Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Валерий ИЛЬИЧЁВ

Ранняя седина фронтовиков

Детство автора пришлось на годы войны. В памяти осталась печка-буржуйка в городской квартире и настилы на станции метро "Смоленская", превращенной в бомбо-убежище. После того как бомба разрушила Театр имени Вахтангова вблизи от нашего дома, жильцы послушно спешили в спасительную подземку. До сих пор явственно вижу колонны плененных в Белоруссии немцев, бредущих по Садовому кольцу, и ярко блестящую на солнце жестяную банку из-под консервов, оброненную кем-то из солдат. Во дворе нашего дома на Смоленской площади находилась площадка для запуска аэростата, который обслуживали девушки, призванные в армию из окрестных деревень. Однажды одна из них не успела отпустить строп и взмыла вверх вместе с аэростатом до уровня второго этажа. Раздался наполненный ужасом крик о помощи. Ее подруги с помощью подоспевших жителей ближних домов с трудом подтянули аэростат к земле. И девушка спрыгнула на землю, избежав у нас на глазах нелепой гибели вдали от фронта в конце войны. После этого аэростату позволили взмыть в небо.

Мы, мальчишки, любили смотреть кино про войну и восторгались подвигами наших солдат. И сожалели о том, что не доросли и не успели попасть на фронт.

И все же иногда до нас доходили истории подлинной фронтовой жизни. Однажды сразу после войны я спросил своего отца, добровольно ушедшего на фронт в 1941 году, какой эпизод войны ему особенно запомнился. И он рассказал, как во время отступления под Сталинградом они, несколько военнослужащих, оказались без транспорта и связи. Им удалось выйти к Волге. Заметив понтонную переправу, они бросились к ней. Там дежурили двое молоденьких бойцов. Они предупредили, что являются добровольцами-смертниками и должны взорвать себя и переправу при первом появлении немецких танков. И отец побежал вместе со своими товарищами по шатким понтонам, ожидая каждую минуту гибели. Им удалось благополучно переправиться к своим войскам. Вскоре прозвучал взрыв, уничтоживший переправу. И отец всегда с горечью и благодарностью вспоминал тех двоих безвестных парней-смертников, спасших его с товарищами ценою своей жизни. Это совсем не было похоже на экранные подвиги.

Прошло время, и в 1956 году я поступил на работу в милицию. В то время подавляющее большинство сотрудников милиции составляли бывшие фронтовики. Они о войне предпочитали не говорить и лишь иногда скупо рассказывали об отдельных эпизодах своего боевого опыта, ломая наши детские представления о сплошном геройстве и победах.

Вместе с участковым уполномоченным Самариным нас послали на осмотр трупа бомжа. Я испытывал беспокойство перед неизвестным мне делом и поинтересовался у напарника, нет ли у него страха перед трупами. И Самарин поспешил меня успокоить:

- Я еще на фронте смерти насмотрелся. Однажды в конце войны день выдался спокойный. Небо ясное, солнышко светит. Подошел я к старшине Кузьменко прикурить. А тут шальной снаряд прилетел и шибанул рядом. Большой осколок впритык пролетел, Миколе всю грудь разворотил. Упал он, хрипит, всем телом дергается. А мне, как на ладони, его внутренности видны: и как сердце из себя кровь выбрасывает, и легкие вздымаются и опадают. Так что анатомию я изучал не по учебникам, а на практике. А дружок мой еще несколько минут мучился, пока не затих. И знаешь, все эти годы гадаю, почему из нас двоих судьба выбрала жить именно меня, а не этого доброго и веселого парня. Ну, вот мы и пришли. Не нервничай, сейчас быстро проведем осмотр и будем свободны. Здесь, слава богу, не фронт.

Далее...

Сдай квартиру и забудь про сон

Нина Алексеевна говорила быстро, энергично жестикулируя:

- Послушай, Ольга, сейчас все так делают. Переезжают к родственникам, живут в тесноте, а свои квартиры сдают за хорошие деньги. Мы с тобою одинокие пенсионерки, знакомы более тридцати лет и почти как родные сестры. Давай я перееду к тебе, а мою однокомнатную будем сдавать. Делить деньги будем поровну. С такой добавкой к пенсии заживем припеваючи.

- А маяты сколько будет? Мне знакомая жаловалась: пустила студентов, а они всю квартиру загадили. Ремонт дороже обошелся.

- Ну так не будем сдавать кому попало. Подыщем тихого, спокойного жильца, чтобы соседи не жаловались. Никто и не узнает.

- А если в налоговой инспекции пронюхают? Привлекут нас к ответственности. Вроде как нечестно получается. А я никогда закон не нарушала.

Далее...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта