Поиск по статьям и
новостям

  
ipad
Подписка
vote
megapolis
Говорит Москва
Информационный центр Правительства Москвы
aura
lazer
ofshoram

Евгений ДОДОЛЕВ.

Мастер Ширвиндт неистребимых нюансов

Публиковать беседы с Ширвиндтом - дело неблагодарное. По той простой - как Колумбово яйцо - причине, что никакая бумага ни разу не способна Ширвиндта транслировать, после всякой публикации деширфиндтизация ироничных реплик становится очевидна. Не видеть и не слышать Александр-Анатолича значит не "снимать" его фирменные нотки, не "ловить" милые нюансы, не "считывать" его неподражаемый шарм. Хотя нет, не совсем то слово (хотя шарма там - океан). Скорее - колдовство какое-то красивое. Обаяние актерское. Тоже космических масштабов, но и это не совсем четкая дефиниция в данном случае. В нем есть что-то неописуемое, чарующее, притягивающее, ему одному имманентное. Легкость + ирония. И никакого слова для этого качества шикарного не придумано. Собственно, слово это - ШИРВИНДТ. Дважды за последний год я телебеседовал с величайшим из кино-обаятелей нашей эпохи для проекта "Правда-24" (канал "Москва-24") и ни разу мне не хватило времени для главных вопросов. Последний раз мы говорили с ним о его главной на настоящий момент роли - роли худрука Московского академического театра сатиры. I. Жириновский - лучший из актеров - Александр Анатольевич, я вас приветствую. - Какие маленькие хитрости. - Но у всех должны быть хитрости. - Такое ощущение, что не мы с тобой пили чай почти целый час. Телевизионные игры. - Да, у больших людей большие хитрости. У вас большие хитрости, наверное. Но меня вот такая хитрость интересует. Ширвиндт руководит уже столько лет театром. Как это может быть? Как может быть, что такой человек, который, видно же, добрый человек - может командовать? Вы же не можете уволить, наверное, никого? - К сожалению, да. - Ну, а что это за руководитель, который не может увольнять, интриговать? - Плохой. - Зачем это вам надо? - Если говорить серьезно, то это была такая безвыходная ситуация. Не вчера, правда. Это было, знаешь сколько? Двенадцать с половиной лет назад. - Год 2000. - Просто наш незабвенный Валентин Николаевич Плучек, который руководил театром тысячу лет... Ему тогда было 90... А сейчас, когда мне почти 90... - Вам в будущем году только 80. - Все равно, это неслыханно. Даже не представляешь, как все быстро. Я ничего тебе не говорю, не предостерегаю, но имей в виду. Секунду. В секунду. Время летит. У меня двое правнуков. Это к тому, что, действительно, Плучек был физически плохой. И тут еще началась эта бодяга. - Внуки, кстати, если вы про них упомянули, они ведь не пошли по вашим стопам. - Абсолютно. - Но они хотя бы в театр ходят в ваш в качестве зрителей, а не внуков? - Вынуждены, вынуждены. Все-таки дедушка. И они стоят с обреченным видом на банкете после премьеры. Они же на премьеры ходят. И вынуждены стоять с такими натянутыми улыбками, сделанными: "Это очень мило, мило".

Далее...

Аритмия гласности

Двадцать лет назад престиж журналисткого ремесла был "залитован" становлением репортерского парламентаризма: весной 1990 года пятеро газетчиков и трое знаменитых ведущих программы "Взгляд" (Александр Любимов, Владимир Мукусев, Александр Политковский) стали депутатами Верховного Совета РСФСР. Сергей ЛОМАКИН, формальный руководитель этой культовой программы, тоже был одним из ведущих передачи, но в депутаты не пошел.

Далее...

Редакция: +7 499 259-82-33

Справки по письмам: +7 499 259-61-05

www.mospravda.ru

Факс: +7 499 259-63-60

Электронная почта: newspaper@mospravda.ru

МП
© 2005—2011 «Московская правда»

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru
Новая версия сайта