят на оптико­волоконную связь.

Разговоры о том, что в доме будут устанавливать эту самую связь, начались чуть ли не сразу после прошлых новогодних праздников, но улита едет – когда­то будет. Из зимы они плавно перетекли в весну, а потом и в лето. А уж летом­то кто ж что­нибудь делать будет, когда все вкалывают на садовых участках? Все как­то забылось, рассосалось – и вдруг на тебе вот! Сердце у меня заболело: в нашем доме не так давно был капремонт, и у меня пока не хватает сил, времени и, признаться, денег, чтобы до конца устранить его последствия.

Далее...

Навечно в строю победителей

Испанцы первыми на европейской земле вступили в бой с фашизмом

С Нелидой, дочерью погибшего в Великую Отечественную войну испанского летчика, старшего лейтенанта Селестино Мартинеса Фиерроса, мы познакомились, через два года после Великой Победы поступив в школу. Необременительное детское приятельство с годами крепло. Старшеклассницами мы вместе бегали в испанский клуб. Став взрослее, подружились с товарищами Нелиных роди-телей, прошедшими нашу войну, с вдовами тех, кто с нее не вернулся. Хочу рассказать о судьбах некоторых испанцев – победителей в войне с фашизмом, ­ о тех, с кем я была знакома сама или узнала по воспоминаниям их родных и близких, сохранивших письма, немногочисленные фотографии и документы. Для этого придется напомнить предысторию вопроса.

Далее...

Русские на Лемносе

...Первой, еще не ступив на землю, на пароходе "Брауенфельз" скончалась камер-фрейлина императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны графиня Аглаида Васильевна Голенищева-Кутузова (1888 - 30.03.1920). Она похоронена в 4 километрах от кладбища на мысе Пунда у церкви села Портиану. Ее правнучки Ирина Сомова (Австралия) и Марина Шидловская (Франция) на Лемносе были уже не впервые. Они бережно хранят семейные письма, документы и фотографии. В этот раз им удалось договориться о приведении с участием потомков в надлежащий порядок могилы Аглаиды Васильевны.

А теперь - рассказ о трех малоизвестных в нашей стране судьбах.

Петр Григорьевич Грузинский

...Светлейший князь Петр Григорьевич Грузинский из древнего рода, представлявшего собой одну из ветвей Дома Багратионов, родился 3 апреля 1868 года. Он закончил по первому разряду курс 3-го Московского кадетского корпуса и по первому же разряду 3-е Александровское военное училище. До конца 1906 года служил в Кубанском казачьем войске в Ахульгинском 250-м пехотном резервном батальоне, квартировавшем в слободе Воздвиженке Тверской губернии. Выйдя в отставку, в 1907 году Петр Григорьевич выехал в Петербург на курсы земских начальников, затем служил земским начальником последовательно в Саратовской губернии, потом в Острогожске Воронежской губернии. По окончании земской службы подполковник (произведен в 1908 году) П. Г. Грузинский перебрался в Воронеж. 30 сентября 1914 года - уже шла Первая мировая, которую в народе тогда называли "войной с германцем", как все отставники мирного времени, Грузинский был переосвидетельствован губернской военной медицинской комиссией и в его паспорте сделали отметку о признании негодным к военной службе по ст. 6, лит. А приложения к ст. 320 устава.

В 1915 году 47-летний Петр Григорьевич обвенчался в слободе Ольховый Рог с 24-летней Евгенией Алексеевной Першиной. Они переехали в поселок Миллерово при станции Юго-Восточной железной дороги, зажили уважительно и дружно. Через год у них появился ребенок, названный в честь счастливого отца Петром. Супруги, оба выросшие в больших семьях, на первенце останавливаться не собирались, мечтали подарить ему братьев и сестер.

Увы, события в стране не способствовали безмятежности семейной жизни. После октября 1917-го, а потом и начала Гражданской ситуация становилась все тревожнее и непонятнее, стали часто меняться власти - то казаки, то немцы, то подходили красные. При наступлении красных Грузинские выехали в Армавир, откуда направились в Кабардинку, потом в Каменскую, где жили сестры князя Елизавета Григорьевна и Тамара Григорьевна Иславина. Примерно в конце февраля - начале марта 1920 года Петр Григорьевич, оставив жену и сына у Тамары Иславиной, решился поехать в Екатеринодар в штаб Донской армии, к которой был приписан как отставник, чтобы прояснить свое материальное положение: в связи с неразберихой пенсион он давно не получал, а семью надо было на что-то содержать.

Уехал - и как в воду канул. Известий от него не приходило. Только через год, ранней весной, Евгения Алексеевна получила странное письмо. Конверт без обратного адреса был надписан незнакомым почерком. Внутри него оказалась долгожданная, но какая же горькая весточка от мужа. Он тайком бросил свое письмо из окна вагона, снабдив просьбой к нашедшему переслать его по назначению. Из написанного следовало, что с частями отступающей армии Деникина из Новороссийска на английском пароходе "Бургомистр Шредер" Петра Григорьевича эвакуировали в Константинополь, откуда он попал в беженский лагерь на остров Лемнос. В то время там были такие условия существования, что Лемнос стали называть Русской Голгофой.

Далее...

Человек пропал

Фраза, вынесенная в заголовок, звучит чудовищно. Смысл ее в голове не укладывается. Как в мирное время в стольном граде Москве может бесследно исчезнуть законопослушный россиянин, коренной москвич?

Между тем случай, о котором я расскажу, далеко не единичный. Чтобы в этом убедиться, не надо даже к статистике обращаться (она существует, разумеется, и весьма печальная), достаточно пройтись по улицам, поглядывая на объявления. На Комсомольской площади и в интернете вывешивает объявления о пропавших людях телепрограмма "Жди меня". Есть аналогичные объявления у других вокзалов, у многих станций метро, на стендах рядом с отделениями полиции. По слухам, кого-то иногда находят, но, видно, единицы, потому что нынче, в 2012 году, продолжаются розыски людей, исчезнувших в 2009-м, 2008-м, 2007-м, 2006-м...

Сколько изломано судеб, разбито сердец тех, кто утратил близких и уже не надеется их найти. Куда пропавшие подевались, не похитили же их инопланетяне на своих летающих тарелках! Ведь и иголку в стоге сена можно найти, если использовать надежный магнит.

Единственное, что могут предположить москвичи, профаны в розыскной работе, - полиция, которой надлежит заниматься этим несомненно тяжелым и кропотливым трудом, действует с прохладцей, не спеша и не слишком профессионально. Судите сами, почему напрашивается такой вывод.

Старшего редактора издательства "Большая Российская энциклопедия" ветерана труда 70-летнего Вадима Михайловича Паппе последний раз видели на работе 28 июня. Друзья и коллеги еще до подачи в полицию заявления об его исчезновении безрезультатно обзвонили больницы и морги. Однако есть такие медучреждения (представьте себе, что человек с закрытой черепно-мозговой травмой, без сознания и документов в суматохе попадает в психиатрическую лечебницу), которые частным лицам справок не дают, отвечают только спецслужбам. В других, более доступных лечебных учреждениях медикам положено заниматься делами, далеко отстоящими от розыска. Надеясь облегчить работу медиков и полиции, "МП" 11 июля опубликовала под рубрикой "Внимание, розыск!" заметку "Помогите найти коллегу и друга" с фотографией Вадима Михайловича. Чуть позже аналогичная заметка появилась в "МК", оповестил об этой истории телезрителей канал ТВЦ в передаче "Петровка, 38". Результат, увы, оказался нулевой.

Очень сложно найти неопознанное тело в морге. По словам полицейских, оттуда в следственные органы поступают фотографии, но сроки их получения растянуты от 2 - 3 недель до примерно двух месяцев, причем, возможно, тела уже могут быть и захоронены. Почему так долго? Ну, пока сфотографируют, соберут достаточное количество фотографий - поштучно во-зить возможности нет. Что, до сих пор возят "на оленях, на тюленях"? Компьютерами полиция не оснащена?!

Далее...

Билет в Индию духа

"Магазин воспоминаний о море" (издательства АСТ, "Астрель-СПб") - шестая книга Мастера Чэня. Пять предыдущих, о которых в свое время рассказывалось на страницах "Книги в Москве", были блестящими романами, шпионско-любовно-историческими бестселлерами. "Магазин воспоминаний о море" - сборник рассказов, и хотя их действие происходит в Азии - в Малайзии, Таиланде, Индии, на Филиппинах, время сместилось из глубокой древности в наши дни, действие мельком заглядывает и в Москву, а большинство персонажей - наши соотечественники, пусть иногда и бывшие.

Обращаясь к читателю, автор говорит: "По доброй традиции любую такую книгу следует предварять строчкой: все персонажи и ситуации, обозначенные здесь, - вымышленные, любые совпадения имен или фактов с реально существующими людьми или событиями - случайность.

Далее...

Противостояние

В основанной Максимом Горьким серии "Жизнь замечательных людей" издательства "Молодая гвардия" вышла книга Георгия Чернявского "Лев Троцкий".

...Через три дня после смерти Троцкого, 24 августа 1940 года, в главной газете СССР - "Правде" - появилось короткое сообщение: "В Мексике в больнице умер Троцкий от пролома черепа, полученного во время покушения на него одним из лиц его ближайшего окружения". Чуть позже в той же "Правде" была опубликована небольшая редакционная статья "Смерть международного шпиона", тщательно отредактированная, а возможно, написанная самим Сталиным. Правды в ней не было, но в ней свелись воедино клевета, проклятия и измышления, накопленные "отцом народов" за десятилетия вражды с наконец-то поверженным ненавистным соперником.

Далее...

Его последний друг — тетрадь

Попадется вдруг книжка - читаешь молниеносно, не отрываясь, будто семечки в охотку лузгаешь, а закрыл последнюю страницу - через полчаса и не помнишь, о чем это было: проскользнуло-проскочило, не задев, не царапнув.

Книга Ролана Быкова «Я побит - начну сначала!», вышедшая в издательстве «АСТ, Астрель», совершенно иного свойства. Она предназначена для чтения вдумчивого, неторопливого, когда, останавливаясь, возвращаешься назад, следишь за тем, как на что-то изменился взгляд автора, вновь перечитываешь особенно заинтересовавшие тебя места, а дочитав до конца и поставив на полку, понимаешь, что будешь обращаться к ней вновь и вновь.

Далее...

Дело боярских рук

В ИЦ ЗАО «Редакция газеты «Московская правда» вышла книга Ивана Собченко «Царь Дмитрий Самозванец».

По названию очевидно, что тема известна читателю со школьных времен: убиенный в младенчестве по приказу Годунова сын Ивана IV; боярские распри в борьбе за трон; появление в связи с этим человека, выдающего себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия; интриги польского короля Сигизмунда III и шляхты, стремящихся захватить русские земли, маскируя агрессивное вторжение желанием помочь «законному наследнику престола».

Далее...

О чем тосковал саксофон

В издательстве ОЛМА Медиа Групп вышла вторая книга проекта Мастера Чэня «Шпион из Калькутты» - «Амалия и генералиссимус». Первая книга – «Амалия и Белое видение» - появилась около года назад. Напомню, что в ней шла речь о необычной истории молодой португалки с щедрыми добавками малайской и сиамской крови. Таких, как Амалия де Соза, в Британской Малайе называют евразийками, а это значит, что, несмотря на блестящее образование (Кембридж и Сорбонна) и очень весомое состояние, унаследованное от рано ушедших родителей, Амалия не вполне полноправный член общества – империя, владеющая колониями на пяти континентах, не расстается с расовыми предрассудками.

Родной город Амалии - Джорджтаун (Пенанг) – это перекресток цивилизаций. Здесь и азиатский мир с рикшами, секретами китайских триад, колесницами индийских богов, и мир западный, с португальскими парусными кораблями, британскими теннисными кортами, отелями «только для белых». Обычно, несмотря на огромное количество приезжего и проезжего люда, жизнь здесь спокойная, украшенная морем, пышной экзотической растительностью, прелестями национальных кухонь. Время действия четко датировано – 1929 год, «век джаза», поэтому все полно музыки, ну, а о приближении «черной пятницы», ознаменовавшей собой начало Великой депрессии, пока еще никто не знает.

Далее...

Предвечерний звук трубы, кларнеты и жизнь, полная неожиданностей

Ожидая появления третьей книги Мастера Чэня, я заранее знала: автор решил расстаться с героем «Любимой мартышки дома Тан» и «Любимого ястреба дома Аббаса» согдийцем Нанидатом Маниахом, с которым он въехал в нашу литературу на белом коне.

Далее...

Секреты ВЧК

Обложка этого сборника («Архив ВЧК», издательство «Кучково поле») схожа с обложкой старого архивного дела. На ней помещена размытая временем фотография людей, видимо, архив этот создававших. Нечеткие лица припечатаны большой печатью – кажется, такая была у товарища (заместителя) Председателя ВЧК В. А. Александровича, именно ею он скрепил фальшивые документы Я. Блюмкина, с которыми тот проник в резиденцию Мирбаха, чтобы совершить теракт над германским послом. Художник А. Зарубин имитировал заломы выцветшей архивной папки, пятна на ней и даже кровоподтек на задней стороне. Так сразу подчеркнуто, что разговор в книге пойдет серьезный и острых углов никто обходить не собирается.

Далее...

Пылесос, выкачивающий секреты

Есть круг тем, вопросов, неоспоримыми знатоками которых без достаточных на то оснований считают себя не только многие читатели, но и отдельные пробивные, умеющие себя разрекламировать в электронных СМИ, а потому часто издающиеся писатели, что, понятно, гораздо опаснее – слишком много лапши вешается на наши доверчивые уши и души.

Книги о шпионаже (разведке) чрезвычайно популярны, но сколько же написано об этом благоглупостей! Особенно – в этом какой-то особый шик – достается своим.

Состряпать такую книжонку несложно: смешайте в одном флаконе «жареные факты» (не каждый докопается, что они с фактами рядом не лежали), напустите туману, модных нынче разоблачений, ниспровержений, будьте безжалостны, побольше грязи – и готово дело. Каждый мнит себя героем, видя бой со стороны, всяк готов протрубить во всю луженую глотку, что должно, а что не должно было делать в таких-то и таких-то разведоперациях, кто на кого «стучал», кто («Совершенно точно, я его дело читал», - заявил недавно по ящику один молодой да ранний «историк») Родину предал, кто на чем нажился, а вот этот - ну надо же, какой подлец! – так и не покаялся. И неважно борзописцам, что человек тот ни сном ни духом не ведал о приписанных ему преступлениях, что погиб он безвинно в застенке и спустя многие десятилетия реабилитирован уничтожившим его государством, что сам Господь давно простил ему все его вольные и невольные прегрешения.

Далее...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта