Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Леонид ГВОЗДЕВ

Может быть, нам лучше слышно?

Недавно музыканты «Pratum integrum» (с латыни переводится как «некошеный луг») скосили еще один участок. Незнаком, но прекрасен был вкус той «травы». На этот раз оркестр, играющий на исторических инструментах, представил «Иллюзии французского барокко».

Франсуа Куперен, Луи-Никола Клерамбо, Ж. Ж. Кассанеа де Мондовиль, Мишель Пиньоле де Монтеклер, Жан Филипп Рамо – много ли говорят нам эти имена? Разве что Рамо, хотя и сочинения этого композитора исполняются куда как редко. Они жили и творили в XVII – XVIII веках, исповедуя стиль, если так можно сказать, импортированный из Италии. Но то было вовсе не эпигонство, а истинное творчество. Хотя порой приходилось и мистифицировать. Например, Куперен, написав трио-сонату (ею, кстати, и открылся концерт), выдавал ее за произведение некоего итальянца Куперино…

Не преувеличивайте, да не преуменьшены будете

Если бы вы только знали, как я всегда, с младых ногтей, гордился принадлежностью к великому народу, великой стране! Вы знаете? И вы тоже с младых ногтей? Да... В таком случае нам будет нелегко объясниться. Но я попробую. Точнее сказать, рискну.

Ах, это неистребимое желание преувеличить! Причем не немножко, т. е. впасть в простительный грех и привычное правонарушение, скромно именуемые: «приписка». И не в разы, что уже квалифицируется наравне с разбоем, поскольку в особо крупных размерах. И даже не на порядок — это не карается в соответствии с УК, а передается на праведный, однако не шибко скорый суд истории. Нет и нет! Ежели уж преувеличивать, то так, чтобы вообще были утеряны связи с реальностью. Тогда люди сразу поверят. Особенно когда это приятно.

Быстро и еще быстрее!

Игра в шахматы, если отсчитывать ее биографию с предшественницы – чатуранги, индийской военной игры, существует шестнадцать столетий. Срок! Между тем есть настольные игры древнее (или по крайней мере сопоставимые по возрасту), у них тоже славная история и несомненные достоинства. Но одни вовсе исчезли, и найти их можно, разве что порывшись в энциклопедиях. Другие здравствуют и ныне, по ним проводят представительные турниры с солидными призами, даже чемпионаты стран, континентов и мира (например, шашки со всеми их разновидностями, го или бекгемон – короткие нарды). Однако, если взять такой параметр, как популярность, ни одна игра не в состоянии сравниться с шахматами. Почему так?

Далее...

К горлышку привяжем крошечный пакетик

Неслыханное дело: в России людей стала уничтожать спиртосодержащая жидкость. Прежде все было наоборот – люди ее уничтожали, а теперь вот оно как все повернулось… Кто-то вправе возразить: мол, нашли новость! Дескать, в любые времена алкоголь дурно воздействовал на организм наших сограждан вплоть до летального исхода, а стало быть, нет оснований бить в набат, словно что-то стряслось.

Однако надобно иметь в виду разницу, может быть, не вполне принципиальную, но в то же время достаточно существенную. В былые и даже еще недавние времена алкоголь неторопливо, плавно воздействовал на сограждан, приводя организм в несовместимое с жизнью состояние помаленьку, постепенно, можно сказать, незаметно. А теперь процессы ускорились со страшной силой. Опохмелиться не успеешь, как очнешься на больничной койке с жутким диагнозом. Если, конечно, очнешься. При этом ресурсосбережение весьма отстает от наращивания дефицита: алкоголь, сэкономленный на опохмелке, не покрывает больничных затрат.

Горек был запах ладана

Международный фестиваль современной музыки «Московская осень-2006» открылся мировой премьерой – хоровой оперой Родиона Щедрина «Боярыня Морозова».

Тридцать лет и два месяца создавал ее выдающийся композитор: тридцать лет готовился и два месяца писал. Вот как он рассказывает об этом: «Омузыкалить трагическую страницу истории церковного раскола и возникновения старообрядчества на Руси, горькие судьбы его действующих лиц было моей давнишней мечтой. Несколько раз приступал к работе и всякий раз оставлял ее, не находя, как виделось, верного подхода к жгучей теме. Лишь когда определился жанр замысла как «русская хоровая опера», работа заспорилась».

Либретто тоже написал Родион Константинович, взяв за основу «Житие протопопа Аввакума им самим написанное» и «Житие боярыни Морозовой, княгини Урусовой и Марьи Даниловой». Этот текст, звучащий для нас сегодняшних несколько диковинно, однако же понятный, поют хор и четыре солиста. Оркестр не предусмотрен – хор прекрасно выполняет его функцию, а ударные, литавры и труба (Кирилл Солдатов) помогают ему уместно и достаточно. Непривычно, но здорово! Хор то мелодичен и мягкосерд, то жесток и категоричен, словно острым топором нарубает слова. Хор, показалось, вообще главное действующее «лицо» оперы, которое, словно чуть потемневшее, покрытое мельчайшей паутиной трещинок зеркало, отражает горестные события. Еще какие горестные-то! Не потому ли, щадя неокрепшие юные души, так мало рассказывают об этом историки в школах?

Такое когда еще услышишь?

В Большом зале консерватории состоялся филармонический концерт, который по праву можно считать историческим. Полностью был исполнен цикл Дмитрия Шостаковича - 24 прелюдии и фуги.

Дело в том, что этот опус великого композитора исполняется реже редкого. Многотрудная и сложнейшая задача, а ответственность музыкант взваливает на себя огромную. Впрочем, следует сказать, сочинение было делом куда более трудным и ответственным. Ведь в любом случае его непременно стали бы сравнивать с наипервейшим аналогом – Хорошо темперированным клавиром И. С. Баха. Взяться за такое сочинение мог позволить себе лишь могучий талант в расцвете творческих сил. Так или иначе, никто до Шостаковича на подобное не решался, по крайней мере в русской музыке. Кстати, не случайно, конечно же, и то, что работа над циклом шла тогда, когда отмечалось 200-летие со дня смерти Баха (в 1950-м).

Борсеточник с «голубым» глазом

Набрал 02 и услышал: «…Мы можем вам помочь?» Я ответил: «Вы уже ничем не можете помочь, да и нужды нет. А вот я, возможно, вам помогу».

И потом, когда меня соединили с дежурным, коротко рассказал то, о чем сейчас поведаю чуть подробнее. Дело было так.

У меня есть дочь, а у дочери – автомашина. На днях дочь засиделась у нас допоздна и уехала в первом часу ночи. А буквально через минутку-другую позвонила: «Пап, у меня спустило правое (это важная подробность) переднее колесо. Прямо у дома». Что ж, пошел выручать. Поставили машину на ручной тормоз, подняли домкратом, сняли колесо, поставили запаску, закрепили. Все чин-чином, как полагается. Когда осталось всего делов – покрутить домкрат в обратную сторону, дочка говорит: «Давай я сама, а ты отдохни». Хорошо… Она только стала вращать винт, как вдруг подхватилась и с криком: «Вор! Вор!!» метнулась к водительской дверце, огибая капот. Я тоже, кажется, не сплоховал – быстро обогнул машину со стороны багажника, чтобы отрезать путь к бегству.

…Да десятки раз видел я по телику такие сюжеты! Но одно дело, когда это с другими происходит, и совсем другое – когда с тобой. И куда только бдительность девается? Мы не заметили, как в полутора метрах позади пристроилась «девятка», а дочка, поставив свою машину на ручник, забыла запереть дверцу… Смекнув, что его заметили и что просто так смыться не удается, борсеточник молниеносно совершил непонятное движение рукой – мы только позже сообразили, что он сделал.

Сейчас нам ту колбасу уже не переварить

Мало есть на свете такого, чтобы со временем только крепчало. Ностальгия - едва ли не первая в ряду таких редкостей. Особенно это касается ностальгии не по родной земле, а по прежним временам.

Далее...

Они нас размежевали!

Многие события последних дней, признаюсь, не очень-то понятны. Хотя, разумеется, я всецело одобряю и полностью поддерживаю положения и выводы, сделанные нашим президентом Владимиром Владимировичем Путиным. Еще менее понятными представляются комментарии этих событий высокопоставленными компетентными чиновниками*. Опять же замечу: на кой ляд комментировать и растолковывать, когда наш президент Владимир Владимирович Путин обнародовал свои положения и выводы, — только и осталось выполнить их. Я так понимаю: ежели кто-то комментирует указанные положения и выводы, стало быть, не понимает, несмотря на то, что сказано было яснее ясного. А раз так, выходит, и я вправе комментировать комментарии. Может, чего дельного надумаю.

Унишахматы: проиграл — сливаешь воду. За обоими

Скандал, возникший в Элисте на шахматном матче за мировую корону (напомню, играют болгарин Веселин Топалов и россиянин Владимир Крамник), как водится, вызвал множество откликов и экспертных суждений.

Выступила с заявлением Российская шахматная федерация — целиком и полностью одобряет действия Крамника. Правильно: своих нужно защищать.

Изложил свою точку зрения экс-чемпион мира Анатолий Карпов — резко осудил действия президента ФИДЕ (и Калмыкии) Кирсана Илюмжинова, а заодно еще нескольких официальных лиц. Логично: у Карпова с ними давние счеты, и грех не воспользоваться случаем.

Умирающий жанр?

Когда не с кем разделить печаль, это тоска

Все реже попадаются хорошие рассказы. Последние два-три года - вообще ни одного. Допускаю, что мне просто не везет. Однако главная причина видится в ином. Рассказ - жанр, который требует от автора не только таланта, что само собой, но и... бескорыстия.

В самом деле, ну возник у писателя стоящий сюжет - удача! Неужто растратить ее на десяток (а то и меньше) страниц? И что при этом заработать? И какие шансы, что даже рассказ-шедевр станет бестселлером? Никаких! К тому же рассказ требует отточенного немногословия, тщательной отделки... Куда проще и, главное, выгоднее «оформить» сюжет в виде романа или, на худой конец, повести.

Далее...

Вдохновение не любит, когда перед ним ставят задачу

ДАВНО отмечено: присуждение Нобелевской премии в области художественной литературы отнюдь не всегда определяется художественно-литературными достоинствами. Слишком много конъюнктурных, в частности, политических соображений. Подчас высокий Нобелевский комитет отмечает и такие произведения, которые иначе как слабыми не назовешь, это, знаем, даже приводит к скандалам внутри самого комитета. А все же, принимаясь за чтение книг, автор которых осенен Нобелевской премией, испытываешь чувство, какое я назвал бы трепетным ожиданием. Ну недаром же, думается, выделили и вознесли...

Исаак Башевис Зингер написал десятки романов, два из которых - «Раб» и «Раскаявшийся» (оба в серии «Проза еврейской жизни») - издательство «Текст» предлагает в 2006-м как одни из лучших. Понятное дело, иначе бы не публиковали.

Я честно искал в обоих романах художественную литературу, но не нашел. То есть, хочу сказать, литература-то есть, но художественной ее можно назвать лишь с большой натяжкой.

Далее...

Садясь за телик в трезвом уме, вы рискуете остаться

Покажите человека, который бы не зарабатывал на рекламе, а тем не менее любил бы ее. Почту за счастье побеседовать с ним о предмете нашего вожделения. Ах, нет такого человека? Жаль, очень жаль. Что ж, придется говорить о рекламе с вами, хотя это трудно, поскольку вы ее ненавидите. Едва появится на телеэкране, приглушаете, а то и вовсе вырубаете звук, уходите в другую комнату или переключаетесь на другой канал*. Ненависть вообще плохой советчик, а помощник и вовсе некудышный.

Между тем реклама, ежели ее внимательно смотреть, способна принести немалую пользу и доставить изысканное удовольствие. Сплошь и рядом она куда интереснее фильмов и сериалов, в которые вклинивается, а дурацкие ток-шоу и вовсе сравнения не выдерживают. Я уже будто слышу возражение: дескать, может, и так, но рекламные ролики повторяют с удручающей частотой, и даже интересные, остроумные надоедают до чертиков. Согласен, иной раз бывает и такое, но в подавляющем большинстве случаев вы просто слишком рано оставляете попытки проникнуть в суть. Тут ведь в точности как со старыми фильмами. Взять, скажем, «Семнадцать мгновений...», неужели кто-то еще смотрит бессмертный сериал впервые?! Ведь по дцатому разу, а все интереснее. Уже и на сюжет наплевать, ибо мы точнее Тихонова знаем, что делать Штирлицу, и лучше Броневого — как Мюллеру поступить, чтоб Штирлиц не прокололся. Не в сюжете дело. Нюансы — вот главное-то. И сколько полезного извлечем из пустячных, на первый взгляд, деталей и фраз. Знаем уже, что в первое такси садиться не следует (и вообще лучше на трамвайчике), что беря у приятеля денежки в долг, непременно нужно в конце разговора, уже спрятав купюры в карман, поклянчить еще и таблеток анальгина (приятель, как известно, запомнит только, что у вас болела голова, а про денежки ни-ни). Разве все это и многое другое мы усвоили при первом просмотре? Да-с... Примерно так же и с рекламой. Только нужно вникнуть.

Если не третий срок, то хотя бы два наследника

Моя политически четко ориентированная душа, признаться, едва ль не до краев наполнена печалью. Все меньше надежд на то, что Владимир Владимирович Путин останется у штурвала государства. Похоже, он так окончательно решил, и нам надлежит уважать это его решение. Хотя бы это... Что до меня, я не только уважаю, но даже и смирился, несмотря на то, что это было нелегко.

Но прежде чем перейти к сути свежих, не побоюсь такого слова, эволюционных предложений, считаю необходимым пояснить, почему хотелось бы, чтобы Владимир Владимирович Путин остался на четвертый срок. Во-первых, потому что ежели на четвертый, то уж третий подразумевается, верно? А во-вторых.

Баксы должны быть... свежими!

С той поры, как иметь иностранную валюту стало в нашей стране не то чтобы безопасно, но, как бы поточнее юридически сказать, ненаказуемо, вокруг зарубежных дензнаков нагромождены вороха благоглупостей и откровенных нелепостей.

Не желаете ли подписать «отказную»?

Полтора года назад, оформляя пенсию, я столкнулся с казусом, показавшимся мне пустячным. А недавно узнал, что проблема-то носит массовый характер.

Тогда при тщательном просмотре моей трудовой книжки инспектор споткнулся на двух записях. В одном случае, если память не изменяет, вызвали сомнение номера приказов, а в другом выцвели чернила на и без того не слишком четкой печати. Инспектор спросила: могу ли принести справки, подтверждающие правильность заполнения трудовой книжки в «подозрительных» местах? А я, прикинув, что речь идет о сравнительно небольших промежутках времени, в свою очередь спросил: что я потеряю, ежели из общего стажа «сомнительную» работу исключить? Оказалось, что ничего не теряю, и решение пришло сразу: черт с ними, теми записями! Но «черт с ними» к делу не пришьешь - пришлось написать и подписать отказную бумагу: дескать, прошу исключить из моего стажа работу с такого-то по такое-то и такого-то по такое-то. Короче, год с небольшим из моей трудовой юности выпали, как бы не было их вовсе.

А тут мой давний товарищ и коллега рассказывает: у него тоже затребовали «отказную» на полтора года, да плюс к тому образовались трудности с большущим куском стажа - 12 лет. Не шутки!

Об этих 12 годах позвольте чуть подробнее. Это время мой друг работал в газете «Труд». И все бы ничего, но в трудовой книжке запись о приеме на работу и об увольнении содержала ссылку не на приказы, а на постановления. Не положено! Что не положено? Постановления не положены! «И что прикажете делать?» - спросил инспектора претендент на пенсию. А вот что. Нужно принести заверенный подписью и печатью документ, который бы достаточно убедительно объяснял, что это за постановление такое, а заодно удостоверял бы, что газета «Труд» продолжает выходить. (Последнее обстоятельство особенно пикантно, верно?)

Что ж, 12 лет жалко. Пошел в редакцию, где некогда работал, отвлекал занятых людей и получил-таки справку. В ней сказано, что в редакции газеты «Труд» на ответственные должности работников принимали не простым приказом, а постановлением редакционной коллегии. Всего делов. Ну и, само собой, подтвердили, что газета покуда жива. Только после этого 12 лет зачли в общий стаж.

А я вот думаю-размышляю. Представим себе, что мои год с небольшим и полтора года моего друга, т. е. сроки, пропавшие без вести, каким-то образом оказались бы позарез нужны. Допустим, без них общий стаж получался бы неполноценным (такое запросто могло случиться). И при этом оказалось бы, что выцветшая, вызвавшая столько подозрений печать принадлежала десятки лет назад, скажем, тмутараканскому заводу атомных боеголовок*. Что, ехать туда? Писать заказные письма, не зная адреса, который сам по себе является совсекретом?..

Прежде чем засесть за эти заметки, рассказал обо всем коллеге в нашей редакции. И она поведала, что столкнулась с аналогичными трудностями. Суть ее проблемы была такова. Еще при советской власти она несколько лет работала в журнале, и за это время журнал сменил ведомственную принадлежность. Вот так: название осталось прежним, а издатель поменялся. Стало быть, поменялась и печать! А это уже непорядок в трудовой книжке. Как так? Запись о приеме на работу скреплена одной печатью, а запись об увольнении - другой. Мало ли, что обе похожи друг на друга, но ведь в чем-то разные! Тоже пришлось помыкаться. Дело в том, что журнал тот уже давно не выходит, архивы не сохранились. С трудом нашла свою бывшую начальницу, но та мало чем могла помочь. Даже заверенное нотариусом ее клятвенное свидетельство, что журнал в разное время издавался разными ведомствами, достаточным основанием для включения в стаж не являлось бы. (К счастью, ту сложность удалось утрясти. Но это отдельная занятная история, прямого отношения к нашему разговору не имеющая.)

Вот мне две вещи интересны.

Во-первых, почему гражданин, десятки лет честно работавший и наконец заслуживший пенсию, должен отвечать за юридическую неграмотность бывших начальников, за качество чернильных подушечек, в которых смачивают гербовые печати, и за все благоглупости, которыми столь богата отечественная бюрократическая система?

А во-вторых, с какой стати при оформлении пенсии перестает действовать принцип презумпции невиновности? Если испектор Пенсионного фонда в чем-то сомневается и что-то подозревает (последнее уж совсем нелепо), пускай сам и выясняет - звонит, куда сочтет нужным, пишет, запрашивает...

И последнее. Инспектора по собственной инициативе проявляют сверхбдительность, граничащую с издевательством над пожилыми людьми, или сверху идет такая установка? Может, Пенсионный фонд хочет сэкономить что-то?

*Если в Тмутаракани действительно был такой завод и, упаси Бог, он, как и газета «Труд», продолжает функционировать, прошу считать мой пример совершенным совпадением и не привлекать меня к ответственности за разглашение государственной тайны.

Музей во(й)сковых скульптур

«В Греческом зале, в Греческом зале!..» Накаркал-таки музеям великий сатирик. От этих сатириков и впрямь не приходится ждать ничего хорошего, кроме плохого. Но сатирики ладно, их всерьез-то никто никогда у нас и не принимал. А вот музейщики удивили. Особенно эрмитажники, которые как раз кучкуются вокруг того самого Греческого зала. И нельзя сказать, что совсем уж неприятно удивили. Нет, сложные, как теперь принято говорить, неоднозначные чувства вызвали сообщения о пропажах ценностей, про которые широкая общественность даже не знала вовсе. С одной стороны, удивление было отчасти приятным. Дело не в том, что на неудачу соседа организм непременно должен отреагировать приливом энергии, хотя это тоже следует принимать в расчет. Из положительных эмоций, связанных с кражами в Эрмитаже, следует выделить две.

День встречи установить нельзя?

Вот ведь что забавно: наши государственные мужи с челом в семь пядей готовы сколь угодно долго обсуждать концепции т. н. национальной идеи, но нипочем не захотят решить пустяковый вопрос, касающийся десятков миллионов граждан. Даже если это совершенно не потребует финансовых вложений. Или как раз потому, что не потребует?..

Натянуть ей, что ль, на очи трехколорную тряпицу

На территории нашей страны законы не действуют. Нет-нет, я пока что не про юридические законы, этой темы мы еще коснемся. Коснемся ласково, насколько это возможно, — памятуя о собственной безопасности. Я вообще про законы. Например, физики или логики.

Что касается физики, я не располагаю бездной данных, однако думаю, что неспроста в космос российские корабли взмывают с казахстанской земли. Видать, закон всемирного тяготения в границах РФ действует как-то иначе, невыгодно для ракетоплавания.

Украли у артиста его «инь»

И почему только зануд не любят? Третируют даже. А ведь их жалеть нужно. То есть неверно сказал: не их, а нас жалеть. Потому что я тоже зануда. Жизнь у нас кошмарная. Где нормальный человек пройдет, ничего не заметив, а стало быть, не растеряв ни капли хорошего настроения, зануда непременно зацепится за что-нибудь и расстроится.

Музам верительные грамоты ни к чему

Этот концерт состоялся в посольстве Германии спустя ровно восемь лет - день в день - после такого же здесь же.

Незабываемая мелодия для трубы

Нехорошо подслушивать чужие разговоры. Хотя бы и телефонные. А ежели некуда от них деться, тогда, наверное, простительно?

Когда нами вплотную займутся кинологи...

Мне, что ли, думаете, нравился Владимир Устинов? Да нисколечко! А что же, спросите, я прежде не решался во всеуслышание об этом заявить? Так, согласитесь, боязно — все же Генеральный прокурор всей РФ. Ох, не нравился. Но сейчас, представьте, он стал мне даже симпатичен. Настолько, что жалею его. Да мало ли что, он меня, случись чего, не пожалел бы! На то и генпрокурор — око государево и государев же кнут. У генпрокурора должность такая — безжалостная. А я другой, да и должность моя иная. У меня и в контракте так прямо записано: «...возлагается обязанность жалеть больших начальников не реже одного раза в неделю». Не верите? Жаль, не вправе показать вам контракт, — не положено. Только генпрокурору* могу. Но он такими мелочами не интересовался. А сейчас его и вовсе нет.

Далее...

А Казахстан нам и подавно не указ

Статья «Уж работающий-то время найдет» была опубликована 13 мая. В ней я рассказал, сколько лишних бумаг приходится готовить и носить в Пенсионный фонд человеку, если он продолжает работать и хочет, чтобы размер пенсии пересчитали, хоть чуточку увеличив. Недоумевал, зачем вообще нужно ходить в пенсионный офис, если можно послать необходимую бумагу по почте. Да и вообще, нужна ли эта бумажка-справка, если все необходимые для перерасчета данные есть и покоятся в компьютерах фонда.

Спустя несколько дней получил откли

Ребенков делать — одно удовольствие

Обычно тему очередной своей писульки намечаю и даже подробно разрабатываю загодя. Чтобы комариха (ох, скоро они нас всех достанут при полном попустительстве всех ветвей государственной власти на любом уровне!) ничего такого не подточила. Нынче намеревался порадовать вас рассуждениями о взаимоотношении тещи-уборщицы с зятем-мультимиллионщиком. Однако вчера утром все смешала посетительница, столь же расстроенная, сколь разгневанная, и, как выяснилось, столь же разгневанная, сколь предусмотрительная. Дело было так.

Кило шестьсот шестьдесят шесть

Этот забавный эпизод продолжался всего минуту-другую, однако и у него было начало. В торговый центр возле «Полежаевской», в павильон, где торгуют мясом, я зашел купить шашлыки.

Жизнь, к счастью, дольше

Выдающийся русский музыкант Юрий Казаков впервые удостоен отличия не за качество, а за количество.

Далее...

Крепкий рубль хуже хлипких двух.

Разумеется, я верю каждой строчке, которую читаю в своей газете. В конечном счете верю. Всегда. А поначалу, даже зная, чем кончится, сомневаюсь. Сильно сомневаюсь. Всякий раз. Такой у меня противоречивый, хотя и покладистый, характер.

Как вам чуется, волосатики?

Российский ученый сделал открытие, которое неизбежно изменит не только нашу внешность

Если без обиняков и напрямоту, главная сенсация не в самом открытии. Куда удивительнее, что наука не доперла до этого сто - двести лет назад. Ведь, можно сказать, на поверхности лежало!

Далее...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта